Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (83), 2022
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
(Из материалов Третьего Казанского международного конгресса евразийской интеграции — 2022)
Медынская И. В.
профессор кафедры мировой экономики и международных экономических отношений
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук


Современная концепция цифровой трансформации экономического развития стран ЕАЭС и Китая
В статье рассматриваются направления развития экономик ЕАЭС и Китая в условиях цифровизации. Анализируются особенности отраслевой структуры экономики Китая и основные направления ее трансформации. Конкретизированы основные проблемы внедрения цифровых технологий в экономику Китая и развития внешнеэкономического сотрудничества стран ЕАЭС и КНР. Выделены, непосредственно вытекающие из характера структурных преобразований стран ЕАЭС актуальные проекты одного из направлений Стратегии для создания фундаментальных основ цифровых инфраструктур и экосистем. Определены перспективные направления развития взаимного экспорта, создание совместных производств, дальнейшая реализация намеченных проектов в сфере торговли в условиях цифровой трансформации
Ключевые слова: цифровая трансформация, ЕАЭС, экономика КНР, цифровизация, внешнеторговые связи, интеграция, санкционное давление, международное сотрудничество, внешнеэкономическая кооперация
УДК 338.4   Стр: 36 - 39

Страны ЕАЭС сегодня сталкиваются c изменениями в структуре экономики, которые вызваны усилением роли информационно-коммуникационных технологий для обеспечения устойчивого экономического роста. В условиях цифровой трансформации важное значение приобретает международное сотрудничество в контексте проектов развития Большой Евразии.
Выявление потенциала регионов государств ЕАЭС и Китая в реализации нового формата евразийской интеграции позволит осуществить трансформацию стратегических ориентиров в новых реалиях. Одним из новых направлений для стран ЕАЭС является цифровизация различных отраслей национальных хозяйств.
На достижение ключевых задач, сформулированных в цифровой повестке ЕАЭС, направлена инициатива цифровой трансформации региона, которая подразумевает обеспечение конкурентоспособности отраслей экономики и финансовых рынков Союза (рис.1) [1]:
Рис. 1. Компоненты формирования и развития цифрового пространства региона
В условиях меняющихся трендов цифровая трансформация отраслей экономики реализовывается: (рис. 2) [2].
Настоящим катализатором, влияющим на поведение потребителей и предприятий, государственную политику и капитализацию является интеграция информационных и операционных технологий. Основополагающие технологии способствуют росту отраслей экономики путем оптимизации существующих бизнес-моделей и создания новых предложений, услуг и продуктов.
Интегрированная система предназначена для обеспечения межгосударственного обмена данными и электронными документами в рамках Евразийского экономического союза, создания общих для государств-членов информационных ресурсов, реализации общих процессов, а также обеспечения деятельности органов Союза.
Рис. 2. Цифровая трансформация отраслей экономики в условиях меняющихся трендов
Странам ЕАЭС цифровизация открывает дополнительные возможности, создавая новые рынки и отрасли, позволяет решить многие социальные проблемы. Важно также отметить, что развивающиеся государства Союза получают дополнительные возможности использования ресурсов, имеющиеся у других членов этого Союза и, тем самым, обеспечивают инновационное и экономическое развитие в условиях цифровой трансформации.
В рамках утвержденной Стратегии развития евразийской экономической интеграции до 2025 года, одно из направлений предусматривает создание фундаментальных основ цифровых инфраструктур и экосистем (рис. 3) [3].
Тем не менее, процессы цифровой трансформации не являются самоцелью ЕАЭС, т.к. они должны содействовать оптимизации достижения глобальных целей Союза (рис. 4):
Цифровая повестка ЕАЭС — это уникальный процесс, т.к. она базируется на общих целях и задачах, сформулированных политическим руководством Союза и направлена на поощрение инициативы науки, бизнеса и граждан.
Поскольку производительность услуг в странах ЕАЭС намного ниже, чем производительность в промышленности, то определенный сдвиг неизбежно окажет понижательное давление на потенциальный рост ВВП. Следовательно, цифровизация может смягчить это замедление за счет повышения производительности в конкретных секторах, в частности, если удастся сохранить нынешние высокие темпы цифровизации, но вряд ли удастся обратить вспять тенденцию к снижению.
Рис. 3. Некоторые актуальные проекты одного из направлений Стратегии для создания фундаментальных основ цифровых инфраструктур и экосистем
Рис. 4. Основные глобальные цели ЕАЭС
Цифровая трансформация будет способствовать формированию цифровой экосистемы в различных областях и развитию цифровой экономики в странах Евразийского экономического союза. С широким распространением цифровых технологий промышленная оцифровка будет способствовать дальнейшему созданию мощной торговой силы этих стран, привлечению глобальных ресурсов и станет новым преимуществом для международного сотрудничества и конкуренции.
Для выявления факторов, определяющих тренды в отраслях экономики государств ЕАЭС необходимо учитывать статус стран-участниц Союза как субъектов международной деятельности. Например, в настоящее время российские тренды отражают неблагоприятные процессы в технологической и социальной сферах.
Основным источником капитализации в цифровой экономике являются цифровые платформы и цифровые ресурсы. Сотрудничество государств-членов ЕАЭС по развитию индустрии данных позволит не только нормализовать использование данных (от персональных до промышленных), но и создать условия для возникновения новых сегментов цифровой экономики, новых практик оборота полезных данных, с учетом требований национального законодательства в данных сферах.
Процессы, происходящие в рамках взаимодействия Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и КНР являются очевидными. Это, прежде всего, совместные цифровые проекты, которые могут существенно увеличить товарооборот.
Китай — ключевой торговый партнер для стран ЕАЭС. В 2020 г. доля Китая во взаимной торговле достигла $79 млрд (в январе-августе), или 20%. Небольшое снижение объемов торговли ЕАЭС и Китая (на 6,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) произошло из-за пандемии [4].
Сотрудничество между Евразийским экономическим союзом и Китайской Народной Республикой может создать новые возможности для реализации огромных и важных транснациональных проектов через евразийскую реинтеграцию и ее сопряжение с инициативой «Один пояс, один путь». Перспективны также направления сотрудничества в умных технологиях, цифровых технологиях, упрощениях регуляторики взаимной торговли, цифровизации, дистанционной технологии предоставления услуг и развитии инфраструктуры.
Предметный диалог о развитии цифровизации между государствами — членами ЕАЭС, а также между самим ЕАЭС и КНР идет с разной степенью интенсивности как минимум с середины 2010-х гг. Ключевым вопросом в данном отношении является сопряжение собственных цифровых инициатив ЕАЭС и Инициативы пояса и пути (ИПП), включая «Цифровой Шелковый путь» как ее органическую составляющую.
Узкое определение (основанное на структуре ОЭСР) оценивает размер цифровой экономики Китая на уровне 6% ВВП по сравнению с 8–10% в Южной Корее и Японии, где ИТ-сектор более развит и доминирует в экономике [5].
Драйвером, способствовавшим беспрецедентным темпам роста ВВП, являлся инновационный прорыв в отраслевой структуре китайской экономики (табл. 1).

Таблица 1
Прогнозы динамики ВВП Китая на 2021–2024 гг., % [6]
Организации 2021202220232024
Fitch Ratings8.15.25.35,5
МВФ85.6н/дн/д
Bank of America85.35.86,1
Всемирный банк85.15.35,5
ОЭСР8.15.1н/дн/д

В январе-мае 2022 года добавленная стоимость продукции ведущих предприятий в секторе электронной информации страны выросла на 9,9% в годовом исчислении. В Китае ведущими считаются предприятия, годовые операционные доходы каждого из которых составляют не менее 20 млн юаней /около 3 млн долл. США). Таким образом, операционные доходы вышеупомянутых предприятий за первые пять месяцев текущего года составили 5,66 трлн юаней, увеличившись на 7,4% в годовом исчислении. При этом их совокупная прибыль составила 257,8 млрд юаней с приростом на 0,2% в годовом исчислении [6].
В последние годы цифровая экономика Китая быстро развивалась. В то время как средняя степень цифровизации экономики остается ниже, чем в странах с развитой экономикой. Уровень цифровизации уже высок в определенных регионах и секторах, в частности в сфере электронной коммерции, финтеха, а также в прибрежных регионах.
На долю Китая приходится более 40% всех транзакций в мире, а уровень внедрения электронной торговли (в процентах от общего объема розничных продаж) достигает 15%, тогда как в США этот показатель достигает 10%. Мощность процессинга крупного оператора мобильных платежей Китая — в 3 раза выше, чем у американских партнеров [6]. Интернет дает возможность доступа огромному числу пользователей к информации и к базам разных источников. Китай стал мировым лидером в основных ключевых цифровых сферах.
Несмотря на повышение эффективности, обусловленное цифровизацией, потенциальный рост Китая замедлится по мере взросления экономики. В связи с этим, основными проблемами можно назвать следующие (рис. 5).
Рис. 5. Некоторые проблемы внедрения цифровых технологий в экономику Китая
Во-первых, цифровизация с большой вероятностью приведет к дальнейшему сокращению рабочих мест в промышленном секторе экономики. Во-вторых, цифровизация приведет к большей поляризации рынка труда. В-третьих, масштабное внедрение искусственного интеллекта может усилить риски снижения уровня занятости.
С широким распространением цифровых технологий и активным развитием цифровой экономики в Китае будет сформирована цифровая экосистема в различных областях. Цифровые технологии изменят структуру внутреннего рынка и обеспечат «диверсификацию» источников сравнительных преимуществ.
В ближайшей перспективе Китай продолжит стремительную цифровизацию. Имея большую базу пользователей Интернета, а также хорошо налаженную онлайн-экосистему, цифровизация, ориентированная на потребителей, будет продолжаться. Совершенствование цифровой инфраструктуры позволит Китаю использовать широкий спектр цифровых технологий для привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) и расширения экономических партнерских отношений. При условии продолжения высокоскоростной цифровизации размер цифровой экономики в Китае, вероятно, достигнет почти 50% ВВП к 2025 году, аналогично сегодняшнему уровню в Японии [6].
Сегодня Китай характеризуется развитостью информаци-онно-коммуникационной инфраструктуры. Интернет дал возможность объединения абонентов вне зависимости от их местоположения и передачу информации совершенно разного рода. Экономика Китая базируется на универсальном сервисе, постоянно обновляющемся пуле услуг, которые создаются для обеспечения вновь формирующихся потребностей.
На рубеже XX–XXI вв. Китай представлял собой динамично развивающуюся страну. Китай активно принимает участие в мировом информационном пространстве. Сегодня можно наблюдать в Китае информационную революцию, но одновременно с этим — посещение интернета в Китае до сих пор жестко контролируется государством, как и содержание веб-сайтов. Конечно, выход Китая в мировое ИТ-пространство невозможен без государственного контроля.
Страны ЕАЭС и Китай становятся все более важными глобальными цифровыми экономиками и пытаются проводить развитие цифровой экономики в новых и более передовых областях.
Подобное cотрудничество было бы логично, так как по финансовым и технологическим соображениям большая часть стран ЕАЭС предполагает использовать китайские технологии 5G как одну из базовых технологичеcких платформ, а процессы цифровизации таможенно-логистических процессов реализуются обеими сторонами.
Несмотря на положительные тенденции развития внешнеэкономического сотрудничества стран ЕАЭС и КНР, существует на сегодняшний день ряд проблем (рис. 6).
Во-первых, некоторые сложности инновационного сотрудничества между РФ и КНР связаны с ограниченной социальной сетью Китая. В условиях цифровизации обмен научно-технологическими достижениями крайне затруднен.
Рис. 6. Некоторые проблемы развития внешнеэкономического сотрудничества стран ЕАЭС и КНР
Во-вторых, возрастающее санкционное давление на Россию усугубляет ситуацию не только на евразийском, но и на мировом рынке товаров и услуг. Однако, Китай, в этих условиях является ее важнейшим партнером (в том числе в сфере приобретения отдельных видов высокотехнологичной продукции, транзита, в перспективе — инвестиций и т.д.). Россия, в свою очередь, является важнейшим источником для Китая как энергоресурсов, так и уникальных технологий, которые страна по тем или иным причинам не способна разработать самостоятельно.
В-третьих, обострение американо-китайского противостояния, где цифровая повестка и один из ее основных блоков — связь стандарта 5G — оказывается одним из ключевых элементов конфликта и взаимных «геотехнологических» операций США и Китая в отношении третьих стран и рынков. В этой ситуации большая часть стран ЕАЭС (кроме РФ, которая сама находится в остром конфликте с США) оказываются заложниками новых международных реалий. Экономические и частично социальные проблемы стран евразийского региона диктуют необходимость более тесного диалога с КНР, что предполагает и постепенное вхождение в сферу ее «цифрового влияния».
В-четвертых, период высоких цен на минеральные ресурсы и относительной геополитической нестабильности в квазирегионе. ЕАЭС оказался для большинства стран «неудобным партнером». Тем не менее, цифровизация экономики развивается, и в отдельных случаях приносит действительно хорошие результаты, но она явно не соответствует тому уровню, когда сопряжение цифровых повесток и проектов с КНР станет по-настоящему взаимовыгодным. Таким образом, большей части стран ЕАЭС едва ли удастся осуществить истинную цифровую кооперацию с КНР и выйти за пределы импорта определенных цифровых товаров и уcлуг, и некоторых, далеко не самых передовых решений, развития отдельных проектов в сфере телекоммуникаций или цифровизации отдельных процессов в сфере общих интересов.
Исходя из всего вышесказанного, страны ЕАЭС не торопятся открывать свои рынки для Китая, что сдерживает экономическую экспансию КНР в регионе, т.к. в странах ЕАЭС пока не созрели условия для такой открытости.
В-пятых, с одной стороны, ситуация, связанная с пандемией, вызвала шок платежеспособного спроса, представляющий собой один из ключевых факторов снижения промышленного производства. Но, с другой стороны, наоборот, подталкивает к возможности развития внутренней инфраструктуры регионов, налаживания требуемого производства без иностранных посредников, тем самым удешевляя производство и делая его более конкурентоспособным.
Следовательно, немаловажную роль в развитии внешнеторговых отношений между ЕАЭС и Китаем играет цифровизация. Сегодня внедрение цифровых технологий в различные отрасли экономик позволит выйти на лидирующие позиции в основных ключевых цифровых сферах.
На основе центральной идеи китайской концепции «Цифрового Шелкового пути» и сущности Цифровой повестки ЕАЭС выявлены три основных перспективных направления развития сотрудничества Китая и ЕАЭС (рис. 7):
Рис. 7. Основные перспективные направления развития сотрудничества Китая и ЕАЭС
Перспективной повесткой работы ЕЭК по реализации Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 г. определено в качестве одного из ключевых мероприятий — «Создание механизма реализации совместных инфраструктурных проектов, инвестиционных и научно-технологических консорциумов» (пп. 6.4.7 Стратегии) [7].
Необходимо проанализировать возможные сценарии развития внешнеэкономической деятельности и оценить целесообразность создания евразийской юрисдикции для совместных проектов и консорциумов, разработать прозрачные и однозначно трактуемые механизмы урегулирования споров между инвесторами-участниками.
Для укрепления торговых отношений между Китаем и странами ЕАЭС необходимо сокращение барьеров между странами, поощрение взаимного экспорта, создание совместных производств, дальнейшая реализация намеченных проектов в сфере торговли. Правительства стран ЕАЭС и Китая должны играть жизненно важную роль в максимизации преимуществ цифровизации.


Статья поступила в редакцию 30.07.2022.

Список использованных источников:
1. Еременко М.Ю. Цифровизация как драйвер экономической интеграции стран Евразийского экономического союза // Вестник университета. — 2021. — № 3. — С. 32–37.
2. Хайлин Ю. Исследование инновационного сотрудничества цифровой экономики России и Китая // Креативная экономика. — 2020. — Том 14. — №7. — С.51–54
3. Главы государств ЕАЭС утвердили Стратегические направления развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. URL http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/11–12–2020–02.aspx/ (дата обращения: 01.06.2022).
4. China Development Forum (2021) The Future of Artificial Intelligence in China. March. — 384 p.
5. World Annual Report, NY, 2022. — 562 p.
6. Государственное статистическое управление КНР. URL http://russian.people.com.cn/n3/2022/0702/c31518–10118252.html/ (дата обращения: 11.05.2022).
7. Стратегические направления развития евразийской экономической интеграции до 2025 года/ URL https://eec.eaeunion.org/comission/department/dep_razv_integr/strategicheskie-napravleniya-razvitiya.php/ (дата обращения: 07.06.2022).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2022
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия