Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (13/14), 2005
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Смирнов Е. Б.
профессор кафедры экономики строительства Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета,
доктор экономических наук

Ветлугин С. Ю.
заместитель председателя Петербургского социально-коммерческого банка,
кандидат экономических наук


ПРЯМЫЕ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В РЕГИОНЫ КАК ПРЕДМЕТ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГИОНАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Инвестиционная деятельность на региональном уровне является движущей силой социально-экономического развития регионов и государства в целом и находится в сфере пристального внимания региональных и государственных властей.
Среди различного рода инвестиций в регионы особое место принадлежит прямым иностранным инвестициям (ПИИ). Существуют две полярные позиции по вопросу значимости таких инвестиций для социально-экономического развития региона. Первая - прямые иностранные инвестиции должны пользоваться наивысшим приоритетом и всячески поддерживаться региональными властями [например: 1, 4], более того, по объему прямых иностранных инвестиций можно оценивать эффективность деятельности региональных властей. Вторая точка зрения заключается в том, что прямые иностранные инвестиции имеют важное, но не основополагающее значение для региона, являясь частью сбалансированного инвестиционного пакета [например: 2, 3]; наиболее крайняя точка зрения заключается в том, что прямые иностранные инвестиции в долгосрочной перспективе приводят к утрате управляемости промышленностью и инфраструктурой региона.
Обе позиции заслуживают внимания. В условиях переходной экономики прямые иностранные инвестиции имеют важные преимущества перед внутренними. Во-первых, они способствуют повышению инвестиционной привлекательности региона в национальном и международном масштабе и являются катализатором дальнейшего увеличения объемов инвестиций. Во-вторых, прямые иностранные инвестиции крайне благоприятны для пополнения регионального бюджета, и, в-третьих, они несут с собой новые технологии в области производства и управления.
Объем прямых иностранных инвестиций в Россию до сих пор остается беспрецедентно низким. В качестве примера приведем следующие цифры. В 1994-1999 гг. объем прямых иностранных инвестиций в России составил лишь 20 долл. США на душу населения. Для сравнения, в конце 1990-х гг. в Венгрии и в Чехии ПИИ на душу населения в год достиг 220 долл. и 134 долл. США, соответственно [20]. Согласно данным ОЭСР ("Организации экономического сотрудничества и развития") общий объем инвестиций в Россию за 10 лет с 1991 по 2001 г. составил 18,2 млрд долл., в то время как годовой объем инвестиций в КНР в 2001 г. составил 46 млрд долл., а в США - 200 млрд долл. [1]
Прямые иностранные инвестиции особенно важны для экономики в переходный период. Например, в Китае они сыграли роль "топлива" для "китайского экономического чуда". На начальном этапе экономических реформ в Китае крупными исследовательскими центрами США и Европы, а также структурами Всемирного банка были проведены исследования с целью выявления преимуществ прямых иностранных инвестиций для экономик стран и регионов-получателей ПИИ и факторов, повышающих привлекательность регионов для прямых иностранных инвестиций [5]. К основным преимуществам ПИИ были отнесены следующие:
- увеличение внутренних капиталовложений;
- внедрение современных, ранее не применявшихся производственных технологий;
- создание рабочих мест;
- увеличение количества квалифицированных специалистов и квалифицированной рабочей силы;
- внедрение современных управленческих подходов и методов;
- возможность использования производственных и иных показателей, достигнутых зарубежным предприятием, в качестве стандарта для местных предприятий.
Факторами, повышающими привлекательность региона для прямых иностранных инвестиций, признаны следующие:
- наличие всеобъемлющей и прозрачной правовой среды, в которой реализуется инвестиционный процесс и последующая деятельность введенных в строй объектов инвестиций;
- наличие эффективной административной системы, в том числе разумного порядка и понятных процедур получения разрешений и согласований;
- наличие стабильной экономической политики, позволяющей осуществлять долгосрочное инвестирование;
- наличие необходимых элементов инфраструктуры, в том числе: транспортной, телекоммуникационной и инфраструктуры финансовых услуг;
- наличие успешно реализованных ранее зарубежных инвестиционных проектов;
- наличие местных поставщиков, подрядчиков и специалистов.
В число используемых инструментов привлечения прямых иностранных инвестиций в КНР вошли создание свободных экономических зон и технопарков с крайне либеральным режимом внешней торговли, создание общих благоприятных условий хозяйствования, опережающее развитие в выбранных регионах элементов инфраструктуры всех видов (прежде всего рыночной и инвестиционной), а также предоставление налоговых и иных льгот. В результате подавляющая часть прямых иностранных инвестиций в экономику Китая в период с 1978 по 2000 г. пришлась на восточный регион, включающий в себя приморские провинции и провинции, приближенные к административным и экономическим центрам страны. Это нанесло ущерб другим регионам, прежде всего западному, а также внутренним провинциям. В этом заключается основа целенаправленной государственной политики Китая в течение последних 20 лет. За указанный период диспропорции в развитии между восточным регионом и внутренними провинциями Китая достигли таких серьезных масштабов, что, по оценке западных специалистов, начали представлять угрозу "китайскому экономическому чуду", которая может быть уменьшена только путем коррекции государственной региональной политики страны в пользу отстающих регионов. Следует подчеркнуть, что указанная стратегия использования восточного региона в качестве "локомотива" для обеспечения опережающего развития экономики страны в целом разработана и контролируется в Китае на государственном уровне и поддерживается управленческими усилиями властей на уровне регионов.
Ситуация с прямыми иностранными инвестициями в России лишь отдаленно напоминает китайскую. В России также имеет место вопиющая неравномерность в распределении ПИИ между регионами. По статистике в 2001 г. 10 регионов России привлекли 83% всего объема прямых иностранных инвестиций [6]. К этим регионам, в частности, относятся Москва, Санкт-Петербург и прилегающие области, а также Сахалин, ХМАО и ряд других. Но раскрытие инвестиционного потенциала этих регионов не является результатом целенаправленной государственной политики. Здесь сыграли роль исторически сложившееся межрегиональное разделение труда, гипертрофированное значение, придающееся сейчас в мире сырьевым ресурсам, политические и управленческие усилия региональных властей.
Отсутствие целенаправленной общегосударственной инвестиционной и региональной политики и эгоизм региональных элит не позволяют в полной мере использовать потенциал межрегиональных связей и взаимодействий для придания импульса развитию неразвитых и дотационных регионов страны. Опыт же Китая и США показывает, что при эффективном государственном управлении и межрегиональном сотрудничестве смежные регионы могут получить выгоду от прямых инвестиций, поступающих в соседний регион. При размещении производства в одном из регионов инвестор часто планирует использование рабочей силы, привлечение поставщиков, субпоставщиков, субподрядчиков, а также компании, предоставляющие различные услуги, из других, смежных, регионов. Указанный фактор может стать основой для социально-экономического сотрудничества регионов, способствовать созданию межрегиональных промышленных кластеров, а также включению в международный инвестиционный процесс как развитых, так и не очень развитых или стагнирующих регионов страны.
Американскими исследователями, изучавшими взаимоотношения на межрегиональном уровне в США, справедливо отмечается, что в процессе индивидуальной конкуренции регионов только один регион может преуспеть в привлечении потенциального инвестора, и то за счет высоких затрат. В этом случае конкуренция может вообще иметь нулевой или негативный результат с точки зрения государственных интересов, если компания-инвестор за счет стимулирования просто перемещается из одной конкурирующей территории в другую. И, наоборот, во многих случаях межрегиональное сотрудничество в привлечении инвестиций приводит к повышению инвестиционной привлекательности обоих регионов [8].
Успешные прямые иностранные инвестиции влекут за собой новые инвестиции. Важным фактором, способствующим принятию положительных решений о прямом инвестировании в тот или иной регион, является присутствие в регионе других иностранных инвесторов, работающих в той же отрасли или сфере экономики. Такое присутствие может косвенно свидетельствовать о благоприятном инвестиционном климате в данном регионе. Все это отражает международную тенденцию к кластеризации, созданию "силиконовых долин" как в промышленности, так и в финансовой и транспортной отраслях.
По мере выхода регионов из кризиса и перехода к устойчивому социально-экономическому развитию прямые иностранные инвестиции должны дополняться и постепенно заменяться внутренними инвестициями, что, как правило, в большей мере соответствует интересам государства с точки зрения достижения устойчивого социально-экономического развития и обеспечения экономической независимости и безопасности. Интенсивное и контролируемое только "рыночными факторами" развитие ПИИ не всегда имеет только позитивные последствия, как показывает, например, опыт Канады. Вследствие чрезмерного объема прямых иностранных инвестиций значительная доля канадской экономики находится под контролем иностранцев, а ежегодное отчисление процентов и сумм дивидендов по ним забирает значительную долю доходов Канады (в 1995 г. при общем доходе 558 млрд долл. отчисление иностранным инвесторам составило 49 млрд долл.). По оценке ряда исследователей [7, 9], к началу 1970-х гг. более половины промышленного потенциала Канады управлялось американскими транснациональными корпорациями, при этом наметилась тенденция к сокращению экспорта в страну современных технологий. Многие канадцы выразили несогласие с фактическим переходом наиболее развитых отраслей промышленности Канады в собственность и под управление иностранцев. На конец 1995 г. иностранные инвестиции в Канаду составили 672 млрд долл., из них около 50% из США. При этом 40% этих инвестиций были прямыми, предоставляя возможность контроля над деятельностью предприятий. В связи с этим федеральное правительство Канады к концу ХХ в. было вынуждено перейти от политики стимулирования прямых иностранных инвестиций к политике их регулирования. Были приняты новые ограничительные законы, вводившие запрет на владение иностранцами радио- и телевизионными станциями, на ограничение иностранного участия в создании банков, страховых компаний и прочих финансовых предприятий. В 1973 г. федеральное правительство в целях отслеживания инвестиций нерезидентов учредило Агентство по пересмотру иностранных вложений в Канаде.
Весьма распространена точка зрения, в соответствии с которой считается, что абсолютно любые инвестиции идут на пользу региону. На наш взгляд, это полностью справедливо только для короткого периода начальной стадии выхода из состояния стагнации или социально-экономического кризиса. В остальных случаях такой подход может привести к дисбалансам в социально-экономическом развитии, к неразборчивости в применяемых методах конкурентной борьбы, а также способствовать социальной и экономической напряженности в регионе в целом и на субрегиональном уровне.
Развитие регионального инвестиционного процесса можно считать устойчивым и успешным, если регион приобретает определенный инвестиционный профиль, собственное место среди других регионов. Инвестиции различных видов должны ранжироваться в соответствии с их ценностью и значимостью, в зависимости от приоритетов развития данного региона, факторов инвестиционной привлекательности региона с учетом его географических и природных особенностей, места в историческом разделении труда, ресурсов, стратегии развития, направленности векторов межрегиональной конкуренции и кооперации. Это происходит, когда энергия и усилия региональных властей учитывают цели и потребности региона, межрегиональные и общенациональные интересы и поддерживаются эффективной государственной стратегией регионального развития страны.


Литература
1. Рудигер А. Доклад Российско-европейского центра экономической политики (РЕЦЭП) // Обзор российской экономики. 2002, апрель.
2. Гранберг А.Г. Учебник "Основы региональной экономики": о структуре, методологии и содержании // Российский экономический журнал. 2000. N 10; 2001. N 11.
3. Управление региональной экономикой / Гутман Г.В. и др. М., 2001.
4. OECD (2002a), Foreign Direct Investment for Development: Maximizing Benefits, Minimizing Costs, Paris.
5. Jeffrey D. Sachs. Foreign Direct Investment in China: Issues and Problems. Institute for International Development Publication. March 2000.
6. OECD (2002b), Foreign Direct Investment: Sharing Experiences form Brazil, China, Russia and Turkey, Paris.
7.Chapman, K. 1995 Canadian Regionalism and Provincialism: An Evaluation of the Socio-Economic Well-Being of Canada, Geography Department thesis, Wilfrid Laurier University.
8. Angel, D. P. (1995). Interfirm collaboration in technology development. Washington, DC: Economic Development Administration, United States Department of Commerce.
9. F. J. (1995). Achieving sustainability in Cascadia: An emerging model of urban growth management in the Vancouver-Seattle-Portland corridor. Thousand Oaks, CA: Sage.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия