Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (87), 2023
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
(Из материалов IV Казанского международного конгресса евразийской интеграции — 2023)
Попов А. И.
профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук

Якшибаева Г. В.
докторант Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доцент кафедры проектного менеджмента и бизнес администрирования
Уфимского университета науки и технологий,
кандидат экономических наук


Институциональная матрица как методологическая основа регулирования движения рабочей силы в ЕАЭС
В статье анализируется движение рабочей силы (трудовой миграции) в Евразийском экономическом союзе. Выявляются новые формы, направления, особенности и тенденции перемещения миграционных потоков. Предлагается авторская институциональная матрица, включающая идеологические, политические и экономические институты на основе плановых и рыночных механизмов, межотраслевого баланса, которая позволяет конструктивно регулировать движение рабочей силы и эффективно функционировать единому рынку труда в интеграционном пространстве.
Ключевые слова: движение рабочей силы в ЕАЭС, трудовая миграция, институциональная матрица, ЕАЭС
УДК 331.556; ББК 65.012   Стр: 15 - 20

В настоящее время в условиях непростой международной и социально-экономической ситуации, исследование движения рабочей силы (трудовой миграции) в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), изучение новых форм, направлений и потоков приобретает особо актуальное значение. В связи с этим возникает необходимость разработки такого подхода, который позволял бы достигать конструктивного регулирования движения рабочей силы, трудовых миграционных потоков, позволяющих удовлетворять растущие потребности экономики в рабочей силе и рационально распределять и использовать интеллектуальный и трудовой потенциал работников и, в целом, обеспечивать экономическую безопасность в рамках ЕАЭС.
Авторы настоящей статьи считают, что основой вышеназванного поиска является систематизация институтов и разработка методологического подхода, обеспечивающего улучшение качества свободного движения, регулирования перемещения рабочей силы и эффективного функционирования единого рынка труда в Евразийском экономическом союзе.
Возрастающий интерес к изучению Концепции институционализма в сфере движения рабочей силы предопределяет необходимость использования междисциплинарных методов исследования социально-экономических процессов. Такой подход основан на изучении взаимосвязи между идеологической, политической и экономической сферами общественного развития. В качестве исходного нами использован матричный метод в виде институциональной матрицы. Отмеченный выше интерес обусловлен еще и тем, что в последние десятилетия многие авторы пишут [1,2,3], что экономическая теория находится в перманентном кризисе и, что возможным выходом из него является формирование общего социального анализа на базе синтеза разных общественных дисциплин, который позволит дать ответ на многие вопросы, в частности такие, как усиление социального неравенства, формирование и развитие институтов и др. При этом, оценивая достижения экономической науки, следует учитывать, что господствующая идеология и, соответственно, выбор экономической политики определяются отнюдь не только научными соображениями [2].
Институциональная матрица (лат.matrix – основа, базовая модель) определяется как исторически сложившийся устойчивый триплекс взаимосвязанных базовых институтов (институциональных комплексов), регулирующих функционирование трех основных общественных подсистем: экономики, политики и идеологии. Базовые институты, сохраняя присущее им содержание, проявляют себя в разнообразных, исторически меняющихся институциональных формах, специфика которых определяется историей и культурным контекстом конкретных обществ [4].
Следует отметить, что проблема институционального устройства активно исследовалась в 1990 - 2000 гг., в период становления рыночных отношений в России. В частности, нами был исследован процесс возникновения и преодоления так называемых «функциональных пустот» [5]. Однако практика показала, что этот метод носит частный, единичный характер и не затрагивает базовых основ данного направления. В этом ключе следует вспомнить методологический подход, сформулированный К. Марксом. Он показал, что характер институтов определяется уровнем развития производительных сил и формируемых социально-экономических отношений. Если для Европы фундаментальной основой экономической модели является частная собственность на землю, на недвижимость и отношения обмена, то для Азии собственником земли, как правило, выступает государство [6]. Рассматривая европейскую и азиатскую модели К. Виттфогель, в своей теории «гидравлические общества» делает упор на исследовании взаимосвязи между экономической структурой восточных стран, с доминированием масштабных общественных работ и централизованным политическим устройствам [7]. Развивая идеи соотечественников, В. Ойкен выделяет две основные формы: идеальные типы неменовой «централизованно управляемой экономики» и «меновой экономики», подчеркивая преобладание того или иного признака в той или иной экономической системе [8].
Более детально нерыночные хозяйственные системы исследует известный антрополог-экономист К. Поланьи. Изучая формы интеграции экономического процесса в разные исторические периоды, автор выделяет следующие формы экономической интеграции – редистрибуцию (перераспределение), обмен и реципроксность (движение товаров между взаимодействующими субъектами, например, в виде взаимопомощи родственников между городами и селами), где первые два признака считает основой для классификации большинства экономических систем [9]. В то же время, К. Поланьи в своей книге отводит значительное место тому, что обмен в рыночной экономике нельзя воспринимать как универсальный институт для всех национальных хозяйств, и своими антропологическими исследованиями доказывает о наличии функционирования во многих экономиках институтов редистрибуции.
К современным подходам относят теории представителей неоклассической экономики, которые рассматривают альтернативные социально-экономические модели развития, такие как теории порядков свободного и ограниченного доступа [10], инклюзивных и экстрактивных институтов [11]. Если дать оценку этим подходам, то к теориям, свойственным западным странам и представленным как более развитые и передовые, относят порядки открытого доступа в теории Норта и общества с инклюзивными институтами у Аджемоглу и Робинсона. Исследуя и анализируя современные концепции, В. Полтерович акцентирует внимание на изучении их идеологических установок и отмечает, что благодаря «научно установленным фактам», они позволяют скреплять хозяйственную систему в единое целое [2].
Термин «институциональная матрица» впервые в научный оборот вводит К.Поланьи [12], затем его применяют в своих исследованиях Д. Норт [13] и С.Г. Кирдина [14]. С.Г. Кирдина, изучив западные (Y) и не – западные (Х) институциональные модели, разрабатывает теорию институциональных матриц, обосновывает гипотезу о двух устойчивых системах базовых институтов и определяет природу и характер развития обществ (Х и Y теории). Проанализировав обширный эмпирический материал, начиная с древнейших государств Египта и Месопотамии и заканчивая современными странами, автор показывает и доказывает, что в структуре общества устойчиво доминирует либо западная институциональная матрица (Y), либо не - западная (Х).
Y матрица сформирована на основе следующих базовых институтов (институциональных комплексов).
В экономической сфере – рыночной экономики. Среди них институты: частной собственности; наемного труда; конкуренции; обмена (купли–продажи); получения прибыли или Y-эффективности (категория Х. Лейбенстайна).
В политической сфере – федеративного политического устройства. К ним относятся институты: федерации; самоуправления и субсидиарности; выборов; многопартийности и демократического большинства; судебных исков.
В идеологической сфере – индивидуалистской идеологии, закрепляющие приоритет «Я» над «Мы»; примат личности, ее прав и свобод по отношению к ценностям сообществ более высокого уровня. Это институты: индивидуализма; стратификации; свободы; денежно-ориентированной трудовой мотивации; редукционистские (дискретные) представления о мире. Институты Y-матрицы превалируют в странах Европы, Северной Америки, Австралии, Новой Зеландии.
Для второй Х модели характерными базовыми институтами являются следующие.
В экономической сфере – редистрибутивной экономики (термин К. Поланьи). К ним относятся институты верховной условной собственности; служебного труда (термин О.Э. Бессоновой); кооперации; редистрибуции (аккумуляции–согласования– распределения); X-эффективности (категория введена Х. Лейбенстайном), т.е. снижения издержек нерыночными методами. Сущностью «чистых» редистрибутивных экономик является обязательное опосредование центром движения благ и прав по их производству и использованию.
В политической сфере – унитарного политического устройства. Среди них институты: административно-территориального деления; иерархической вертикали власти во главе с центром; назначений; общих собраний и единогласия; обращений по инстанциям.
В идеологической сфере – коммунитарной идеологии, основное содержание которой состоит в доминировании коллективных, общих ценностей, приоритете «Мы» над «Я». К ним относятся: институты коллективизма; эгалитаризма; порядка; ориентированные на благополучие трудовой мотивации; холистические (интегральные) представления о мире. Институты Х-матрицы доминируют в России, в странах Азии и Латинской Америки.
Совершенно очевидно, что в нашем случае, Евразийский экономический союз, включающий в себя Армению, Беларусь, Казахстан, Киргизию и Россию, относится к не - западной институциональной матрице (Х). Исходя из этого положения, мы попытались разработать институциональную матрицу, обеспечивающую конструктивное регулирование движения рабочей силы в ЕАЭС, в основе которой заложены плановые и рыночные механизмы, а также межотраслевой баланс.
При разработке матрицы в сфере регулирования движения рабочей силы в интеграционном пространстве чрезвычайно важное значение имеет учет общего исторического прошлого, период проживания и хозяйствования членов-участников ЕАЭС в условиях планово-директивной экономики в составе Союза Советских Социалистических Республик, где этнические национальности разных республик составляли единый сплоченный народ, где было общим все: народное хозяйство, ресурсы, производственные фонды, культура, искусство, русский язык для межнационального общения и др.
На наш взгляд, именно Евразийская модель развития является наиболее приемлемым вариантом, соответствующим стратегическим и экономическим интересам современной России. В частности, этот подход полностью отвечает требованиям многополярного мира как стратегического направления развития экономики стран ЕАЭС. Однозначно, для укрепления своих позиций Союзу потребуется развитый экономический, промышленный, интеллектуальный, инвестиционный и информационный потенциалы, формы культурной идентификации, политические и социальные, основанные на единой идеологии.
России отводится роль активного участника экономической системы, так как главная функция государства видится в поддержке национальных производств, в предоставлении населению социальных услуг и обеспечения самодостаточности в условиях беспрецедентно прогрессирующего роста давления извне, в виде санкций и угроз.
Экономический потенциал подразумевает наличие общего внутреннего рынка, что в ЕАЭС в настоящее время присутствует и получает расширение и развитие. Отличительной особенностью участников Союза от других развитых государств является то, что они имеют низкую степень транснационализации, то есть львиная доля добавленной стоимости создается не зарубежными компаниями, а собственными. Политическое устройство в Союзе тоже достаточно однородное, что обусловлено институциональной преемственностью, которая досталась еще от советской плановой экономики.
Следует особо отметить и тот факт, что главной объединяющей и скрепляющей Союз базой является языковая, историческая общность и национальная идентичность. Наряду с доминирующим русским компонентом в культуре и духовной жизни, в интеграции важное место принадлежит мусульманской религии, ее традициям и порядкам. Все это говорит о том, что ЕАЭС при взвешенном управлении, стимулирующим частные компании нести часть социальной ответственности по отношению к работникам, потребителям и экологии, сможет занять свою прочную позицию и стать одним из возможных сильных полюсов многополярного мира.
Учитывая нынешнюю неблагополучную демографическую ситуацию, миграционную обстановку, структурные сдвиги в экономике субъектов, Россия, являясь государством-членом ЕАЭС имеет реальные возможности и источники изменить сложившуюся негативную ситуацию в положительную, выгодную для успешного развития страны, разрабатывая и внедряя, политические [15], экономические [16] и идеологические институты. Предлагаемый нами подход будет воздействовать, с одной стороны, на поведение и направление людских ресурсов, включая миграционные потоки, с другой, способствовать конструктивному регулированию движения рабочей силы и ее использованию, эффективному функционированию единого рынка труда и поступательному росту социально-экономического развития, как России, так и других участников экономического интеграционного пространства, что сегодня имеет чрезвычайно серьезное значение, см. рис. 1.
Рис. 1 Институциональная матрица как фактор регулирования движения рабочей силы в ЕАЭС
Составлено авторами

В основе интеграции государств-членов ЕАЭС лежит единая политика, провозглашающая выполнение конкретных функций и принципов участников, определенных Договором о Евразийском экономическом союзе (Договор) и различными многосторонними соглашениями и договорами в рамках Союза. Благодаря Договору, получает качественно новый и чрезвычайно важный уровень развития такое направление интеграции государств-членов Союза, как движение рабочей силы (трудовая миграция), которая описывается в разделе ХХVI основного документа ЕАЭС, где предусматривается обеспечение свободного движения рабочей силы и ее трудовой деятельности на всех территориях участников Союза. Согласно Договору, для граждан ЕАЭС сняты ограничения по допуску на рынок труда, отменены обязательные разрешения на работу, квотирование, они освобождены от обязанностей регистрироваться в течение 30 суток с даты прибытия, и получения миграционной карты. С целью ускорения и упрощения трудоустройства для мигрантов государств-членов ЕАЭС также признаются дипломы об образовании.
Рассматривая сложившуюся нынешнюю ситуацию в сфере движения рабочей силы в ЕАЭС, необходимо отметить, что в основе передвижений миграционных потоков доминирует экономический фактор. Несмотря на то, что советская (плановая) экономика направляла свои усилия и действия через государственные рычаги регулирования на достижение равномерного социально-экономического развития территорий, в том числе и входящих в состав СССР республик, глубокая трансформация и переход суверенных государств на рыночные рельсы хозяйствования привели к затяжному спаду и стагнации экономик, падению уровня и качества жизни населения, потере экономических и социальных возможностей для реализации человеческого и трудового потенциала. Во многих республиках социально-экономическая ситуация оказалась в крайне тяжелом положении – сворачивались производства, закрывались построенные в советское время и успешно функционирующие крупные заводы и фабрики, масса людей оказалась не востребованными рыночной экономикой, росла безработица, падала занятость, катастрофически понижались доходы населения, что отрицательно отразилось на уровне и качестве жизни людей. Только за годы реформ в период с 1992 по 2007 гг. в России было закрыто более 70 тыс. заводов. В результате перехода к широкомасштабному внедрению рыночных отношений были утрачены базисные основы управления [17]. Следует отметить, несмотря на то, что уже прошло три десятилетия с момента распада Советского союза, однако, и по сегодняшний день в некоторых республиках постсоветского пространства (Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан) продолжается хроническая стагнация, сохраняется высокий уровень безработицы, продолжается ухудшение качества и уровня жизни населения и др. Ситуацию в республиках усугубил мировой финансовый и экономический кризис, а также санкции, последствия которых негативно отражаются практически во всех сферах жизнедеятельности общества.
Анализ ситуации, связанной с движением и привлечением рабочей силы в экономику из других стран показывает, что в трех рассматриваемых государствах ЕАЭС (Россия, Беларусь и Казахстан) ситуация складывается абсолютно по-разному. Например, Россия из всего прибывшего количества работников львиную долю (92%), привлекает из стран СНГ и только 8% из других стран мира, в Беларуси соотношение работников, приехавших из стран СНГ и из других государств мира одинаковое и составляет примерно 50/50, в Казахстане значительная доля 80%, приходится на другие страны мира и всего 19,8% на страны СНГ.
По количеству въехавших в страну мигрантов из государств – членов ЕАЭС, для осуществления трудовой деятельности, очевидно, что Россия является лидером по приему работников за весь рассматриваемый период с 2012 по 2021 гг. При этом в качестве признанного лидера-донора за все годы среди стран - четверки ЕАЭС является Кыргызстан, его доля в общем миграционном потоке составила за 2012 год – 54,2%, в 2015 году – 55%, в 2021 году – 48,2% (см. табл. 1).

Таблица 1
Трудовые мигранты государств-членов ЕАЭС, въехавших в страну для осуществления трудовой деятельности, (человек)
Название государства2012201520172021
Россия
(государство
въезда)
Кыргызстан225199512432376863453829
Армения87938264135232247210460
Беларусь6840686463124633163530
Казахстан341357007388202136325
Всего415 678933 103821 945964144
Казахстан
(государство
въезда)
Россия704712529-30158
Кыргызстан1811138-5808
Беларусь208608-1336
Армения282074-2676
Всего7 46416 349 39978
Беларусь
(государство
въезда)
Россия1208220924536741
Кыргызстан227257226
Казахстан99653313599
Армения202383400397
Всего1 5313 3173 2237963
Кыргызстан
(государство
въезда)
Россия250---
Казахстан140---
Беларусь4---
Армения1---
Всего395---
Армения
(государство
въезда)
Россия-10999-
Кыргызстан--3-
Беларусь--7-
Казахстан-817-
Всего 117123-
Источник: Евразийская экономическая комиссия. Департамент трудовой миграции и социальной защиты. Сведения о численности трудящихся / https://eec.eaeunion.org/upload/medialibrary/452/Svedeniya-o-chislennosti-trudyashchikhsya-za-2012_-2022-gg.-s-uchetom-novogo-po-RF.pdf /

По данным Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), на сегодняшний день наиболее востребованными специалистами в Союзе являются медики, учителя, водители транспортных средств различных категорий и специалисты в области IT-технологий. Потребность в медиках обусловлена распространением COVID-19. Специалисты в области IT- технологий необходимы для тех отраслей экономики, которые перешли в цифровой формат работы. Переживает дефицит педагогических кадров и сфера образования.
Рабочие, в свою очередь, востребованы в области автомобильного транспорта, торговли, обслуживания населения (услуг), жилищно-коммунального хозяйства, строительства, сельского хозяйства и промышленности. Рост потребности в них связан с восстановлением и ростом национальных экономик после сокращения ограничений, введенных в период распространения COVID-19. Безусловно, в сложившихся условиях трудовая миграция должна стать одним из действенных механизмов эффективного функционирования единого рынка труда ЕАЭС в эпоху цифровизации экономики.
В процессе разработки институтов, деятельность которых направлена на повышение конвергенции хозяйственных связей, а именно, отношений в сфере формирования, движения и использования рабочей силы, важным является учет демографических тенденций. Странам, в которых наблюдается старение населения (Армения, Беларусь и Россия), необходимо проводить активную политику по стимулированию демографического роста для поддержания разумного баланса нагрузки на рабочую силу и сохранению политики миграционной открытости для восполнения трудовых ресурсов.
Странам с быстрым ростом населения (Казахстан, Кыргызстан) требуется создание достаточного количества рабочих мест, использование возможностей функционирования единого рынка труда ЕАЭС. Во всех рассматриваемых сценариях ожидается активный рост населения, что не создает дополнительную нагрузку для бюджета и предоставляет пространство для снижения налоговой нагрузки на экономику для стимулирования экономического роста с целью создания новых рабочих мест. Несмотря на предполагаемый активный рост численности населения и единые предпосылки в ЕАЭС, вклад факторов производства сохранится неравномерным. Так, в Армении, Беларуси и России на фоне низких темпов естественного прироста населения вклад рабочей силы будет низким относительно других государств – членов ЕАЭС. Вклад фактора капитала на фоне активного демографического роста и относительно высокого целевого значения будет равномерно положительным, несмотря на различия в отдаче от капитала. Это обстоятельство свидетельствует о том, что необходимо повышать инвестиции, реализовывать активную политику занятости, осуществлять структурную трансформацию и создавать новые рабочие места.
Безусловно, единые трудовые и социальные положения и гарантии, предусмотренные Договором ЕАЭС для трудовых мигрантов - участников Союза являются основой свободного движения рабочей силы и формирования единого рынка труда. Однако, на наш взгляд, для более качественного регулирования движения и использования рабочей силы государств-членов ЕАЭС, обеспечения более эффективного интеграционного сотрудничества и продуктивного взаимодействия в экономическом пространстве в нынешних, исключительно непростых условиях, является разработка и внедрение институциональной матрицы. Институциональная матрица, включающая идеологические, политические и экономические институты, будет способствовать, с одной стороны, конструктивному регулированию движения рабочей силы и эффективному функционированию единого рынка труда, с другой стороны, повышению реальной конвергенции государств-членов ЕАЭС.
Евразийство – интегрирующая идеология, которая при развитии и адаптации к современным условиям способна обеспечить более прочную экономическую интеграцию. При этом чрезвычайно важным является осуществление активной информационной политики в странах Евразии, показывать общность геополитических и экономических интересов стран ЕАЭС, их противоположность интересам США и Запада [18].
Анализ правоприменительной практики государств-членов Евразийского экономического союза в реализации Договора о ЕАЭС выявил комплекс проблем в сфере правового обеспечения в процессе движения рабочей силы, препятствующих обеспечению в полном объеме социальных гарантий, прав и свобод, предусмотренных для трудящихся граждан стран и членов их семей. Нормативно-правовой основой для решения обозначенных проблем должны быть нормы ст. 96–98 Договора о ЕАЭС, международные договоры ЕАЭС в сфере миграции населения, национальное миграционное законодательство государств – членов ЕАЭС[19].
В условиях геополитической и геоэкономической турбулентости экономические институты, основанные на применении плановых и рыночных методов, должны быть направлены на решение таких проблем, как создание рабочих мест, обеспечение продуктивной занятости в соответствии с потребностями экономики, устранение сложностей и трудностей, адаптация, интеграция, улучшение положения трудящихся и их семей в интеграционном пространстве [20]. Чрезвычайно важно использовать трудовой потенциал таким образом, чтобы оказывать активное содействие его качественному и количественному развитию, разрешая вопросы, возникающие в процессе движения рабочей силы (трудовой миграции), социальной обеспеченности, соблюдения пенсионных прав, оказания медицинской, психологической помощи, в профессиональной деятельности, что, безусловно, позволит оптимально сочетать количественно-качественные параметры факторов производства, труда и капитала, достичь экономического роста и повысить конкурентоспособность экономик стран-участниц ЕАЭС.
Итак, предложенная институциональная матрица, являясь инклюзивной и сбалансированной, должна обеспечить эффективную реализацию одного из важнейших принципов экономических свобод на интеграционном пространстве — свободы движения рабочей силы.

Таблица 2
Институциональная матрица в сфере регулирования движения рабочей силы в ЕАЭС
ИнститутыФорма проявления
1.Идеологические
Определение возможностей и перспектив использования идеологии Евразийства для развития более прочной и эффективной экономической интеграции государств-членов ЕАЭС. Выявление предпосылок и движущих сил формирования идеологической основы ЕАЭС, определение перспективных направлений ее развития.
Направления деятельности идеологических институтов:
- утверждение ценностей и целей социальной справедливости, традиционной семьи, суверенного государства, всестороннего развития человека, общества и реальной экономики;
- формирование современных представлений о Евразийстве на базе исторически сложившейся геополитической, цивилизационной и культурной общности стран ЕАЭС;
- укрепление государственности стран Союза и разработка конкретных мер по ее развитию;
- преодоление необоснованных иллюзий о возможности интеграции постсоветских республик в ЕС и др.
2.Политические
Формирование интеграционного института внешней трудовой миграции, регламентирующего правоотношения в сфере внешней и внутренней трудовой миграции трудящихся государств – членов Союза.
Интеграционные нормативно-правовые комплексы в национальной правовой системе должны входить в интеграционное объединение государств – членов ЕАЭС в виде единых правовых принципов, целей, стандартов, методов и средств нормативно-правового регулирования.
Направления деятельности политических институтов:
- урегулирование миграционного учета в странах трудоустройства для иностранных трудящихся государств-членов ЕАЭС, осуществляющих трудовую деятельность на основании долгосрочного трудового или гражданско-правового договора;
- установление на законодательном уровне в государствах-членах ЕАЭС специальной процедуры постановки на миграционный учет иностранных индивидуальных предпринимателей;
- предоставление одинаковых условий страховых продуктов для иностранных трудящихся граждан государств интеграционного пространства и граждан государства трудоустройства;
- проработка механизмов финансирования услуг в области здравоохранения, унифицирования видов, форм и объемов медицинской помощи, предоставляемой трудящимся гражданам государств-членов ЕАЭС и членам семей;
- обеспечение специальными взаимовыгодными банковскими программами для открытия в стране трудоустройства дебетовых счетов работниками интеграционного пространства;
- упрощение доступа трудящихся граждан государств-членов ЕАЭС к государственным услугам;
- снятие ограничений прав работников государств-членов ЕАЭС в реализации имущественных и неимущественных прав, в частности, по владению недвижимым имуществом и участию в профессиональных союзах и др.
3.Экономические
Формирование миграционной инфраструктуры с целью совместного конструктивного управления движением рабочей силы и эффективного функционирования единого рынка труда, действия которых направлены на повышение качества рабочей силы, создание продуктивных рабочих мест, смягчение структурных проблем национальных рынков труда в контексте социально-экономического и демографического развития стран в целом, их регионов и отраслей.
Направления деятельности экономических институтов:
- создание единой информационной базы данных по отраслям и предприятиям, специальностям для участниц союза, по вопросам занятости и вакансий;
- единая сеть баз данных органов исполнительной власти (правоохранительных, налоговых, миграционных, социальных центров, служб занятости) стран-участниц ЕАЭС;
- разработка общей системы образования, профессиональной подготовки кадров, знание необходимого языка страны трудоустройства;
- предоставление одинакового уровня социальной и пенсионной защищенности и достойную охрану здоровья на территории любого члена интеграционного пространства, что обеспечит устранение организационно-управленческих и психологических барьеров;
- внедрение профессиональных программ, благодаря которым высококвалифицированный персонал более длительный срок может пребывать в стране (например, такие программы активно используются в США, Канаде, Франции, Швеции);
- активизация взаимодействия между образовательными учреждениями и государством, предприятиями (возрождение бюджетных мест в вузах страны, больше выделяя на востребованные специальности). Заключение договоров между компаниями и вузами, подготовка учебными заведениями специалистов для организации по требуемым специальностям и их распределение на основе применения плановых и рыночных механизмов и межотраслевого баланса;
- экономические меры по регулированию оплаты труда;
- разработка общих подходов к регулированию возникающих в эпоху цифровизации новых видов занятости и форм трудовых отношений, создание общего механизма прогнозирования рынка труда ЕАЭС и др.
Составлено авторами

Таким образом, проведенный анализ движения рабочей силы в Евразийском экономическом союзе, позволяет сделать следующие выводы.
1. Движение рабочей силы (трудовая миграция) в Евразийском экономическом союзе рассматривается как неотъемлемая и важная часть функционирующего единого экономического пространства, где сформировавшиеся наряду с экзогенными (внешними) факторами, влияющими на формирование и функционирование ЕАЭС, существуют эндогенные (внутренние) факторы, такие как: исторический, экономический, демографический, политический, социально-этнический, психологический, географический.
2. Развитие экономики в странах интеграционного пространства с переходом на рыночные методы хозяйствования за последние тридцать лет показало, что движение рабочей силы имеет преимущественно стихийный, неупорядоченный и неуправляемый характер, препятствующий качественному движению и использованию рабочей силы, эффективному функционированию единого рынка труда.
3. Драйвером интенсификации трудовой миграции внутри ЕАЭС и функционирования единого рынка труда, явились введение механизмов регулирования в сфере трудовой миграции (Договор о ЕАЭС, раздел ХХVI, где предусматривается обеспечение свободного движения рабочей силы и ее трудовой деятельности на территориях участников Союза).
4. В настоящее время движение рабочей силы в Союзе нуждается в качественном регулировании - применении нового подхода, суть которого заключается в создании и разработке соответствующих условий (институтов), влияющих как на поведение, направление миграционных трудовых потоков, так и на использование рабочей силы, эффективное функционирование единого рынка труда в ЕАЭС.
5. Миссия Евразийского экономического союза (ЕАЭС) состоит в формировании единого экономического, политического, культурного пространства между его участницами путем обеспечения свободного движения товаров, услуг, капитала, труда для восстановления былой мощи, устойчивого всестороннего развития и процветания государств в перспективном будущем. Разработанная автороми институциональная матрица, включающая идеологические, политические и экономические институты на основе применения плановых и рыночных механизмов, принципов инклюзивности и сбалансированности, позволит обеспечить успешное выполнение вышеобозначенной миссии для всех участников Евразийского экономического союза в части эффективного функционирования единого рынка труда и конструктивного регулирования движения рабочей силы в интеграционном пространстве.


Список использованных источников:

1. Воейков М.И. К проблеме социально-экономического неравенства: экономическое и социальное // Вопросы теоретической экономики. - 2017.- № 1. - С. 8–22.
2. Полтерович В.М. Разработка стратегий социально-экономического развития: наука vs идеология // Вопросы теоретической экономики. - 2017.- № 1.- С. 55–65.
3. Некипелов А.Д. «Новый прагматизм» профессора Г. Колодко: альтернатива или дополнение чистой экономической теории? // Вопросы теоретической экономики. 2017. № 1. С. 22–39.
4. Кирдина-Чэндлер C.U. Западные и не-западные институциональные модели во времени и пространстве //Вопросы теоретической экономики. - 2018. -№ 1 - С. 73-88.
5. Попов А.И., Пронин А.Г. Замещение функциональных пустот при смене концепции развития хозяйственной системы Сборник научных трудов. Экономическая кибернетика: системный анализ в экономике и управлении: - Выпуск № . – СПб.: 2008.- С.43-51.
6. Marx K. (1939). Grundrisse der Kritik der Polititischen Oekonomie. - M: Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.
7. Wittfogel K.A. (1959). Oriental de spotism: A comparative study of total power. New Haven: Yale Univsity Press.
8. Ойкен В. (1993). Экономические системы. Т. 1. Вып. 2. М.: THESIS. C. 18–52 (Die Grundlagen der Nationalokonomie. Godesberg: Verlag Helmut Kupper (1947). Godesberg: Verlag Helmut Kupper. S. 126–177).
9. Polanyi K. The Livelihood of Man (Studies in Social Discontivity). N.-Y.: Academic Press. Inc 1977
10. North D., Wallis J., Weingast B. (2009). Violence and Social Order: A Conceptual Framework for Interpreting Recorded Human History. Cambridge: Cambridge University Press.
11. Аджемоглу Д., Робинсон Дж. Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты / Пер. с англ. Д. Литвинова, П. Миронова, С. Сановича. М.: АСТ. Арсланов В.В. География, институты и истоки глобального неравенства: критика концепции экономического развития Аджемоглу и Робинсона. М.: Институт экономики РАН.2016.
12. Polanyi K. The Livelihood of Man (Studies in Social Discontivity). N.-Y.: Academic Press. Inc.1977.
13. North D.C. (1990). Institutions, Institutional Change and Economic Performance. Cambridge: Cambridge University Press.
14. Кирдина С. Г. Институциональные матрицы и развитие России. Введение в Х-Y-теорию. Изд. 3-е. - М.; СПб.: Нестор-История, 2014.
15. Натхо Р.М.Свобода движения рабочей силы и ее обеспечение административно-правовыми средствами в рамках Евразийского экономического союза. Вестник Краснодарского университета МВД России. - 2022.- № 2 (56) – С.34-42.
16.Осадчая Г.И. Формирование единого рынка труда евразийского экономического союза: эффекты для России //Социологические исследования. – 2019. - № 11.
17. Попов А.И., Церкасевич Л.В. Роль Госплана в реализации крупномасштабных проектов в России: плановые и рыночные периоды. //Проблемы современной экономики. - 2021 - № 2. - С.87
18. Пантин В.И. Идеологические основы евразийской экономической интеграции // Vestnik RUDN/ International Relations, - 2022. № 22(1) - С.17-29.
19. Галас М.Л. Правовое регулирование статуса трудящегося государств-членов ЕАЭС //Экономика. Налоги. Право. -2020.  - № 4- С.148-156.
20. Якшибаева Г.В. Трудовой потенциал инновационной экономики. – Уфа: АН РБ, Гилем, 2012. -244 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2023
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия