Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (15/16), 2005
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Орлов А. В.
доцент кафедры политической экономии
Санкт-Петербургского государственного политехнического университета,
кандидат экономических наук


ЭНЕРГОСОДЕРЖАЩИЕ ПРОДУКТЫ - МАТЕРИАЛЬНАЯ ОСНОВА СТОИМОСТИ И ЦЕННОСТИ

Накопленные в российской экономической науке знания, относительно содержания "стоимости и ценности", позволяют сделать вывод, что экономисты создали задел, позволивший шаг за шагом подойти к созданию новой экономической теории на основе развития методологии классической школы. Можно считать общепризнанным фактом, что стоимость представляет затратную категорию (не обязательно только трудовую), а ценность - характеризует полученный результат и выражает оценку блага. При этом содержание ценности богаче содержания стоимости и далеко выходит за рамки социально-экономических отношений. Между ними существует принципиальное отличие, эти термины не синонимы, а являются самостоятельными категориями с собственным содержанием, поскольку характеризуют разные стороны одного и того же явления.
Стоимость - выражает количественную меру затрат на производство блага и в этом смысле является категорией объективной. Источником стоимости выступает то, что стоят производству реальные затраты, что уничтожается и безвозвратно расходуется, а не то, что применяется и используется многократно. Реально уничтожаются в процессе производства только жизненные средства (предметы потребления) и энергоносители. Затраты необходимы для получения блага, которое должно обладать какими-либо полезными свойствами, а следовательно, и ценностью для потребителя. То, что будет положено в основу стоимости -созидательной субстанции, явится фундаментом, на котором выстроится все здание рациональной экономики. Такой подход можно назвать рационалистическим.
Ценность - характеризует качество блага со стороны его полезных свойств и в этом отношении она субъективна. Но под этой субъективностью лежит объективное начало - общественная оценка блага, складывающаяся из множества причин и факторов.
В соответствии с укоренившейся в российской науке традицией часть экономистов продолжает придерживаться взгляда о преимущественно трудовой субстанции хозяйства. Такое положение обусловлено многими причинами. Некоторые из них связаны с тем, что ни теория предельной полезности, ни теория факторов производства не в состоянии представить научной картины хозяйственной деятельности, исходя из единого теоретического начала. Другие причины обусловлены верой в незыблемость положений трудовой стоимости, отказ от которой равносилен крушению прежних идеалов.
В качестве неуместности подмены и отождествления термина "ценность - стоимостью" и наоборот приведем следующие аргументы.
Утверждается, что абстрактный труд создает стоимость, но абстрактный труд - это не реальность, а всего лишь несуществующее явление. Следовательно, стоимость в таком случае не объективная категория, характеризующая реальные затраты, а лишь мысленное представление. При таком подходе стоимость действительно выступает, как непознаваемая и трансцендентная категория [1, с.16; 2, с. 9-12]. В отношении реальной стоимости нельзя сказать, что она не содержит ни грана вещества, но в отношении ценности, как полезности, это вполне уместно.
Распространено утверждение о том, что товары обмениваются в соответствии с количеством затраченного на них труда (общественно-необходимого рабочего времени), то есть в соответствии с их "стоимостями". Такое представление требует пересмотра, поскольку не соответствует практике хозяйствования. В рыночном хозяйстве товары не обмениваются, а реализуются за деньги. При обмене (бартере) прибыли в виде экономического эффекта нет. Бартер и реализация товара за деньги это принципиально разные виды сделок. Практика на каждом шагу подтверждает, что реализация товаров происходит не в соответствии с затраченным на них трудом, а по их общественной ценности (меновой ценности) в соответствии с нормами и традициями, которые сформировались в обществе за длительный период времени.
Труд - это деятельность, в процессе которой человек расходует свою энергию, что предполагает потребление жизненных средств соответствующего качества и количества. С другой стороны, создание благ предполагает использование средств труда, которые для своего нормального функционирования потребляют энергоносители в виде топлива и энергии. Жизненные средства и энергоносители являются энергосодержащими продуктами, которые в процессе производства уничтожаются, но помимо воспроизводства своих стоимостей (то есть энергетических затрат), и в отличие от труда, который не воспроизводится, они способны воспроизвести дополнительные ценности (блага) в виде жизненных средств, энергоносителей или средств труда. Обусловлено это тем, что извлекаемые из природы энергосодержащие продукты содержат, как правило, значительно большее количество энергии, относительно произведенных затрат.
Тайна возникновения прибавочного продукта заключается в том, что эффект от производственной деятельности скрыт от внешнего наблюдения не только покровом товарно-денежных взаимоотношений между производителем и потребителем, но и потребительскими свойствами произведенного блага. Одно дело - определить разницу между ценой и издержками производства, и совершенно другое - оценить потребительские свойства вновь полученного продукта относительно совокупной величины произведенных материальных затрат. Это то, что касается вещественного содержания потребительских свойств продукта. Если же говорить о внешней стороне проблемы, то экономический эффект в условиях рыночной экономики возникает в результате сбережения как у производителя, так и у потребителя энергосодержащих продуктов, требующихся для обеспечения рабочей силы жизненными средствами, а для функционирования средств труда - энергоносителями, стоимостные составляющие которых непосредственно определяют издержки производства. Известный из литературы пример демонстрирует факт равной выгодности сделок для участников рынка, подтверждая тем самым правильность принятой концепции [3, c. 47].
Предположим, что при извлечении из недр земли одной тонны угля затрачено 100 у.е. (условная единица) совокупной энергии в виде жизненных средств и энергоносителей, что соответствует денежным затратам в сумме 100 д.е. (денежная единица). Извлеченная же тонна угля должна содержать большее количество энергии по отношении к затраченной ее величине (иначе нет смысла для ее добычи) - допустим 200 у.е. энергии, поэтому ее можно продать за 150 д.е.
Любое производство функционирует за счет расходования энергосодержащих продуктов, поэтому данный пример может быть отнесен к характеристике общественного явления в целом. С этой целью рассмотрим его более подробно.
В результате произведенных действий и совокупных затрат в сумме 100 д.е. производителем получен продукт, содержащий 200 у.е. энергии, что на 100 у.е. превышает совокупный расход энергии. За одну часть этого прибавочного продукта в размере 50 у.е. энергии производителем от потребителя получена добавочная денежная сумма в размере 50 д.е., которая чисто техническим приемом делится между амортизаций и прибылью. Добавочная стоимость в том смысле, что она превышает издержки производства и включена в цену товара. В цене учитывается увеличение ценности результата над величиной издержек. Отсюда следует, что надбавка к издержкам производства не есть спекуляция или обман покупателя, а представляет не что иное, как оплата дополнительно предоставляемых благ и услуг. Понятно, что за 200 д.е. реализовать весь продукт (одну тонну угля, содержащую 200 у.е. энергии) нельзя, поскольку в этом случае потребитель теряет выгоду от приобретения энергосодержащего продукта, то есть он потратит ровно сколько же сколько и приобретет. Оставшаяся часть дополнительной потребительской ценности, содержащая 50 у.е. энергии, достается потребителю даром. Ее он использует по своему усмотрению - для производительного или личного употребления. В этом состоит вещественная выгода покупателя в отличие от реального экономического эффекта продавца. Под действием рыночных сил со временем происходит достижение равновесия между участниками сделок, их интересы в процессе многократных операций выравниваются. Равновесная цена устанавливается при достижении равной выгодности между производителем и потребителем блага. Как видим, источник добавочной стоимости не в недоплате наемному работнику за его труд, а в получении продукта, содержащим большее количество потенциальной энергии по сравнению с ее израсходованной величиной.
Добавочно полученная производителем стоимость в размере 50 д.е. не имеет отношения к его издержкам производства, эта стоимость - часть дополнительной потребительской ценности, за которую потребитель платит производителю выше его затрат. Теперь становится понятна причина, по которой доходы предпринимателя меньше ценности его предельного физического продукта, то есть, почему факторам платят меньше относительно потребительской ценности произведенного с их помощью продукта. Вот ответ на вопрос, который поднимала Дж. Робинсон в статье "Теорема Эйлера и проблема распределения" (1934 год) и который неоднократно обсуждался экономистами [4, c.75-79]. Безусловно, конкуренция может лишить как производителя, так и потребителя выгоды от произведенных операций на рынке, несмотря на то, что продукт по-прежнему останется носителем прежних потребительских свойств и качеств. Обязательным условием появления прибыли у производителя является продажа продукта за деньги, поскольку при бартере прибыли нет, что не исключает наличия неэквивалентного обмена со стороны потребительских свойств продукта.
Покупатель, переплачивая за товар выше издержек производства, тем самым дает оценку потребительским свойствам продукта с целью получения максимальной выгоды от его употребления, а не по причине внешнего принуждения - диктата производителя, и тем более не из альтруистических побуждений - облагодетельствовать производителя. Каждый из участников сделки блюдет свой частный интерес. Поведение потребителя объясняется желанием получить вполне конкретный эффект от использования приобретенного блага. Если производитель от реализации своей продукции имеет экономический эффект в виде добавочных денежных средств, то потребителю достается дополнительная потребительская ценность от приобретенного блага. Отсюда следует вывод: прямые налоги должен уплачивать производитель, а косвенные налоги - конечный потребитель. Практика подтверждает существование именно такой тенденции в развитии налоговой политики. Для вскрытия причины переплаты потребителем издержек производства и выхода на новый уровень знания потребовалось проникнуть за сферу денежного обращения и привлечь к анализу потребительские свойства энергосодержащих продуктов. Исключения же могут быть самыми различными, но на их основе нельзя построить теорию. Экономика основывается на потребительских свойствах продукта, но не они являются предметом экономического анализа, теория стоимости и ценности предполагает вывод цен из внеценовых факторов.
Рассмотрим понятие избыточной стоимости. С одной стороны, реальные текущие затраты на приобретение жизненных средств и энергоносителей, в отличие от основного материала, расходуются и уничтожаются, с другой стороны, от реализации продукта производитель получает денежную выручку как единую стоимостную величину. Эта выручка распределяется на обязательные (договорные) выплаты и на свободный остаток, представляющий собой стоимостной избыток, который подразделяется на амортизацию и прибыль (процент). Поэтому все попытки выяснить природу прибыли в отрыве от амортизации терпели неудачу. Проводить анализ прибыли как независимую от амортизации величину заведомо ошибочно и бесперспективно. Амортизация и прибыль проистекают из одного и того же источника и представляют единую экономическую категорию, что не учитывается в современном экономическом анализе, хотя на практике они выполняют аналогичные функции, соединяясь и входя в состав капитальных вложений как единое целое (Кеш Флоу). Отсутствие понимания природы стоимостного избытка влечет за собой сложность и неопределенность при проведении анализа экономических процессов. Прибыль, как самостоятельная экономическая категория, выделилась из дохода предпринимателя при развитии акционерных форм собственности, аналогично выделению амортизации в самостоятельную категорию при переходе к массовому использованию машин.
Раскрыть происхождение избыточной стоимости до привлечения к анализу энергосодержащих продуктов не представлялось возможным. Производительное использование этих продуктов позволяет помимо воспроизводства израсходованных затрат получить дополнительные потребительские ценности и реализовать их с большей стоимостью, то есть за большие деньги. Если затраты энергосодержащих продуктов выступают начальным основанием цен, то конечным источником дохода является вновь полученная потребительская ценность в виде различного рода благ. Новая стоимость образуется во вновь произведенном продукте полностью и заново. Никакой старой стоимости на новый продукт не переносится и не передается, поскольку речь идет о непрерывном технологическом процессе по производству готового конечного продукта, в котором сырье и основные материалы представляют незавершенный продукт, полуфабрикат, принадлежащий процессу производства. Выяснить источник образования стоимостного избытка на промежуточных этапах изготовления готового конечного продукта практически не представлялось возможным. Проблема осложнялась еще и тем, что в готовом конечном продукте прибыли, как таковой нет, она представлена в составе его элементов: энергоносителей, предметов потребления и средств труда. Именно потребительская ценность энергосодержащих продуктов позволяет получить результат, превышающий величину затрат.
Наличие избыточной стоимости на промежуточных этапах изготовления готового конечного продукта объясняется тем, что в процесс производства непрерывно вовлекаются энергосодержащие продукты. На основе потребительских свойств этих продуктов оказывается возможным, помимо воспроизводства израсходованных энергоносителей и жизненных средств, воспроизвести стоимостной эквивалент новых средств труда. Но средства труда более не являются энергосодержащим продуктом. Общественный воспроизводственный процесс затухает в расходовании (потреблении и уничтожении) энергосодержащих продуктов, а их извлечение из природы, в свою очередь, обязано непрерывному воспроизводству средств труда. На уровне экономически обособленного предприятия готового конечного продукта нет, производственный процесс еще не закончен, поэтому амортизация и прибыль накапливаются и сохраняются как денежные средства, отражающие дополнительное количество произведенного полуфабриката. Только при переходе к анализу законченного технологического цикла по производству готового конечного продукта стоимостной излишек в виде амортизации и прибыли проявляется как дополнительно произведенный продукт, состоящий либо из жизненных средств, либо из энергоносителей, либо из средства труда. Факт отсутствия прибыли на уровне народного хозяйства был признан экономистами. Серьезные сомнения относительно того, является прибыль в целом положительной или отрицательной величиной, было отмечено Френком Х. Найтом уже в 1935 году [4, с. 447], а Дин А. Ворчестер в 1946 году в статье "Пересмотр теории ренты" пришел к выводу, что "в длительном периоде для экономики в целом прибыль равна нулю" [4, c. 377].
Не остались в стороне от обсуждения проблемы прибыли и российские ученые. В статье "Прибыль: теоретические и практические подходы" (2002 год) три автора подробно проанализировали категорию "прибыли в западной экономической теории" [5]. Однако их вывод о том, что в ХХ в. сложилась самостоятельная теория прибыли, включающая три главных источника ее происхождения: 1) гибкий и адекватный ответ на непредсказуемый риск; 2) своевременное освоение нововведений на всех решающих участках бизнеса; 3) наличие монополии, - не соответствует реальному положению дела. Необходимо признать, что и к началу ХХI века еще не сложилась самостоятельная теория прибыли. Все вышеперечисленные российскими учеными факторы являются не источниками происхождения прибыли, а обстоятельствами, сопутствующими ее возникновению в условиях конкуренции, но не гарантирующие ее получение. Скорее это рекомендации общего плана по ведению бизнеса, но никак не источники прибыли. Подробно и обстоятельно причины, влияющие на процесс получения прибыли, были рассмотрены в оригинальной работе русского инженера-технолога А.И. Трофимова, вышедшей в 1910 году [6].
На основе привлечения к анализу энергосодержащих продуктов следует ряд выводов, способных оказать положительное влияние на практику хозяйствования и решения многих спорных вопросов экономической теории.
1. Энергосодержащие продукты в виде жизненных средств и энергоносителей являются ключевыми элементами, определяющими величину стоимостного избытка, а в конечном итоге и общий прирост ВВП. В производственном процессе жизненные средства и энергоносители выполняют аналогичные функции, они расходуются и уничтожаются. Их подобие позволяет рассматривать эти элементы в неразрывном единстве, как экономически тождественные категории, полностью принадлежащие производственному процессу. Следовательно, не только зарплата, но и стоимость энергоносителей представляет добавленную в данном производственном процессе стоимость, что потребует существенного пересмотра сложившихся представлений об экономических явлениях.
2. Достигнутый на предприятии экономический эффект не может ограничиваться только величиной прибыли, необходимо учитывать и размер накопленной амортизации. Их сумму в виде стоимостного избытка (Кеш Флоу) необходимо сопоставлять с величиной реально израсходованных затрат на жизненные средства и энергоносители. В результате окажется возможным достичь сопоставления экономического эффекта как между различными продуктами, произведенными на одном предприятии, так и на разных предприятиях, производящими одинаковый продукт.
3. База для расчета налогообложения, в частности для определения величины единого социального налога (ЕСН), должна быть расширена за счет включения в нее помимо заработной платы также и стоимости энергоносителей, амортизации и прибыли. Данное предложение обусловлено тем обстоятельством, что по мере технического прогресса происходит абсолютное высвобождение работников из сферы материального производства и, следовательно, процент начисления ЕСН должен постоянно пересматриваться в сторону его увеличения, если базой останется только заработная плата. Но такие действия властей будут способствовать сокрытию реально выплачиваемой заработной платы. Увеличение же базы, с которой начисляется ЕСН, позволит существенно уменьшить ставку ЕСН и тем самым вывести из теневого оборота выплачиваемую зарплату. Официальная заработная плата увеличится, отразив тем самым реальную ситуацию, что в свою очередь приведет к дальнейшему снижению ставок начисления ЕСН.


1. Экономическая теория на пороге ХХI века / Под ред. Ю.М. Осипова, В.Т. Пуляева. СПб.: Петрополис, 1996.
2. Экономическая теория на пороге ХХI века - 2 / Под ред. Ю.М. Осипова и др. М.: Юристъ, 1998.
3. Орлов А.В. Роль организационно-управленческого фактора в решении проблемы неплатежей // Экономист. 2001. N 6.
4. Вехи экономической мысли. Т. 3. СПб., 2000.
5. Никитин С.М. и др. Прибыль: теоретические и практические подходы // Мировая экономика и междунар. отнош. 2002. N 5.
6. Трофимов А.И. Против Капитала К. Маркса. Учение о технической ренте. М., 1910.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия