Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (15/16), 2005
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Бариев Р. Х.
профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военной академии связи (Санкт-Петербург),
доктор философских наук


ЭКОНОМИКА ВОЛЖСКОЙ БУЛГАРИИ

Государство Волжская Булгария складывалось в среднем Поволжье в период с VII по IX вв. Население государства изначально было полиэтничным: булгары стали пересе-ляться на Среднюю Волгу в VII в., когда здесь уже жили многочисленные оседлые пле-мена: тюрки, веда (чуваши), черемисы (мари), ары (удмурты), башкиры, кипчаки, мордва, хазары и другие. Образовавшееся Булгарское государство стало общим домом для всех. В Х веке официальной религией Булгарии стал ислам, но ни христиане, ни язычники гоне-ниям со стороны государства не подвергались. В стране сложилась оригинальная культу-ра на базе синтеза местных и привнесенных с исламом арабо-персидских традиций.
В XI веке феодальное исламское государство Волжская Булгария имело четкие границы, структуру управления с чиновничеством, судопроизводством, налогами, вой-ском, сословной дифференциацией населения. Во главе государства стоял царь (офици-ально `эмир` с добавлением древнего названия `эльтебер`, в народе его величали `пат-ша`, `падишах`, `хан`). В русских летописях и сочинениях арабо-персидских авторов в XI - начале XIII вв. Булгария выступает как единая земля - Булгар с единым народом - булгары. Эффективность государственной системы подтверждают экономические успехи станы, расцвет ремесел, искусств, активные международные связи. Регуляторами эконо-мической жизни выступали булгарский хан, феодалы, а также мощные купеческие кланы.
Характеризуя экономику Волжской Булгарии, следует в первую очередь отметить активную градостроительную деятельность булгар (иностранные источники часто назы-вают Булгарию страной городов - `Гардарикой`). Еще в X в. были основаны такие города как Биляр (Великий город), Булгар (Бряхимов русских летописей), Ошель, Сувар, позднее возникли Казань, Кашан, Жукотин, Кременчук, Мардан и другие. Возникновение горо-дов, возведение вокруг них оборонительных сооружений укрепляло самосознание бул-гарского этноса, придавало ему уверенность, формировало чувство защищенности. В го-родах строились общественные здания: мечети, караван-сараи, правительственные и су-дейские палаты, бани, а также дворы знати, сначала деревянные, а затем каменные и кирпичные (само слово `кирпич` лингвисты считают булгарским).
В городах активно развивалась ремесленная деятельность, занимавшая в экономи-ке Булгарии второе место после градостроительства. `Ведущую отрасль ремесла пред-ставляла собой черная металлургия и обработка железа, - пишет С.М.Червонная. - К XI веку, несомненно, не только уже существовало разделение труда между металлургами и кузнецами, но и в кузнечном искусстве и ремесле определилась своя, более тонкая диф-ференциация. Была заметна разница между простой, далекой от искусства продукцией сельских кузниц и совершенными в эстетическом отношении изделиями из железа и ста-ли искусных городских ремесленников, у которых уже получила развитие система стро-гой профессиональной учебы - подготовки подмастерьев при опытных мастерах.` . Из железа булгарские мастера изготавливали оружие, орудия труда и предметы быта.
Широкое распространение в булгарских городах получила обработка меди и ее сплавов. Ремесленники-медники производили в основном изделия бытового назначения - ритуальную и светскую посуду (кумганы, блюда, кубки и др.), также полированные мед-ные зеркала, украшения и декоративные детали для конской сбруи. Ювелирное ремесло, которое вобрало в себя бронзолитейное искусство, чеканку по меди, а также изготовление украшений и дорогой посуды из золота и серебра с драгоценными и полудрагоценными камнями, занимало в булгарском обществе особенно важное место. Продукция булгар-ских ювелиров пользовалась высоким спросом как в самой Булгарии, так и за ее предела-ми.
В ювелирных украшениях и изделиях бытового назначения нашли отражение ми-ровоззрение и мифология булгар. Широкое распространение получил так называемый `звериный стиль`, например, бронзовые замочки в виде фигурок барса-единорога. `Замки в виде фигурки барса в массовом виде производились в Биляре, - писал А.Х.Халиков. - Барс - хищное животное кошачьей породы, распространенное в горах восточной части Средней Азии, Южной Сибири и Алтая - был, очевидно, тотемным животным одного из ведущих булгарских племен в Поволжье и на Среднем Кавказе - барсил. Само название этого племени состоит из двух древнетюркских слов: барс - хищный зверь, тигр, один из почетных символов двенадцатилетнего животного календаря-цикла и ель, иль (...) - пле-менной союз, племя, народ, государство, страна. Таким образом, барсил - племя, племен-ной союз или народ барсов. Как известно, барсилы или серебряные булгары составляли ведущую группу булгарского населения Волжской Булгарии, из их среды избирались и булгарские цари, которые иногда именовались царями булгар и барсил. По мнению вид-ного татарского историка Ш.Марджани, барс был знаком (ураном) булгарских царей` . Видимо, для отличия военно-племенных вождей от простых воинов в древности у барса появляется такой важный атрибут как рог: изображение рогатого барса, а также крылато-го, становится их символом. Не случайно в тюркских сказках и преданиях рог был при-надлежностью головного убора одного из самых легендарных царей - Александра Маке-донского (Зюлькарная).
Высокого уровня достигло в Булгарии производство керамических изделий: высо-кохудожественной посуды, светильников, сосудов для благовоний. В городах изготавли-вались самые разнообразные керамические горшки и корчаги, кувшины и котлы, блюда и чаши, а также другие изделия, отличавшиеся совершенством формы и многообразием цвета и орнамента. Гончарные изделия производились, прежде всего, для внутреннего потребления, но они также являлись важной статьей булгарского экспорта. С.М. Червон-ная пишет: `Раскопками в Суздале были обнаружены остатки гончарного горна с облом-ками типичной булгарской керамики, что свидетельствует не только об экспорте из Бул-гарии керамических изделий, пользующихся популярностью на Руси, но и о приглашении в Суздальскую землю булгарских опытных и искусных гончаров` . Керамическое искус-ство булгар не стояло на месте, в его развитии были скачки, один из которых произошел в XII в., когда в технологический процесс был введен горновой обжиг вместо кострового, что обеспечило повышение качества изделий, их утилитарных и художественных досто-инств.
Основой жизни Булгарии было сельское хозяйство. Несмотря на большое количе-ство городов, основная часть населения жила в деревнях и занималась земледелием, ско-товодством, охотой и рыбной ловлей. Из деревни поступали в города не только зерно, мя-со и другие продукты, но и шкуры животных, из которых выделывалась лучшая в Вос-точной Европе кожа. `Доныне под именем Болгар, - писал Н.М.Карамзин в своей `Исто-рии`, - разумеются в Турции восточные сафьяны, а в Бухарии юфть: из чего заключают, что Азия получала некогда сей товар от Болгаров. Достойно примечания, что в древнем их отечестве, в Казани, и ныне делаются лучшие из Русских сафьянов` . Сельское хозяй-ство поставляло сырье для прядения, ткачества и производства одежды. Высокое разви-тие в Булгарии в этот период получило зерновое хозяйство. Экспорт зерна, прежде всего, в Суздальскую и Новгородскую Русь составлял одну из статей внешнеторговых связей Булгарии. Н.М.Карамзин, ссылаясь на летописи, пишет, что в 1023 г. в Суздальской земле разразился голод и `между тем жители искали помощи в изобильной стране Казанских Болгаров, и Волгою привезли оттуда множество хлеба... Голод миновался` . Он же, отме-чая события 1231 г. и ссылаясь на Татищева, писал, `что Болгары возили тогда хлеб по Оке и Волге во все города Российские, и прислали Великому Князю Георгию (Юрию Всеволодовичу - Р.Б.) 30 судов с житом: за что Георгий отдарил их золотом, серебром и костями рыбьими` . Очевидно именно булгарского хлеба лишились новгородцы в 1170 г., когда Андрей Боголюбский после неудачной осады города перекрыл торговые пути, по которому в Новгород шел поволжский хлеб, после чего в городе начался голод, и новго-родским боярам пришлось уступить и принять в князья ставленника Андрея .
Торговля была важной отраслью экономики Волжской Булгарии. Булгары торго-вали пушниной, медом, воском, юфтью, изделиями из железа, меди, гончарной посудой и др., а в свою страну привозили те товары, которыми были богаты Русь, Кавказ, Ближне-восточные страны, Индия, Китай, Скандинавия (оружие, воинское снаряжение, шелк, южные сушеные фрукты, украшения, бумагу и др.) Особенно тесные торговые отноше-ния были установлены между Волжской Булгарией и Киевской Русью.
Когда центр Волжской Булгарии переместился в Казань (XIV в.), булгары сохра-нили и развили навыки ремесленной деятельности, сельскохозяйственного производства, торговли. Это позволило Казани стать мощным экономическим и торговым центром.
Многих исследователей удивляет то обстоятельство, что за каких-то 107 лет своего существования (1445-1552 гг.) Казанское царство достигло значительных высот в материальном и культурном развитии. Это объясняется тем, что государства Волжская Булгария VIII - 1-ой половины ХV вв. и Казанское царство 2-ой половины XV - 1-ой половины XVI вв. создавались одним и тем же булгарским этносом. `Булгарская культура, - пишет С.М.Червонная, - непосредственно подготовила почву для татарского искусства последующих исторических этапов, прежде всего для культуры Казанского ханства, пережившей в XV - первой половине XVI вв. свой яркий рассвет, органически переросла в нее, получила в ней свое продолжение и творческое, обогащенное новым опытом развитие` .
Современные историки, признавая в целом преемственность Казанского царства от Волжской Булгарии, добавляют, как правило, что этническая основа казанских татар не совсем совпадала с теми волжскими булгарами, которые в 1236 г. пережили монгольское нашествие. При этом обычно ссылаются на слова Казанского летописца о том, что в Казань пришли `мнози варвари`. Но этими варварами были нижневолжские булгары, выну-жденные уйти на север после разгрома Аксак Тимуром Сарая-Берке, Сарая-Бату и других золотоордынских городов.
Любая этническая система всегда открыта для приема иноплеменников, природа этноса от этого не меняется. Основой стабильности этноса является этноноосфера* - ин-формационно-энергетическое поле этноса, возникающее с его появлением и сопутствую-щее ему на всех этапах развития. Этноноосфера коренного этноса настолько сильно влияет на пришельцев, что уже через поколение потомки их считают себя представителями народа, принявшего их отцов, причем совершенно добровольно (насильственным образом этнические связи порвать невозможно). После распада Золотой Орды на Руси осело столько выходцев из нее, особенно в южных районах, что можно было бы сказать, что природа русского народа изменилась коренным образом. Но этого не произошло. Мощная этноноосфера русских переделала мысли и чувства пришельцев в соответствии со своей несущей частотой. Подобные процессы происходили и в Булгарии.
`Казанская культура этого столетия (второй половины XV - первой половины XVI века), - пишет С.М.Червонная, - отличалась развитым синкретизмом, гармоничным взаимодействием и одновременным расцветом разных форм практической деятельности, в которых проявлялся творческий дух человека. Прогресс касался всех видов духовной и материальной культуры татарского народа: уровня образования, широкого распространения письменности, развития гуманитарных и точных наук, расцвета литературы, поэзии, музыки, градостроительства, всего комплекса изобразительных и декоративных искусств, ремесел, наконец, самого быта, образа жизни людей` . Данная характеристика полностью соответствует высшей фазе этногенеза и мощной этноноосфере булгар, история и культура которых к тому времени уже насчитывала восемь столетий.
Время уничтожило все, что осталось в Казани от ханского времени. О том, как вы-глядела тогда Казань, мы можем судить лишь по немногим оставшимся свидетельствам очевидцев, да по результатам археологических раскопок. О богатстве и красоте ханской Казани Казанский летописец сообщает следующее: `И великим богатством Казань воскине, и необычайного красотого восия, и забывше всяк человек иноземец, видевше царьство то, отца своего и матерь, и жену, и дети, и племя свое, и друзи, и землю свою, и жить в Казани и не помышляюще воспять во отечество свое обратитися` .
Анонимный русский автор, очевидец событий октября 1552 г., в своем поэтическом `Сказании о царстве Казанском` писал:
`И когда Казань-город очистили,
В нее сам самодержавец наш выехал...
Он приехал на площадь великую,
У царева двора с коня доброго
Соскочил, удивляясь бывшему...
Не напрасно казанцы противились
И сражались со славою до смерти,
Ибо царство сие стоит этого!
И вышел он во двор, в сени царские,
И пошел в златоверхие теремы,
И палаты, любуясь осматривал,
Хоть была красота их разрушена
От стрельбы непрестанной от пушечной` .
Город действительно был красив и хорошо укреплен. А.М.Курбский, участник взятия Казани писал: `...Ко двору цареву: бо бе зело крепок, между палат и мечетей каменных, оплотом великим обточен` . Казань была окружена высокими мощными стенами, которые представляли собой срубы из толстых дубовых бревен, приставленных вплотную друг к другу и засыпанных землей, камнем, щебнем и песком. На стенах на определенных расстояниях друг от друга имелись боевые башни. Мощные стены окружали ханский дворец, расположенный в северной части кремля. По свидетельству летописца, Иван Грозный, осматривая город перед штурмом, `стенные высоты и мест приступных увидев, удивился необычайной красоте крепостного града` . Вплотную к Казани подступали дрему-чие леса, а с юга до Волги простирались луга, где обычно казанцы проводили народные гуляния и другие мероприятия общественного характера. Окружающая природа особо оттеняла необычайную красоту города.
В Казанском кремле существовало пять каменных мечетей, среди которых своей грандиозностью и красотой выделялась соборная мечеть Кул-Шерифа с 6-ю или 8-ю минаретами. `В архитектурном образе `зело высокой` казанской мечети Куль-Шерифа, - пишут Ф.Х.Валеев и Г.Ф.Валеева-Сулейманова, - по-видимому, зодчие выразили идею величия сильного централизованного государства. Мечеть занимала центральное место в ансамбле Казанского кремля. Не исключено, что облик мечети был знаком Постнику Барме, строителю белокаменных стен и башен Казанского кремля и церкви Василия Блаженного в Москве на Красной площади` . В Кремле находились мавзолеи-усыпальницы ханов и крупных вельмож, а также медресе (средние и высшие духовные школы). Рядом с ханской резиденцией располагались дворцы знати и духовенства. В городе имелись общественные бани и другие сооружения общегородского назначения, бревенчатые мостовые.
Подводя итог анализу археологических находок, С.М.Червонная отмечает: `Все это вместе с летописными и литературными источниками свидетельствует о многогранно развитой архитектуре казанских татар, которые возводили не только уникальные дворцы и высокие мечети, поражающие воображение современников, но умело строили все, что необходимо для жизни большого города, торговых и ремесленных посадов: мастерские ремесленников, в том числе металлургические центры, где плавился чугун, варилась сталь, стояли кирпичные горны; кузнецы; торговые объекты, караван-сараи, рынки с их рядами и навесами, лавками и скамьями, склады; причалы (произведениями местных кон-структоров, плотников, резчиков были также суда казанского флота - легкие плоскодонные струги с отвесными стенами, приводимые в движение веслами и парусами; тяжелые, с водоизмещением во много тонн насады; лодки-паузки и т.п.); транспортные сооружения от речных маяков до сухопутных `ям` - станций; гидротехнические узлы, каналы, водо-проводы, бани и т.д.` . Все это мог создать только этнос в высшей фазе своего этногенеза, имея за плечами богатые традиции материальной и духовной культуры. Таким этносом были булгары, пережившие в эпоху Казанского ханства свой расцвет. Условий для возникновения в эпоху Казанского ханства нового этноса не было. Произошла лишь сме-на названия (булгары стали называться казанскими татарами). Пока функционирует и развивается этноноосфера этноса, его природа по своей сути не меняется.
Развитие хозяйственной жизни и торговли привело к тому, что в Казанском царстве возникли новые города: Алат, Арск, Лаиш, Тятеш, Алабуга - все на правобережье Камы и Волги, что может быть объяснено тем, что власть казанских ханов на другие земли Булгарии не распространялась.
Высоко уровня в Казанском ханстве достигло земледелие. А.М.Курбский, возглавивший в 1552 г. поход русских полков до Арска, писал: `В земле той поля великие и зело преизобильные и гобзующие на всякие плоды; тако же и дворы княжат их и вельможей зело прекрасны и воистину удивления достойны, и села часты; хлебов же всяких такое там множество, воистину вере ко исповеданию неподобно; аки бы на подобие множества звезд небесных; также и скотов различных стад бесчисленные множества` . Обеспеченное существование давало возможность булгарским крестьянам вести жизнь, наполненную духовными интересами своего времени.
Возможно, существовало еще одно государство булгар; условно назовем его Балымерским, которое находилось на левобережье Камы и Волги. Об этом есть `глухое` сообщение в первой редакции `Казанской истории`, изъятое из последующих редакций. Казанский летописец описывал расположение Казанского царства следующим образом: `На сей стороне Камы реки, концом же прилежаше к Болгарстей земли (Болгарской земле. - Р.Б.)` . Причиной забвения `Балымерского царства` может быть гибель письменных источников о нем или умышленное сокрытие их заинтересованными лицами. Это государство, видимо, формально считалось образованием более высокого порядка по отношению к Казанскому царству, находившемуся под его номинальным правлением. Оно не проявило себя по отношению к соседям, прежде всего к русским, какими-либо действиями и поэтому осталось вне описания или упоминания летописцами. Это объясняется тем, что булгары в рассматриваемый период находились в высшей фазе своего этногенеза и все их помыслы были направлены не на внешнеполитическую деятельность, а на устройство своей внутригосударственной жизни, создание условий для развития экономики и культуры, на развитие личности. Казанское царство было препятствием на пути расширяющего ареал своего существования русского этноса в конце фазы подъема и перехода к высшей фазе этногенеза, поэтому борьба с Казанью описана во всех русских летописях. Казанские булгары, более организованные в военном отношении, защищали внутренние области Булгарии с запада.
Трудность изучения материальной и духовной культуры булгар, особенно периода Казанского царства, отмечают многие исследователи. М.Г.Худяков писал: `Погибли почти все культурные сокровища, накопленные прежними поколениями, беженцам из многолюдной прежде столицы, оставшимся в живых, пришлось доживать свои дни в глухих лесных деревушках, думая не о культурных приобретениях, а лишь о суровой борьбе за существование... В нужде и лишениях угасло последнее поколение образованных казанских людей, носителей старинной культуры,... В войне за независимость погибли тысячи жизней, казанский народ лишился лучших своих сыновей, не говоря уже о материальных потерях, и прошло много лет, прежде чем он, вынужденный перейти от городского быта к крестьянскому, утративший свои культурные приобретения, приспособился к новым условиям существования` . Гибель государства, уничтожение духовных достижений народа явились сильным ударом, отразившимся в устойчивости этноноосферы булгар, которая под воздействием отрицательных эмоций и нерадостных мыслей потеряла свою гармоничность, большие отклонения в колебании частот ослабили ее на всем пространстве функционирования. Однако не все было потеряно, этноноосфера булгар сохранилась. В последующие века она медленно, но неуклонно восстанавливала свои утраченные позиции, как в области экономики, так и культуры.
История экономического развития и экономической мысли Волжской Булгарии еще ждет своих исследователей. `История экономической мысли тюрко-мусульман Волжско-Уральского региона российского государства, - пишет Г.Н.Хадиуллина, - со-держит множество вопросов, связанных как с ее ключевыми проблемами, так и с отдель-ными этапами ее развития. Наименее изученными представляется экономическая мысль эпохи Средневековья, охватывающей период со времен Волжско-Камской Булгарии до рубежа XVIII-XIX вв.` .


1 Червонная С.М. Искусство Татарии. М., 1987. C.84.
2 Из истории ранних булгар: Сборник. Казань, 1981. C.10.
3 Червонная С.М. Искусство Татарии. М., 1987. C.81.
4 Карамзин Н.М. История государства Российского в 12-ти томах. Т.2-3. М.,1991. C.469.
5 Карамзин Н.М. История государства Российского в 12-ти томах. Т.2-3. М.,1991. C.17.
6 Там же. C.628.
7 См.: Очерки истории СССР. Период феодализма. IX-XY вв. В двух частях.1 / Под ред. акад. Б.Д.Грекова и др. М., 1953. C.328.
8 Червонная С.М. Искусство Татарии. М., 1987. C.133.
9 Там же. C.137.
10 Казанская история. М., Л., 1954. C.162.
11 Сказание о царстве Казанском. М., 1959. C.475-476.
12 Курбский А.М. Царь Иоанн IV Васильевич Грозный. Спб.,1902. C.24.
13 Казанская история. М., Л., 1954. C.128.
14 Валеев Ф.Х., Валеева-Сулейманова Г.Ф. Древнее искусство Татарии. М., 1987. C.133.
15 Червонная С.М. Искусство Татарии. М., 1987. C.146-147.
16 Курбский А.М. История о великом князе Московском. Спб., 1913. C.30.
17 Казанская история. М., Л., 1954. C.28.
18 Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства. М.,1991. C.163.
19 Хадиуллина Г.Н. Экономические воззрения представителей татарской зарубежной диаспоры. - М., 2003. С. 6.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия