Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (87), 2023
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Корчагина Е. В.
профессор Высшей школы сервиса и торговли
Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого,
доктор экономических наук

Рыбас А. Л.
профессор, ассоциированный член кафедры ЮНЕСКО
«Управление качеством образования в интересах устойчивого развития»
Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого,
доктор экономических наук

Ефимова Е. Г.
профессор кафедры мировой экономики экономического факультета
Санкт Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук


Анализ трендов глобализации и деглобализации мировой экономики на современном этапе
В статье представлен анализ динамики международной торговли, а также ввода странами протекционистских и либерализационных мер за период с 2009 года по настоящее время. Выявлена тенденция значительного превышения протекционистских мер над либерализационными на анализируемом временном промежутке, что позволяет определить текущий период развития мировой экономики как деглобализационный. Описана страновая и продуктовая структура протекционистских и либерализационных мер. Определены различия во внешнеторговой политике развитых и развивающихся стран.
Ключевые слова: мировая экономика, внешняя торговля, протекционизм, либерализация, экономические противоречия, деглобализация мировой экономики
УДК 339.9; ББК 65.5   Стр: 108 - 114

Глобализация может быть определена как процесс общемировой интеграции в экономической, социальной, культурной и политической областях. Она предполагает рост международных связей между рынками, бизнесами, организациями, людьми и идеями. На протяжении многих лет глобализация была обусловлена различными факторами, включая экономические, политические, социальные и технологические изменения. Это не новое явление, а скорее циклическая тенденция. Глобализация не является линейным процессом. В определенные периоды времени она сменялась обратными трендами, предполагающими закрытие национальных рынков от иностранных компаний, ограничение торговых, экономических, научных и культурных связей. Такие тренды называются деглобализационными и предполагают снижение уровня интеграции и взаимодействия между государствами, организациями, компаниями и людьми. Обычно они наблюдаются в периоды экономического застоя и в социально-политическом плане сочетаются с усилением националистических тенденций.
Циклические тенденции глобализации / деглобализации определены фундаментальными закономерностями развития рыночной экономики и опираются на материальные предпосылки. Эти тенденции являются прямым следствием работы рыночных механизмов, ориентированных на максимизацию прибыли и накопление капитала. Важным элементом экономической системы является технологический уклад. Он детерминирует уровень затрат, себестоимость, производительность и эффективность производственных процессов, а также устойчивость развития бизнеса и экономики в целом [5]. Кроме того, он обуславливает систему производственных отношений. Таким образом, технологический уклад становится ключевым драйвером развития социально-экономической системы и формирует основу институционального устройства общества.
Процессы глобализации / деглобализации могут быть рассмотрены с двух позиций. С одной стороны, они являются проявлением эволюции производственных отношений, формирующей мировые рынки труда и капитала, определяющей уровень международного разделения труда, стимулирующей развитие транснациональных компаний и международных цепей поставок. С другой, они являются частью политико-правовой среды, задающей направление развития международных институтов и правовых систем.
В контексте анализа трендов глобализации / деглобализации большой интерес представляет предложенная И. Валлерстайном концепция мир-системы. Она предполагает иерархическое строение мировой экономики с выделением трех ключевых уровней: центра, полупериферии и периферии. Центр в данной концепции формируют развитые в экономическом и технологическом отношении страны. Они контролируют мировой рынок и являются основными бенефициарами международной торговли за счет неэквивалентного обмена со странами полупериферии и периферии [3].
Доминирование стран центра носит комплексный характер. Доминирование в производительности за счет более высокого уровня технологического развития позволяет им разрабатывать и производить более качественные продукты по более низким ценам по сравнению с другими странами. Торговое доминирование означает, что основная часть произведенной в мире добавленной стоимости достается странам центра за счет непропорциональной структуры цен: высокотехнологичные продукты, производимые странами центра, стоят дороже, чем низкотехнологичные, на которых специализируются страны периферии и полупериферии. Также важным торговым преимуществом стран центра является большая стабильность и инвестиционная привлекательность, обуславливающая постоянный отток капитала в центр из стран второго и третьего мира. Военное доминирование позволяет центру применять вооруженные силы для подавления противника и установки выгодной для себя системы торговых и экономических отношений с ним.
Страны периферии являются значительно менее развитыми, чем страны центра и полупериферии. Их отставание носит, в первую очередь, технологический и социальный характер. Они фокусируются на производстве продуктов с низкой добавленной стоимостью, преимущественно в добывающих отраслях и агропромышленном секторе. Имеют значительную неквалифицированную и низкооплачиваемую рабочую силу. Социальная инфраструктура и институты в них не развиты, что касается, прежде всего, сферы здравоохранения и образования. В результате, страны периферии находятся в зависимости или эксплуатируются более развитыми странами.
Страны полупериферии – это индустриализирующиеся и имеющие достаточно диверсифицированную экономику развивающиеся страны, занимающие промежуточное положение между странами центра и периферии. Как правило, больше экспортируют в периферийные страны, а импортируют – из стран центра. Подвергаются давлению и доминированию со стороны стран центра, но значительно меньшему, чем страны периферии. Могут иметь собственную периферию.
Иерархическая структура мир-системы с распределением власти и доминирования от стран центра к полупериферии и далее к периферии означает, что именно страны центра формируют систему международного разделения труда. Являясь технологическими, финансовыми и военными лидерами, страны центра формируют ключевые тренды экономических и торговых процессов, проявляющиеся затем в глобализации или деглобализации. Страны полупериферии и периферии могут изменить свое место в данной системе лишь вследствие ее структурных изменений. Так, например, промышленное развитие Китая последних десятилетий было обусловлено спросом на дешевые трудовые ресурсы в связи с необходимостью удешевления продукции транснациональных компаний, чьи экономические интересы представляют страны центра.
Исследование динамики открытости и закрытости внешней торговли ведущих стран центра было проведено группой российских экономистов из научной лаборатории современной политэкономии [1]. В исследовании рассматривались британский и американский циклы накопления (т.е. период с 1790-х годов по настоящее время). Открытость или закрытость рынка была определена через оценку соотношения темпа роста мировой торговли (экспорта и импорта) и темпа роста мирового ВВП. В каждом из шести проанализированных технологических укладов были выделены две ключевые стадии развития: начало и широкое распространение. Соотнесение периодов открытости и закрытости рынков и стадий технологических укладов позволило авторам установить следующую закономерность. Начальная стадия технологического уклада, как правило, характеризуется снижением темпов роста международной торговли по отношению к мировому ВВП. Стадия широкого распространения, наоборот, показывает более высокие темпы роста международной торговли по сравнению с мировым ВВП.
Ряд экспертов предполагают, что к настоящему моменту мир прошел через пять технологических укладов и вступает в шестой [2,4,7]. Шестой технологический уклад включает в себя конвергенцию нескольких областей: нанотехнологии, биотехнологии, информационные технологии, когнитивные технологии и социогуманитарные технологии (NBICS) [6,9]. Этот период становления инновационных технологий сопровождается снижением темпов роста международной торговли по отношению к мировому ВВП, согласно статистике Всемирного банка, причем началом указанного тренда можно считать глобальный финансовый кризис 2008 года, восстановительный рост после которого в 2010-2011 годах не смог перекрыть докризисные значения показателя (рис.1). Период пандемии Covid-19 2020-2021 годов и политические потрясения 2022 года могут усугубить описанный тренд.
Рис.1. Отношение мировой торговли к мировому ВВП [10]

Сокращение темпов роста международной торговли по отношению к ВВП связано с ростом протекционистских барьеров, направленных на закрытие рынков (в первую очередь, развитых стран центра) от конкурирующих международных компаний. Введение ограничительных и либерализационных мер в отношении международной торговли в период с 2009 по 2022 год представлено на рис.2. Как показывают данные рисунка, начиная с 2009 года наблюдается практически постоянный рост вновь введенных ограничительных мер в отношении международной торговли (незначительное снижение наблюдается в 2011, 2016 и 2019 годах). Резкий рост ограничительных мер в 2020 году был связан с пандемией Covid-19. В 2021 и 2022 годах видно снижение числа вновь вводимых ограничительных мер, однако показатель 2022 года значительно превышает допандемийный уровень. Либерализационные меры до 2019 года колеблются примерно на одном уровне, несколько увеличиваясь лишь в 2020 и 2022 годах. В целом, число ограничительных мер в рассматриваемый период времени существенно превышает число либерализационных: от 3,5 (в 2022 году) до почти 6 раз (в 2020 году).
Рис. 2. Введение ограничительных и либерализационных мер в отношении международной торговли в период с 2009 по 2022 год [8]

Структура ограничительных мер в международной торговле представлена в табл.1. На первом месте по значимости среди ограничительных мер находятся субсидии (кроме экспортных) – 54%; на втором – поддержка экспорта (включая экспортные субсидии) – 18%; на третьем – тарифное регулирование – 9%. Далее по значимости идут условные торговые защитные меры – 6%; регулирование торговых инвестиций – 4%; ограничения государственных закупок – 3%; неавтоматическое регулирование и квоты – 2%; регулирование прямых иностранных инвестиций – 1%; контроль за движением капитала – 1%; прочие меры – 1% и миграционные меры – 1%. Менее 1% занимают такие меры, как контроль над ценами, включая дополнительные налоги и сборы; финансовые меры; предотгрузочная инспекция и другие формальности; регулирование интеллектуальной собственности и технические барьеры в торговле.
Структура либерализационных мер в международной торговле представлена в табл.2. Среди них на первом месте находятся тарифные меры – 50%; на втором - неавтоматическое лицензирование и квоты – 13%; на третьем - поддержка экспорта (включая экспортные субсидии) – 12%. Далее по значимости идут регулирование прямых иностранных инвестиций – 7%; субсидии (кроме экспортных) – 4%; меры контроля над ценами, включая дополнительные налоги и сборы – 4%; миграционные меры – 3%; прочие меры – 2%; контроль за движением капитала – 1%; ограничения государственных закупок – 1%. Менее 1% занимают такие меры, как регулирование торговых инвестиций; условные торговые защитные меры; финансовые меры; регулирование интеллектуальной собственности; предотгрузочная инспекция и другие формальности; технические барьеры в торговле.

Таблица 1
Структура ограничительных мер в международной торговле [8]
Вид ограничительных мерКоличество ограничительных мер
Субсидии (кроме экспортных субсидий)21940
Меры, связанные с экспортом (включая экспортные субсидии)7302
Тарифное регулирование3537
Условные торговые защитные меры2410
Регулирование инвестиций, связанных с торговлей1472
Ограничения государственных закупок1241
Неавтоматическое лицензирование, квоты и т. д.914
Регулирование прямых иностранных инвестиций496
Контроль за движением капитала336
Прочие меры277
Миграционные меры241
Меры контроля над ценами, включая дополнительные налоги и сборы136
Финансовые меры31
Предотгрузочная инспекция и другие формальности15
Регулирование интеллектуальной собственности6
Технические барьеры в торговле2


Таблица 2
Структура либерализационных мер в международной торговле [8]
Вид либерализационных мерКоличество либерализационных мер
Тарифные меры4393
Неавтоматическое лицензирование, квоты и т. д.1168
Меры, связанные с экспортом (включая экспортные субсидии)1031
Регулирование прямых иностранных инвестиций592
Субсидии (кроме экспортных субсидий)389
Меры контроля над ценами, включая дополнительные налоги и сборы387
Миграционные меры261
Прочие меры194
Меры контроля капитала112
Ограничения государственных закупок91
Инвестиционные меры, связанные с торговлей47
Условные торговые защитные меры23
Финансовые меры19
Регулирование интеллектуальной собственности3
Предотгрузочная инспекция и другие формальности2
Технические барьеры в торговле1


В период с 2009 по март 2023 года ограничительные меры в сфере международной торговли были приняты против 234 стран. Всего за указанный период было принято 622734 ограничительных мер. В рейтинг Top-20 стран по этому показателю вошли (в порядке убывания числа международных торговых ограничительных мер): Германия (2,2% от всех международных торговых ограничительных мер), Италия (2,1%), Франция (2,1%), Великобритания (2,0%), Япония (1,9%), США (1,9%), Китай (1,9%), Нидерланды (1,9%), Южная Корея (1,9%), Испания (1,9%), Канада (1,8%), Бельгия (1,8%), Индия (1,8%), Таиланд (1,7%), Швеция (1,7%), Швейцария (1,7%), Австрия (1,6%), Малайзия (1,6%), Польша (1,6%) [8]. Таким образом, рейтинг Top-20 стран, против которых введено наибольшее число международных торговых ограничительных мер включает в основном развитые промышленные страны. Распределение ограничительных мер в рейтинге Top-20 за рассматриваемый временной период носит относительно равномерный характер.
Количество мер, либерализирующих мировую торговлю, за аналогичный период времени с 2009 по март 2023 года оказалось почти в четыре раза ниже, чем ограничительных мер (163605 против 622734) [8]. Это подтверждает, что в анализируемый период стремление к закрытию рынков было значительно выше, чем стремление к либерализации и открытости. Число стран, для которых были ослаблены торговые ограничения, составило 234, что, как было указано ранее, равно числу стран, для которых ограничения были введены или усилены. Таким образом, как торговые ограничения, так и либерализация затрагивают практически все страны мира.
В рейтинг Top-20 стран по показателю либерализации вошли (в порядке убывания числа международных торговых либерализационных мер): Китай (2,5%), США (2,2%), Германия (2,1%), Великобритания (1,9%), Италия (1,9%), Франция (1,8%), Корея (1,7%), Индия (1,7%), Япония (1,6%), Нидерланды (1,6%), Таиланд (1,6%), Испания (1,6%), Канада (1,5%), Бельгия (1,5%), Малайзия (1,5%), Бразилия (1,4%), Мексика (1,4%), Сингапур (1,3%), Индонезия (1,3%) и Швейцария (1,3%) [8]. Несмотря на то, что данный рейтинг (особенно первые десять позиций) также представлен в основном развитыми промышленными странами, распределение либерализационных торговых мер является значительно менее равномерным. Лидером в данном рейтинге является Китай, что демонстрирует его высокую заинтересованность в открытии зарубежных рынков и сильные переговорные позиции. За ним следуют США.
Top-20 стран, которые ввели максимальное количество протекционистских мер для защиты внутреннего рынка в период с 2009 по март 2023 года, представлены в табл.3. На первом месте в данном рейтинге находятся США, которые ввели более 13% от всех протекционистских мер в мире. Это может быть объяснено стремлением США закрыть свой внутренний рынок от иностранных компаний в целях создания тепличных условий для развития национального высокотехнологичного бизнеса для сохранения лидерства в формирующемся технологическом укладе.
Аналогичную стратегию использует и Китай, имплементировавший более 9% от общего числа протекционистских мер. На третьем месте в данном рейтинге находится Германия (4,8% от общего числа протекционистских мер), на четвертом - Италия (3,2%), на пятом - Индия (2,8%), на шестом Испания (2,6%), на седьмом – Франция (2,5%), на восьмом – Великобритания (2,4%), на девятом – Бразилия (2,3%), на десятом – Канада (2,0%). Далее, в порядке убывания, следуют Польша (1,9%), Россия (1,9%), Япония (1,8%), Аргентина (1,6%), Нидерланды (1,6%), Финляндия (1,6%), Португалия (1,6%), Швеция (1,6%), Дания (1,6%) и Австрия (1,5%). Как видно, данный рейтинг представлен в основном развитыми промышленными странами, которые заинтересованы в создании комфортных условий для внутренних национальных производителей для обеспечения технологического развития и сохранения ведущих позиций в мировой системе разделения труда.
Top-20 стран, которые ввели максимальное количество либерализационных мер за период с 2009 по март 2023 гг., представлены в табл.4. Наиболее интенсивно открывали свои рынки для зарубежных компаний Индия и Бразилия (ими было введено по 4% от общего числа либерализационных мер за рассматриваемый период). На третьем и четвертом местах оказались Китай (2,4%) и Россия (2,3%). На пятом и шестом – Аргентина и США (примерно по 2,2%). На седьмом и восьмом местах – Испания и Италия (примерно по 2,0%). Далее в порядке убывания следуют Германия, Австрия, Нидерланды, Польша, Люксембург, Франция, Венгрия, Болгария, Словения, Бельгия, Швеция, Чехия с достаточно близкими показателями от 1,99% до 1,94%

Таблица 3
Top-20 стран, которые ввели наибольшее число протекционистских мер за период с 2009 по март 2023 года [8]
СтранаКоличество введенных протекционистских мер
США8326
Китай5926
Германия3029
Италия2040
Индия1780
Испания1640
Франция1600
Великобритания1576
Бразилия1467
Канада1279
Польша1235
Россия1195
Япония1155
Аргентина1033
Нидерланды1006
Финляндия1005
Португалия998
Швеция988
Дания984
Австрия980


Таблица 4
Top-20 стран, которые ввели максимальное количество либерализационных мер за период с 2009 по март 2023 гг. [8]
СтранаКоличество введенных либерализационных мер
Индия889
Бразилия880
Китай519
Россия501
Аргентина482
США475
Испания438
Италия431
Германия427
Австрия422
Нидерланды421
Польша421
Люксембург420
Франция419
Венгрия418
Болгария418
Словения417
Бельгия416
Швеция415
Чехия415


На рис.3 представлены Top-20 товаров, в отношении которых было принято наибольшее число ограничительных мер за период с 2009 по март 2023 года. Как видно из представленных данных, 16 из 20 позиций касаются продуктов металлургической промышленности. Она является наиболее пострадавшей от введенных ограничительных мер. В основном данные ограничительные меры были введены развитыми странами (США, ЕС и др.) и направлены против продукции развивающихся стран.
Рис.3. Top-20 товаров, в отношении которых было принято наибольшее число ограничительных мер за период с начала 2009 по март 2023 года [8]

На рис.4 представлены Top-20 товаров, в отношении которых было принято наибольшее число либерализационных мер за рассматриваемый период. 19 из 20 позиций, включенных в рейтинг, касаются продукции обрабатывающей промышленности высокого передела. Исключением в данном рейтинговом списке является лишь тростниковый или свекловичный сахар и химически чистая сахароза в твердом виде. Большинство либерализационных мер были приняты развивающимися странами, открывавшими свои рынки для товаров высокого передела из развитых стран в связи со своей технологической отсталостью.
Рис.4. Top-20 товаров, в отношении которых было принято наибольшее число либерализационных мер за период с начала 2009 по март 2023 года [8]

Проведенный анализ статистических данных показал четкий тренд на усиление ограничительных мер в мировой экономике, причем, в первую очередь, со стороны развитых в экономическом, промышленном и технологическом отношении стран. Этот тренд полностью соответствует теоретическим концепциям смены волн глобализации и деглобализации в соответствии со сменой стадий технологических укладов. Текущая стадия начального развития нового технологического уклада требует, как уже отмечалось выше, создания тепличных условий для развития национального инновационного бизнеса в странах центра. Что и реализуется через внедрение протекционистских мер и закрытие рынков развитых стран от технологичной продукции зарубежных конкурентов.
В списке стран, проводящих либерализационную политику, лидируют, причем со значительным отрывом, развивающиеся страны, входящие в блок БРИКС. Открывая свои рынки для высокотехнологичной продукции из развитых стран, они не только стремятся удовлетворить запрос своей экономики и промышленности. В ряде случаев, обладая мощной, хотя и не самой передовой промышленной базой, они стремятся преодолеть технологическое отставание от стран центра через копирование импортируемых продуктов и технологий. Понимая и отслеживая данную тенденцию, страны центра стараются ограничить технологическое развитие стран полупериферии через усиление санкционного давления на их наиболее высокотехнологичные компании.


Список использованных источников:
1. Абдулов Р.А., Джабборов Д.Б., Комолов О.О., Маслов Г.А., Степанова Т.Д. Деглобализация: кризис неолиберализма и движение к новому миропорядку. Научный доклад. М., 2021.
2. Авербух В.М. Шестой технологический уклад и перспективы России (краткий обзор) //Вестник СтавГУ: журнал. — Ставрополь, 2010. — № 71. — С. 159—166.
3. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире /Пер. с англ. П.М. Кудюкина. - СПб.: Университетская книга, 2001.
4. Глазьев С. Ю. Открытие закономерности смены технологических укладов в ЦЭМИ АН CCCР //Экономика и математические методы. - 2018. Т.54. - № 3. - С. 17–30.
5. Корчагина Е.В. Сравнительный анализ отчетности устойчивого развития российских и зарубежных компаний // Проблемы современной экономики. – 2008. – № 4(28). – С. 158-164.
6. НБИКС-конвергенция. Ассоциация инновационных предприятий нано-био-инфо-когно-социо технологий. URL: https://nbics.org (Дата обращения 23.06.2023).
7. Садовничий В.А., Акаев А.А., Коротаев А.В., Малков С.Ю. Моделирование и прогнозирование мировой динамики. — М.: ИСПИ РАН, 2012.
8. Global trade alert. URL: https://www.globaltradealert.org/global_dynamics (Дата обращения 23.06.2023).
9. Spohrer J. NBICS (Nano-Bio-Info-Cogno-Socio) Convergence to Improve Human Performance: Opportunities and Challenges //Converging Technologies for Improving Human Performance. Nanotechnology, Biotechnology, Information Technology and Cognitive Science. NSF/DOC-sponsored report /Ed. by M. Roco and W. Bainbridge. Dordrecht, 2003. P.101-117.
10. World Trade to GDP Ratio. URL: https://www.macrotrends.net/countries/WLD/world/trade-gdp-ratio (Дата обращения 23.06.2023).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2023
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия