Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (84), 2022
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Чичилимов С. В.
аспирант института экономики Уральского отделения Российской академии наук (г. Екатеринбург)

Фискальный скрытый протекционизм в современной внешнеторговой практике ведущих стран мирового хозяйства
В современной мировой экономике развитый фискальный институт является фундаментом для экономического роста государства. В связи с новой волной развития хозяйственного противостояния в мировой экономике появляется необходимость систематизации новых форм скрытого протекционизма. В работе рассмотрены функции фискальной системы, как части системы скрытого протекционизма. Исследованы и доказаны уникальные случаи современных фискальных практик, превратившихся в инструмент защиты национальных экономических интересов.
Ключевые слова: мировая экономика, государственное регулирование экономики, косвенные налоги в мировой экономике, протекционизм, внешнеторговая практика
УДК 339.9.01; ББК 65.5   Стр: 75 - 77

Ученые экономисты выделяют несколько функций налоговой системы. Главными из них принято считать: фискальную; регулирующую; социальную; контрольную. Также, к началу XXI в., зародилось представление о стимулирующей функции налогов. Рассмотрим функции фискальной системы подробнее.
Основная задача, которую выполняет фискальная функция — обеспечение устойчивой доходной базы бюджетов всех уровней. Фискальная функция возникла и развивалась одновременно с первыми налоговыми с истемами государств и сопровождала их через всю историю мирового хозяйства. Реализация данной функции обеспечивает государственным институтам устойчивость, аккумулирует средства для реформ и работы муниципальных органов и аппаратов. Главный вопрос данной функции: на чьи плечи сложить более тяжелое налоговое бремя — физических или юридических лиц. В большинстве развитых стран этот вопрос решается в пользу предпринимателей, ведь более низкая налоговая база для предприятий формирует благоприятный инвестиционный климат, который ведет к увеличению числа компаний в стране и, как следствие, к росту занятости и оплаты труда на рынке.
Регулирующая функция изначально обеспечивала жесткую иерархичность социума через инструменты перераспределения доходов. Однако, в условиях ускоряющегося темпа развития общества (количество информации, хранимой на электронных носителях, удваивается каждые 5 лет, за последние 25 лет люди выплавили стали и чугуна больше, чем за 2500 лет до этого, а количество экономических циклов, признанных экономической наукой, насчитывает больше 1300 различных видов, длиной от нескольких часов до 750 лет) [1] регулирующая функция фискальной системы приобретает все более важный характер. Ее реализация гарантирует государственному аппарату обеспечение кризис-менеджмента и устойчивость хозяйственной системы страны к колебаниям экономических циклов. Данная функция также связана с распределением налоговых платежей между юридическими и физическими лицами, сферами и отраслями экономики, государством в целом и его территориальными образованиями. Реализуется фискальное регулирование через систему налоговых льгот, платежей и сборов. В нее включены и налоговые изъятия, налоговые кредиты, налоговые каникулы, возвраты, отсрочки и замены. С помощью данных инструментов государство может влиять на финансово-хозяйственную деятельность экономических субъектов и производителей товаров и услуг, расширяя их степень вовлеченности (или наоборот сужая, например, в случае необходимости восстановления природно-экологической ситуации в регионе) в производства с целью достижения более устойчивого экономического роста.
Социальная функция, по своей сути, является частью регулирующей, но в современных развитых обществах, чье экономическое благоденствие зиждется на экономике знаний эта функция является критически важной, а потому необходимо отдельно ее рассмотреть. Данная функция обеспечивает государственную поддержку всем слоям населения, выравнивая возможности доступа к социальным лифтам (как вертикальным, так и горизонтальным) всех общественных групп в стране. Социальная функция обеспечивает хозяйственную систему страны эффективными, подготовленными, разносторонне развитыми кадрами, а также, гарантирует каждому соблюдение пенсионных обязательств государства. Реализуется социальная функция благодаря поимущественным и подоходным налогам, которые опираются либо на фиксированную, общую для всех, либо на прогрессивную, зависящую от уровня доходов налогоплательщика, ставки. Оба подхода имеют свои минусы, так как фиксированная ставка, по своей сути, противоречит самому смыслу налогового регулирования, а прогрессивная рискует превратиться во всеобщую «уравниловку», в результате которой все могут остаться ни с чем. Однако, если найти между ними золотую середину, то можно добиться высокой эффективности человеческого потенциала. Специалисты выделяют еще две важные подфункции социального регулирования: во-первых, это функция ограничения экономически необоснованного роста прибыли монопольных производителей на рынке товаров и услуг, а также социально неоправданных доходов граждан. То есть, во-первых, пресечение сверхдоходов, а также, в каком-то смысле, борьба с серым и теневым секторами экономики; во-вторых, это антиинфляционная функция — ограничение роста цен и доходов при поддержании сбалансированности стоимости ВВП и поступающих в распоряжение государства и предприятий финансовых ресурсов, используемых на потребление и накопление.
Контрольную функцию можно назвать самой «молодой» из всех. Ее реализация обеспечивает соблюдение стоимостных пропорций в процессе образования и распределения доходов разных субъектов экономики. Благодаря ей оценивается эффективность каждого налогового канала и «налогового пресса» в целом, выявляется необходимость внесения изменений в налоговую систему и налоговую политику. Для реализации этой функции необходимо, во-первых, грамотно выстроенная фискальная политика государства и выполнение предыдущих функций, а, во-вторых, штат опытных, высокопрофессиональных экспертов, которые смогут дать максимально объективную оценку происходящему. Впрочем, оба этих условия полностью зависят от успеха реализации государством фискальной, регулирующей и социальной функций.
Существует еще ряд функций налогов, которые выделяются и признаются в зависимости от точки зрения эксперта. Например, выделяется стимулирующая функция. Так как научно-технический прогресс становится все более и более важным фактором производства, а критическая масса знаний уже готова продавить очередную стену на пути экономической революции, стимулирование НТР становится одной из важнейших задач государства. Стимулирование технического прогресса с помощью налогов проявляется, прежде всего, в том, что сумма прибыли, направленная на техническое перевооружение, реконструкцию, расширение производства товаров народного потребления, оборудование для производства продуктов питания и ряда других, освобождается от налогообложения. Во многих развитых странах освобождаются от налогообложения затраты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. В ФРГ, например, данные издержки включаются в себестоимость продукции и, таким образом, автоматически освобождаются от уплаты налогов.
Конечно, следует понимать, что чем выше налоги, тем меньше мотивации у экономических субъектов к производству. Эту ситуацию хорошо иллюстрирует кривая Лаффера: графическое и устойчивое отображение зависимости между налоговыми поступлениями и налоговыми ставками. Основная идея данной кривой в наличии оптимального уровня ставки налогообложения, при которой поступления в бюджет максимальны. Все последующие повышения приводят лишь к краткосрочному увеличению поступлений, а в дальнейшем к стагнации и падению, так как у производителей теряется всякий смысл и мотивация к своей деятельности. Хорошим примером из жизни может служить Китайская Народная Республика, которая сначала благодаря низкой налоговой ставке и дешевому труду приманила к себе иностранных инвесторов, а сегодня страдает от высокого налогового бремени, входя в ТОП-20 стран мира по данному показателю на 2021 г. [2]. Другой пример — Скандинавские страны. Шведский социализм, или всеобщая «уравниловка» (вплоть до того, что даже штрафы за нарушение ПДД имеют градацию в зависимости от доходов), обеспечивает всех примерно равными социальными возможности, но отбивает желание у самых креативных, инновативных и успешных предпринимателей работать. Как итог — технологическая пауза в Скандинавии и бегство бизнеса и капиталов в США [3].
Кроме того, налоговая система является одним из основных элементов государственного регулирования внешнеэкономической деятельности. Так, например, один из самых первых инструментов защиты отечественного рынка — таможенная пошлина. Это обязательный платеж, взимаемый таможенными органами при ввозе товаров на таможенную территорию страны или при их вывозе с этой территории и являющийся неотъемлемым условием такого ввоза или вывоза. Уплата таможенной пошлины носит обязательный характер и обеспечивается мерами государственного принуждения. Таможенные пошлины в мировой практике разделяются на две группы: импортные и экспортные — которые взимаются либо при ввозе, либо при вывозе товаров. Основная функция пошлин — защита внутреннего рынка. В случае с импортными от конкурентного товара из-за рубежа, а в случае экспортных от дефицита и излишнего вывоза национального богатства. В разных странах мира доля таможенных платежей в бюджете совершенно разная. Закономерно, что чем более развито государство, тем ниже доля таможенных платежей в казне). Например, в США в доходах федерального бюджета она составляет 1%, в Великобритании — 1%, в Германии — около 4%. К этой же когорте относится и Китай — в бюджете поднебесной доля таможенных пошлин колеблется от 4% до 7%. Чуть выше показатели у Индии — 12–15%, Филиппин — 21% и Непала — 25% [4]. В России же доля таможенных пошлин в бюджете — 37% [5]. Для сравнения, похожая цифра имеется у Содружества Багам и Сьерре-Леоне.
К началу XXI в. фискальные системы также стали тесно связаны с развитием скрытого протекционизма. В принципе, скрытый протекционизм — одна из форм защитной политики. Под ним нами понимаются механизмы защиты государствами национальной экономики, находящиеся в «серой зоне» контроля ВТО.
Так, например, Инициированный ЕС проект трансуглеродного регулирования (ТУР) приобретает форму специальной защитной меры для поддержки европейской промышленности и принуждения к использованию определенных технологических регламентов. Схема ТУР включает в себя установление дополнительных тарифных барьеров для углеродоемкого импорта, которые должны уравнять регуляторную нагрузку для внутренних производителей и экспортеров и, таким образом, минимизировать риск «утечки углерода». К высокоуглеродным товарам отнесены нефть, природный газ (в том числе сжиженный), уголь (энергетический и металлургический), цветные металлы (алюминий, никель, медь) и изделия из них, продукция черной металлургии (окатыши, полуфабрикаты и прокат), нефтехимия, минеральные удобрения (азотные и калийные), электроэнергия и другие [6]. Исходя из определения высокоуглеродных товаров, становится ясно, что одна из ключевых целей нововведения — защита добавленной стоимости, производимой в интеграционном объединении, а также стимулирование появления глобальных цепочек создания стоимости внутри ЕС без привлечения сторонних импортеров. По оценкам экспертов, потери российских компаний, продукция которых является одной из самых высокоуглеродных в импорте ЕС, могут составить от 4 до 6 млрд евро в год. Более того, европейские регуляторы не скрывают и того, что введение ТУР поможет наполнить евроказну дополнительными поступлениями в период 2021–2027 гг. в объеме от 5 до 14 млрд евро [7].
Еще один пример фискального инструмента, являющегося, по своей сути, элементом скрытого протекционизма — единый корпоративный налог. Корпоративная ставка налога в разных странах мира снижается, начиная с 1980-х гг. Согласно данным аналитического агентства Bloomberg в 1980–2020 гг. средняя ставка в мире снизилась в два раза — с 40% до 20% [8]. Снижение корпоративной ставки стало для некоторых стран целенаправленной политикой, цель которой — привлечение дополнительных бюджетных доходов через размещение офисов крупных ТНК. Так, Ирландия, в которой ставка колеблется от 12,5 до 0%, перетянула к себе офисы Google, Microsoft, Amazon, Apple, Facebook и многих других крупных компаний [9].
Примечательно, что Microsoft в 2020 г. заплатила в Ирландии нулевой корпоративный налог с прибыли в 315 млрд долл. [10] благодаря налоговому резидентству на Бермудских островах. Попытки развитых стран вернуть упущенный налоговый доход в судебном порядке, чаще всего, оказывались безрезультативны. В 2020 г. корпорации Apple удалось выиграть суды и с регуляторами из США, откуда компания вывела практически половину прибыли, созданной в стране, и с Еврокомиссией.
Больше всего от потерь, связанных с перетоком налоговой базы в офшор, на сегодня, страдает США — страна физического базирования крупнейших корпораций, а также лидер по количеству технологических компаний. Первые попытки вернуть контроль над ситуацией предпринял президент Д. Трамп в 2017 г., снизив ставку национального корпоративного налога с 35 до 21%. Следующий президент США Д. Байден в 2021 г. выступил инициатором процесса перекраивания глобальной фискальной системы для того, чтобы дать правительству США шанс на победу в нарастающей конкуренции с ТНК и установить реальный контроль над сектором виртуальной экономики.
После ряда переговоров, 8 октября 2021 г., 136 стран мира, чей совокупный ВВП составляет 90% от мирового, согласовали крупнейшую налоговую реформу в истории — введение единого корпоративного налога. Согласно официальной позиции ОЭСР, цель введения налога — борьба со странами-офшорами, предоставляющими выгодные налоговые условия для ТНК и, тем самым, лишая бюджетных доходов другие государства. Для работоспособности системы странам придется ввести соответствующее законодательство, что планируется сделать к 2023 г.
Реализации плана «...обеспечения того, чтобы крупные корпорации платили налоги там, где они работают, и получали прибыль, добавляя при этом столь необходимую определенность и стабильность международной налоговой системе...» — согласно сообщению ОЭСР состоит из двух частей: первая — справедливое распределение прибыли и налогов между странами в отношении корпораций; во-вторых — введение глобальной минимальной ставки налога на корпорации. Первая часть плана позволит перераспределять более чем 100 млрд долл. США каждый год, вторая — получить около 150 млрд долл. США дополнительных налоговых поступлений. Минимальной ставкой нового налога предложено сделать отсечку в «не менее 15%» [11].
Важно отметить, что фискальная реформа не ограничивается установлением глобального минимального налога — это часть проекта по глобальной гармонизации мировой налоговой системы. В рамках введения корпоративного налога планируется создать новые правила для цифрового сектора экономики. Технологические гиганты, такие как Amazon, Meta, Netflix и другие крупные глобальные цифровые компании, будут обязаны платить налоги в странах, где продаются их товары или услуги, даже если они не имеют там физического присутствия.
В РФ ставка налога на прибыль компаний установлена на уровне 20%, а для поддержки некоторых регионов (Арктическая зона) или отраслей (сельское хозяйство) — применяются льготы по корпоративному налогу. Кроме того, в РФ инициируются крупные налоговые проекты для стимулирования бизнеса, как, например, «налоговый маневр» в IT-отрасли, стартовавший в июне 2020 г., который, по решению президента В. Путина, включает бессрочное снижение ставки налога на прибыль для компаний сферы информтехнологий с 20% до 3%. На данный момент главным инструментом повышения доходов бюджета РФ является рост собираемости существующих налогов, всестороннее принуждение бизнеса к прозрачности и выходу из серых экономических зон.
В связи с этим, по мнению экспертов, «для российских предприятий введение единых мировых ставок ничего не изменит... пока не заставит обелиться весь бизнес, какой только можно, изменением налоговых ставок» заниматься нет смысла. Введение единого налога выгодно, по большей части, развитым западным странам во главе с США, так как их средняя ставка по корпоративному налогу ниже, чем в развивающихся. Кроме того, высокую рентабельность показывают либо предприятия технического сектора, либо сырьевые компании, крупные представители которых распространены (не говоря о прибыли) также не во всех странах, особенно развивающихся. Так что в случае Российской Федерации, введение единого налога, скорее, стало бы льготой для крупных иностранных компаний, осуществляющих деятельность на территории страны.


Список использованных источников:
1. Марш П. Новая промышленная революция. — Москва: Издательство института Гайдара, 2015. — 419 с.
2. List of Countries by Personal Income Tax Rate // Trading economics. URL: https://tradingeconomics.com/country-list/personal-income-tax-rate
3. Палаева Т Бегство из Европы // Коммерсант. — 2022. — 28 апреля. URL: https://www.kommersant.ru/doc/5315473
4. Statistics Times URL: http://statisticstimes.com/index.php
5. Банзатов Б.В. Таможенные платежи как источник формирования доходов Федерального бюджета Российской Федерации URL: https://esstu.ru/library/free/Konf/TD_2015/6_%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%B7%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%B2_%D0%91%D0%92.pdf
6. Лукин В. Углеродный гамбит. URL: https://mustread.kpmg.ru/articles/uglerodnyy-gambit/.
7. Щербакова А. Углеродное регулирование в ЕС и РФ: обзор текущего законодательства URL: http://www.nsplaw.com/ru/r/press-centr/novosti-i-sobytiya/uglerodnoe-regulirovanie-v-es-i-rf-obzor-tekushego-zakonodatelst/
8. Смирнов Г. Налоги корпораций достанутся не всем // Коммерсантъ. — 2022. — № 66. — С. 2.
9. Едовина Т. Туда же и Даблин // Коммерсантъ. — 2021. — № 184/П. — С.1.
10. Microsoft’s Irish subsidiary posted £220bn profit in single year // The Guardian. 2021. 3 June. URL: https://www.theguardian.com/world/2021/jun/03/microsoft-irish-subsidiary-paid-zero-corporate-tax-on-220bn-profit-last-year
11. Гришина Т., Вислогузов В. Корпорации натянули на глобус // Коммерсантъ. — 2021. — № 114. — С.1.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2023
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия