Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (2), 2002
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Аржанухин В. В.
Заведующий кафедрой религиоведения
Российского государственного педагогического
университета им. А.И.Герцена, к.филос.н., доцент

Пшенко К. А.
Советник главного экспертно-аналитического управления
Секретариата Совета Межпарламентской Ассамблеи СНГ,
к.и.н., доцент


РЕЛИГИЯ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ПРОГРАММАХ
В статье анализируются гуманитарные и правовые аспекты использования в странах СНГ религиозной проблематики в сфере государственного образования.
Простой перенос религиозных идей и принципов воспитания из церковных школ в государственные учебные заведения создают угрозу не только демократическим институтам общества, но и религиозным организациям. Но не менее опасной крайностью во взаимоотношениях школы и религии является исключение из образовательных программ (под видом соблюдения принципов свободы совести) любых упоминаний о религии.
Возможности оптимального взаимодействия принципов свободы совести и государственного светского образования появляются, по мнению авторов, при организации неконфессионального религиозного образования.

Во всех странах СНГ религия довольно активно входит в программы ряда государственных средних школ и вузов. Постсоветский религиозный Ренессанс не мог не поставить перед народным образованием вопрос о месте религии в учебном процессе.
Вместе с тем включение религиозной тематики в учебные планы поставило такие задачи, которые не могут быть решены средствами дидактики. Для их решения приходится обращаться к правовым документам, регулирующим взаимоотношения школы и церкви. К числу таких документов принадлежат конституции стран Содружества, а также их законы об образовании и религиозных объединениях и культах.
Во всех ныне действующих конституциях государств - участников СНГ, за исключением Конституции Беларуси, прямо говорится об отделении религиозных объединений от государства и провозглашается свобода совести. Особенно последовательно это положение выражено в конституциях России, Казахстана, Кыргызстана и Туркменистана, закрепляющих светский характер государства. Конституции этих стран утверждают, что религиозная вера является сугубо личным делом человека и не санкционируется государством. В правовом акте "О свободе совести и религиозных организациях" отделение церкви от государства было провозглашено также Азербайджаном.
Принятие странами - членами Содружества правовых норм, гарантирующих свободу совести на основе отделения церкви от государства, явилось значительным шагом на пути сближения их законодательств с международными правовыми стандартами, в соответствии с которыми каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии. "Это право включает свободу иметь или принимать религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими..." (Международный пакт о гражданских и политических правах. Статья 18.1).
Правовые акты о свободе совести и об отделении религиозных организаций от государства исключают право государственных учебных заведений осуществлять конфессиональное религиозное образование, обращать учащихся в религиозную веру. Однако эта норма не для всех организаторов образования является очевидной. Полулегальное привлечение той или иной конфессии к учебно-воспитательному процессу стало распространенным явлением в государственных школах стран СНГ, так как от религиозного влияния в школе ожидают большего, чем свободного распространения религиозных идей. Многие школьные администрации хотели бы использовать потенциал конфессий для решения своих педагогических задач. Радикальная форма "конфессионального патриотизма" настаивает на срочном и повсеместном введении религиозных дисциплин в учебные программы. "Конфессиональный патриотизм" присутствует и в идее "конфессии как основы единого культурного пространства".
Однако на практике введение в государственной школе конфессионально ориентированного религиозного воспитания и образования способно не столько решить педагогические задачи, сколько породить новые социальные, политические и конфессиональные проблемы.
Наиболее важная из них связана с тем, что конфессиональный патриотизм государственных образовательных программ нарушает принцип равенства всех религий, декларированный всеми конституциями стран Содружества. Конфессионально ориентированные школьные программы способствуют и культурно-национальной "сектаризации" общества. Нация в таких учебных программах начинает интерпретироваться как ценностно-оринтированная группа, имеющая своим отличительным признаком веру. В итоге конфессиональный патриотизм становится фактором национального и социального сепаратизма.
Школьный конфессиональный патриотизм представляет угрозу и для самих конфессий и исторически сложившегося конфессионального баланса. Светские педагоги и представители церквей, вовлеченные в современный процесс взаимодействия школы и религии, часто склонны видеть в этом взаимодействии только одну сторону - влияние религии на образование. И мало кто из них обращает внимание на его другую сторону - на влияние современного светского образования на конфессию.
Включение конфессионально ориентированных религиозных программ в школьное и университетское образование создало беспрецедентную ситуацию для религий стран СНГ, поскольку современная ситуация во взаимоотношениях светского образования и религии принципиально отличается от той, что сформировалась к началу 20 века. Если в прежние времена школьные религиозные программы были естественным продолжением духовной жизни в церкви и общине, то сегодня именно светские учебные программы создают контекст, в котором может существовать религиозно-духовное образование. Светская школа СНГ является сегодня доминирующим звеном в формировании конфессионально ориентированного религиозного опыта у учащихся, который далеко не всегда продолжается в церковной практике. Школьный конфессиональный патриотизм в этой ситуации приводит чаще всего к тому, что приобщение учащихся к конфессии происходит непосредственно в классе или аудитории. Они становятся православными, мусульманами или буддистами, сидя за партами. Роль религии в университете или в школе состоит лишь в том, чтобы привести учащихся к порядку. От конфессий в таких образовательных программах ожидают, что они будут играть только периферийные для религии роли. Таким образом конфессии начинают жить на светский манер, превращаясь в культурные и национальные доктрины.
Анализ данной ситуации дает основание предположить, что дальнейшее игнорирование педагогическими системами СНГ принципов светского образования будет приводить к таким религиозным идеями, которые формируются на границах перехода от одного понимания конфессии к другому.
Религия для школьных конфессиональных неофитов - это прежде всего традиционная религия. Но в странах СНГ существуют и другие религии, которые нельзя назвать традиционными. Наконец, существует религиозный опыт людей за пределами всех общественно организованных религий.
К чему же ведут программы, основанные на иерархии религиозных форм? Прежде всего, они способствуют формированию закрытого типа религиозности. Эти программы часто загоняют "нетрадиционные" религиозные группы в подполье. Логическим продолжением этих программ являются призывы к насильственному изменению нетрадиционного религиозного мировоззрения.
Между тем государственная система образования должна работать со всеми религиозными движениями, взаимодействовать с ними в решении социальных зада, в том числе в борьбе с наркоманией, детской преступностью и алкоголизмом, поддерживать усилия по улучшению экологической ситуации, а не заниматься исправлением "неправильного", "нетрадиционного" религиозного мировоззрения на "правильное" и "традиционное".
Не менее опасной крайностью во взаимоотношениях государственной школы и религии является исключение под видом соблюдения принципа свободы совести из учебных программ любых тем, связанных с религией. Однако лишенный знаний о целом пласте традиционной культуры человек оказывается неспособным понимать культурное и историческое наследие, народное творчество, литературу и искусство. Отсутствие религиозной культуры порождает нетерпимость к различным проявлениям религии и обычаям религиозных меньшинств, увеличивает опасность взаимного непонимания и конфликтов на религиозной почве.
Стремление совместить в учебных программах принципы свободы совести и светского образования со знаниями о религии все чаще приводит системы образования стран Содружества к идее неконфессионального религиозного образования. На основе подобной идеи строятся религиоведческие курсы и в государственных школах и университетах большинства развитых стран мира. Суть новых решений заключается в том, что школы подходят к конфессиям не с точки зрения того, насколько полно та или иная из них выражает "последние" истины, а с учетом их роли в жизни человека и общества. Система неконфессионального религиозного образования в светских школах совсем не исключает возможность участия церкви в педагогическом процессе. Но религиозное образование в государственной школе не может рассматривать ту или иную религию с позиций другой религии. Неконфессиональное религиозное образование позволяет избежать противопоставления одной конфессии другой и одновременно дает возможность показать уникальное значение для общества каждой из них. Как представляется, такой подход к взаимосвязи религии и образования особенно необходим в условиях поликонфессиональности, характерной для каждого государства - участника СНГ.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия