Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (80), 2021
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Медынская И. В.
профессор кафедры мировой экономики и международных экономических отношений
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук

Сперанская Н. Н.
профессор Военной академии связи (г. Санкт-Петербург),
кандидат филологических наук


Проблемы и перспективы развития идентичности в мультикультурном обществе Европы и России
В статье рассматриваются проблемы развития идентичности в мультикультурном обществе Европы и России, начиная с 2021 года, когда возникает острая необходимость разработки качественно иных моделей в этом направлении в связи с возникающими новыми процессами трансформации в мировом пространстве. Авторами представлены итоги достижения стратегических целей, изложенные в документах «Европа 2020» и концепции развития России до 2020 года. Интеграционные процессы, связанные, прежде всего, с большим притокам мигрантов в европейские страны, оказали негативное влияние в достижении тех задач, которые касались социальной и территориальной сплоченности и требуют новых подходов в решении этих вопросов. В статье также представлена концепция «разумного консерватизма», прозвучавшая на пленарном заседании Валдайского дискуссионного клуба, которую можно рассматривать как перспективы сохранения и развития идентичности на современном этапе в России
Ключевые слова: мультикультурализм, идентичность, интеграционные процессы, Европейский Союз, глобализация, процессы трансформации, мигранты, концепции развития, компетентностный подход, инновационно-информационное пространство, международное научно-образовательное сотрудничество, бизнес-структуры
УДК 338.4   Стр: 57 - 60

Глобальные процессы, происходящие в мировом сообществе, неизменно приводят как к взаимовлиянию, так и взаимозависимости во многих сферах общественной жизни, прежде всего, политической, экономической, культурной, в том числе образовательной.
Обеспечение и поддержание развития идентичности в современных условиях становятся важными рычагами эффективного взаимодействия стран Европы и России.
В 2021 году страны Евросоюза и России подводят итоги достижения целей стратегического развития своих государств, обозначенных в документах «Европа 2020» и концепции развития России до 2020 года, а также рассматривают новые подходы к этой проблеме в условиях тех вызовов, которые диктуются современностью (экономический спад вследствие пандемии, климатические аномалии, энергетический кризис, обострение политических взаимоотношений между странами Запада, России, Китая).
Анализируя достижение стратегических целей Евросоюза, рассчитанных на 10 лет, исследователи отмечают в основном рост положительных результатов (это касается, прежде всего, экономически развитых западных стран). Как известно, в документе «Европа 2020» были определены 3 важнейших фактора: развитие экономики, базирующееся на знаниях и инновациях («разумный рост»); создание экономики, основанной на целесообразном использовании ресурсов, требованиях экологии и конкуренции («устойчивый рост»); повышение уровня занятости, достижение социального и территориального сплочения («интегрирующий рост») [См., например, 1].
Именно последний фактор стратегии «Европа 2020» оказался самым уязвимым для его осуществления в странах-членах Евросоюза (а их немало — 27 государств), породившим достаточно серьёзные дискуссии внутри этого объединения. Начиная с 2016–2017 годов появилось немало работ, в которых обозначены причины сложностей интегративных процессов [2, 3, 4]. Это происходит, прежде всего, из-за экономического неравенства европейских государств, входящих в Евросоюз, а также новых вызовов, возникших в Европе (что во многом касается и РФ): региональные конфликты, рост миграционных потоков, терроризм и т.п.
До самого недавнего времени большая часть Западной Европы была областью специфического культурного единообразия. Однако социальные трансформации, которые претерпевают мировые сообщества в связи с миграционными потоками, хлынувшими в благополучные европейские страны, да и, собственно, необходимость решения проблем интеграции стран Восточной Европы в самом Евросоюзе, нередко приводят к деструктивным результатам в едином социальном пространстве. Необходимость управляемости миграцией, безусловно, необходима, но она осложняется, прежде всего, тем, что в Европе не решена главная проблема — демографическая. Так, Ф.Э. Маталаева в своей работе приводит статистические данные о недостаточной рождаемости для воспроизводства населения в Германии, Англии, Франции, Греции, Италии [4]. В этих странах уменьшается доля работоспособного населения, а эта ситуация усугубляется и вследствие увеличения доли пожилых людей. Все это дополняется в Евросоюзе разрушением института семьи из-за большого количества разводов, увеличивающегося количества наркоманов, ЛГБТ сообществ. Именно демографические проблемы, в первую очередь, вынуждают западные страны принимать мигрантов, а не декларируемые ими гуманитарные причины.
Так называемые «беженцы» из стран Африки, Ближнего Востока (в основном мусульмане) направляются в Европу — Германию, Францию, Бельгию — не столько для того, чтобы спастись от различных угроз в своих странах (например, обострения политической обстановки), но, прежде всего, с целью гарантированного получения социальных благ в государствах с высоким уровнем жизни. Приток инокультурных беженцев (легальных и нелегальных), как правило, не испытывающих желания разделять культурные ценности коренного населения принимающих европейских государств, вызывает недовольство европейцев проводимой в этом направлении политикой властей, обострение межнациональной розни, конфликтов между «своими» и «чужими», ксенофобии, ненависти к представителям другой культуры.
Какую стратегию необходимо разработать в современных условиях для успешного взаимодействия различных культур в едином социальном пространстве? Поликультурализм в настоящее время получил наиболее широкое распространение в качестве концепции, предполагающей усиление более тесных межнациональных связей в глобальном мире. Ключевой аспект этой концепции можно сформулировать в самом общем виде как стремление всех национальных групп, этносов, проживающих совместно, к взаимодействию во имя достижения общих целей — процветанию государств, в котором они живут.
А.В. Веретевская в своем исследовании проблем поликультурного пространства в мировых сообществах обращает внимание на то, что существует 3 основных подхода в решении поликультурности: ассимиляция, сегрегация и мультикультурализм [2]. Ассимиляция предполагает полное уподобление «менее развитого меньшинства» большинству, а значит и принятие всех ценностей, общественных норм, использование языка принимающей страны этим «меньшинством», то есть иммигрантами. Сегрегация как полная противоположность ассимиляции основывается на понимании того, что каждый прибывший в чужую страну, должен четко осознавать принадлежность своей национальной культуре, оберегать ее и не растворяться в чуждой среде. Мультикультурализм, по словам американского мыслителя Ричарда Бернстайна, все еще «определенно — понятие неопределенное» [5].
Тем не менее, принятие мультикультурной интеграционной модели государством совершенно очевидно означает, что оно открыто для иноэтничных мигрантов и несет ответственность за создание условий для их интеграции. Таким образом, этот подход декларирует многообразие этнокультур, включение национальных меньшинств в западное сообщество и, следовательно, поддержку национальной культурной идентичности. Девизом мильтикультурализма, как более мягкой альтернативы ассимиляции, отмечает М.А. Егорова, является «единство в многообразии» [3].
В современных условиях развития идентичности интерес к проблеме мультикультурализма связан с тем, что культурные различия в обществе не только не исчезают или сглаживаются, а, напротив, проявляют явные тенденции к нарастанию. Данный факт подтверждается динамикой развития такого феномена, как новой волны иммиграции в конце ХХ века. Это, прежде всего, связано с европейской иммиграцией в Австралию и Канаду, а также с культурной политикой идентичности, в которой центральную роль играют Соединенные Штаты Америки.
Интеграционный процесс в рамках ЕС сегодня вызывает множество вопросов, которые связаны с политикой ведущих стран еврозоны. Несогласованность по политическим и экономическим взглядам, а также по проблеме нелегальной миграции из стран Ближнего Востока может, в конечном счете, привести к геополитической нестабильности и разрыву международных отношений, как это произошло с выходом Великобритании из Европейского Союза.
На сегодняшний день в ЕС отсутствует согласованность по поводу принятия и распределения беженцев. Например, такие страны ЕС как Польша и Венгрия регулярно выступают против всех соглашений и инициатив, направленных на распределение нелегальных миграционных потоков в европейские страны. В итоге ответственность за нелегальных мигрантов из неблагополучных государств несет первая страна ЕС, куда они прибывают.
По данным агентства ЕС численность нелегальных мигрантов в страны Европейского Союза с начала 2021 года составила более 82 тысяч человек. В основном это граждане Сирии, Афганистана и Марокко. В связи с кризисом беженцев возрастает проблема адаптации мигрантов из мусульманских стран в принимающем европейском обществе. На изменение менталитета в условиях интеграции также влияет инклюзивность, которая обуславливает восприятие людей друг к другу и отношение к непонятным явлениям.
Интеграция — одновременная идентификация со своей и чужой культурой. Согласно последним данным, из 27 стран Евросоюза только 32% готовы принять наднациональную идентичность, остальные же страны национальную идентичность считают приоритетной.
Мультикультурализм тесно связан с понятиями идентичность и самоидентичность. При потере родины и необходимости интегрироваться в иную среду человеку приходится усваивать чуждые ему традиции, ценности, изучать неродной язык, а значит, он теряет в определенном смысле связь со своей национальной культурой и, как следствие этого, утрачивает и свою идентичность. Нередко это порождает болезненные противоречия с самоидентификацией индивидуума, то есть с осознанием им своего места в новом социуме. Это указывает на важность решения проблем интеграции не только на уровне этнокультур в целом, но также и на уровне отдельного человека как носителя определенных традиций, ценностей своей страны. Если не решить эту весьма сложную задачу, то «признания» и «уважения» чужих нравов на поверку окажутся практически невозможными для ее достижения.
Недостатком мультикультурализма, как концепции, является и то, что в странах, где идеи этого подхода прочно заняли свою нишу в социальной и политической сферах жизни, видны разногласия в трактовках их роли и значения. Конкретным примером этого может служить ситуация, сложившаяся в Германии и Франции, превратившихся за последние десятилетия в мультикультурные общества.
Европейские страны вынужденно превращаются в «иммигрантские государства», и варианты политики мультикультурализма для них при всей неоднозначности ее следствий являются практически неизбежными. Тем не менее, современная публичная политика западноевропейских государств, ориентированная на поддержку этнокультурной значимости, привела к абсолютизации этнических, культурных и конфессиональных составляющих идентичности, которые выстраивались, прежде всего, на их различии.
При этом важнейшим аргументом против миграционных потоков в странах Европы становится экономический. Во-первых, иностранцы отбирают рабочие места. А это нередко порождает непреодолимые разногласия с местным населением. Необходимо при этом заметить, что некоторые мигранты предпочитают не работать, так как их вполне устраивают пособия по безработице. Во-вторых, они криминальны: в их среде процветает высокая преступность. В странах Евросоюза возникают всплески антиисламских настроений (в том числе и вследствие высокой деторождаемости в мусульманских семьях), принимающие порой довольно жесткие формы — погромы.
А.В. Веретевская, анализируя европейскую практику интеграции этнокультурных меньшинств в своей монографии, считает, что мультикультурализма как такового не случилось. [2]. Макс Ekhin [6] в своей работе, раскрывая проблемы идентичности в мультикультурном мире, справедливо, на наш взгляд, отмечает кризис европейских представлений о мироустройстве, в котором превалирует европоцентричная модель. В современном мире происходит усиление национального самосознания на фоне утраты странами Запада влияния своих моделей развития в качестве эталонных в поликультурном пространстве.
В России, по мнению отечественного этнополитолога В.А. Мамонова, мультикультурализм очень напоминает австралийский, где разделение на этнокультурные группы прослеживается достаточно четко, и важное значение при этом отводится межэтническим отношениям в рамках конкретного государства, а не противостоянию общей идентичности с идентичностями меньшинств, как это происходит в США [7].
Для России мультикультурализм возможен, т.к. историческое развитие России способствовало созданию определенных предпосылок для заимствования некоторых идей мультикультурализма.
Российское государство, в этом случае представляющее культуру большинства, с одной стороны, и культурные меньшинства — с другой, принимает на себя определенные обязательства и достигает определённого консенсуса этнокультур.
Проблема мультикультурализма связана с построением гражданского общества в России, за что несет ответственность не только государство, но и многие общественные организации, оказывающие прямое влияние на общество в целом.
На протяжении двух десятилетий ЕС и Россия представляют собой отношения двух крупных геополитических игроков. Консолидация в политической и экономической сферах между РФ и странами Европейского Союза прогрессировала в период с 1990-х по 2014 гг. Однако из-за разразившегося в 2014 году Крымского кризиса отношения между Россией и Европой резко ухудшились.
Глобальный финансовый кризис 2008–2009 годов, а также санкции, введенные против России после присоединения Крыма, привели к необходимости откорректировать цели, сформулированные и в концепции развития России. В силу перечисленных причин рост ВВП, сокращение бедности в государстве, увеличение человеческого капитала, постоянно развивающиеся новые процессы в экономике и политике (и потому трудно прогнозируемые) оказываются на практике не всегда реализуемыми [8].
В России, наряду с Европой, также наблюдается демографический спад. Это является одной из причин привлечения дешевой рабочей силы из стран бывшего СССР, прежде всего, из Средней Азии. Россия входит в пятерку государств, выплачивающих достаточно приемлемую заработную плату прибывающим трудовым мигрантам. Я.В. Коломникова и Н.В. Моргунова [9] приводят статистические данные по миграционным потокам в РФ. Оказывается, в Россию только в 2017 году въехали 6 миллионов человек для получения постоянного места жительства. В Россию, как и в страны Европы, проникают нелегалы, поведение которых становится нередко причиной многих уголовных преступлений. Кроме того, отмечен рост безработицы среди русского коренного населения, так как работодателям выгоднее нанимать более дешевую рабочую силу из числа мигрантов. Нежелание выходцев из Средней Азии изучать русский язык, интересоваться политической, культурной жизнью страны пребывания — все это так же, как в государствах Евросоюза, порождает националистические настроения среди русских.
Современный этап трансформации социальных и культурных форм идендичности в России основывается на процессах интернационализации и глобализации. Поэтому не менее остро стоит вопрос о выборе модели адаптации народов и государств в новых глобальных условиях.
Если расcматривать в связи со сложившейся ситуацией проблемы, то можно выделить эпидемиологический кризис во всех странах мира и последовавшие за ним карантинные ограничения. Закрытие границ и прекращение авиасообщения изменили планы по трудовой миграции и по обучению за рубежом потенциальных студентов.
Одной из главных проблем международных отношений в настоящее время в странах европейского региона является напряженность, вызванная торговым конфликтом между ЕС и Россией (рис. 1).
Рис. 1. Проблемы международных отношений в странах европейского региона
В частности, после Крымского кризиса 2014 года в отношении России одновременно были введены санкции со стороны Европы и США. Это не только означало, что предыдущие попытки России интегрироваться в Европу были разрушены, но и поставили экономику России под колоссальное давление.
Начавшаяся в конце 2019 года пандемия новой коронавирусной инфекции сильно ударила по рынку международного образования. Так, по данным различных исследований, введение карантинных ограничений и закрытие границ в большинстве стран мира оказало отрицательное влияние на решение обучаться за рубежом у значительной доли абитуриентов.
После 2020 г. невозможность использовать традиционные каналы привлечения иностранных абитуриентов заставляет университеты, а также экспертов, как в странах ЕС, так и в России полностью пересмотреть стратегию и практику использования частных компаний для набора иностранных студентов.
Некоторые европейские вузы выделили дополнительное финансирование для обеспечения техническим оборудованием тех студентов, которые в силу затруднительного социального положения не имели персональных компьютеров, доступа к интернету и до эпидемии коронавируса пользовались университетским оборудованием. Поэтому выход из ситуации — в развитии «домашней» интернационализации (“internationalization at home”), а также дистанционных технологий.
Создание и укрепление университетских альянсов России и стран ЕС — укрупнение университетских единиц, усиление веса и значения отдельных вузов в составе более крупных объединений будет оптимальным решением в сложившихся условиях пандемии.
Развитие науки и технологий требуют высокого уровня знаний и навыков, зарубежного опыта, которые невозможны без международных отношений между университетами, научными организациями и исследовательскими лабораториями.
Интернационализация научных достижений — это процесс, который начинается с социокультурной адаптации и завершается социо-научной адаптацией полученных результатов исследовательской деятельности.
Изначально исследователь, участвующий в академической мобильности, погружается в другой мир с другими традициями и культурой. На этом этапе происходит его социокультурная адаптация. Научные исследования проводятся с привнесением культурных элементов направляющей и принимающей страны. На выходе результаты научных исследований получают транснациональный характер, становятся социально применимыми в обоих обществах и достоянием этих обществ.
С помощью мультикультурализма не удастся разрешить все национальные проблемы, однако включение некоторых положений этой теории, например, в сферу миграционной политики или же в систему образования способствовало бы выработке более приемлемой с точки зрения демократии и реформ внутренней политики России [10].
Процесс трансформации социальных и культурных форм идентичностей в условиях глобализации приносит синергетический эффект для создания продукта технического прогресса. На государственном уровне должны разрабатываться основные принципы осуществления международной деятельности для вузов и компаний, в числе которых: прозрачность, соблюдение национальных законодательств, широкое информирование иностранных абитуриентов и недопустимость их введения в заблуждение относительно зачисления, обучения и проживания в стране обучения.
Формирование будущего международного научно-образовательного сотрудничества стран ЕС и России определяет главный стратегический интерес, который, во-первых, заключается в создании более стабильного и процветающего европейского экономического пространства, свободно реализовывающего экономические интересы и интересы безопасности с различными партнерами на своих собственных условиях. Во-вторых, взаимодействие с мировым рынком образовательных услуг, что также является открытым и привлекательным для международных инвестиций в науку и образование. В-третьих, международное сотрудничество способствует развитию инновационно-информационного пространства стран ЕС и России (рис.2).
Рис. 2. Ключевые тенденции, формирующие будущее международного инновационного сотрудничества стран ЕС и России
Особую роль в формировании, а, следовательно, и трансформациях в сознании людей играют средства массовой информации, осуществляющие доступную и быструю связь с внешним миром. Таким образом, инновационные технологии являются фактором формирования ключевых компетенций в процессе модернизации международного рынка образовательных услуг. Поэтому необходимо особо отметить компетентностный подход в инновационном процессе трансформации научно-образовательной системы в связи с растущей интеграцией российской образовательной системы в международное научно-образовательное и бизнес-пространство. Следовательно, сегменты «ключевой компетентности» в международной научно-образовательной сфере и конкретно в университетском секторе определяют набор их ключевых инновационных международных программ и проектов.
Для того, чтобы гарантировать развитие и укрепление международного научно-образовательного сотрудничества университетов в рамках интеграции науки, образования и бизнеса, необходимо согласовать на уровне России и ЕС принципы и стандарты интеграции и взаимодействия электронных научно-образовательных систем с учетом международной практики. В свою очередь, они должны содержать политику безопасности и защиты персональных данных.
Необходимо привлекать бизнес-структуры, а также частный сектор к созданию и совместной реализации инновационных научно-образовательных услуг. Поэтому следует разработать инструменты интегрирования для эффективного функционирования в проблемных сферах, диверсификации и получения синергизма.
Данные предложения имеют важное практическое значение, во-первых, потому, что они задействуют все имеющиеся ресурсы для создания научно-образовательного и бизнес-пространства России и ЕС. Во-вторых, предоставляют возможность проанализировать потенциальные сценарии развития объединенного рынка образовательных услуг. В-третьих, позволяют выделить из них перспективные варианты и определить рычаги воздействия на них.
Объективные процессы глобализации, оказывающие огромное влияние на отдельную личность и мировое сообщество, требуют теоретического и практического осмысления роли социальных и культурных форм идентичности.
Таким образом, проблемы мультикультурализма, перспективы развития идентичности в мультикультурном обществе остаются актуальными на современном этапе и для России. 21 октября 2021 года в своей речи на пленарной сессии XVIII Международного заседания дискуссионного клуба «Валдай» на тему «Глобальная встряска ХХI: человек, ценности, государство» президент РФ В.В. Путин [11] во многом сформулировал перспективы развития идентичности в России, которые многие называют «концепцией консервативного оптимизма». Опровергая мнение западных аналитиков о том, что национальные границы государств являются якобы анахронизмом, в этой концепции справедливо утверждается, что только суверенные государства обладают способностью отвечать на вызовы и запросы граждан, и навязывание западным миром, так называемых, универсальных ценностей неправомерно. Есть только одна для всех понятная ценность — это человеческая жизнь.
Опираясь на духовные ценности своей страны, исторические традиции во взглядах на семью, воспитание детей, в отношении к экстремизму во всех его проявлениях, многонациональную культуру страны, только так и возможно дальнейшее развитие идентичности и самоидентичности людей в мультикультурном сообществе РФ.


Список использованных источников:
1. Алексей Синявский. Европа — 2020: итоги десятилетия и новые перспективы. URL: https://zakon.ru/blog/2020/01/07/evropa_2020_itogi_desyatiletiya_i_novye_perspektivy (дата обращения: 21.10.2021).
2. Веретевская А.В. Мультикультурализм, которого не было: анализ европейских практик политической интеграции этнокультурных меньшинств: монография / Моск. гос. ин-т междунар. отношений (ун-т) М-ва иностр. дел Рос. Федерации, каф. сравнительной политологии. — Москва: МГИМО — Университет, 2018. — 182 с.
3. Егорова М.А. Человек в мультикультурном обществе: проблема самоидентификации // Политика и общество. — 2016. — №4(136). — С. 542–554.
4. Маталаева Ф.Э. Структурные предпосылки и последствия европейской миграции // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: История и политические науки. 2017.№5. С. 258–268. DOI: 10.18384/2310 -676X-2017-5-258-268.
5. Bernstein R. Dictatorship of Virtue. Multiculturalism and The Battle for America is Future. NY, 1994, P.4.
6. Макс Ekhin. Проблема идентичности в мультикультурном мире // Культурные трансформации в информационном обществе: Сб.науч.статей. — М.: Изд-во Мос.ГУ, 2006. — С. 237–244.
7. Мамонов В.А. Мультикультурализм: разнообразие и множество // Журнальный клуб Интелрос. Credo New №2 2007. URL: http://www.intelros.ru. (дата обращения: 10.10.2021).
8. Гальчева А. Концепция развития до 2020 ода оказалась невыполнимой. Почему разошлись траектории национальных целей 2008 г. и фактического развития страны. РБК. 02.11.19. URL: https://www.rbc.ru/economics/02/11/2019/5db946fb9a7942bcod5b68 (дата обращения: 07.10.2021).
9. Коломникова Я.В., Моргунова Н.В. Трудовая миграция: Основные проблемы и пути решения // Вестник КТУ. — 2018. — № 2. — С. 338–339.
10. Медынская И.В., Сперанская Н.Н. Трансформация социальных и культурных форм идентичностей в условиях глобализации: сб. научных статей / Сост. и ред. Е.В. Викторова. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2021.
11. Речь В.В. Путина на Пленарном заседании в дискуссионном Валдайском клубе (parvo.gov.ru) URL: https://tass.ru/politika/12727931 (дата обращения: 22.10.2021).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия