Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (15/16), 2005
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Хабутдинов А. Ю.
профессор Казанского филиала Российской академии правосудия,
доктор исторических наук


РОЛЬ КАЗАНИ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

История Казани как одного из крупнейших городов Восточной Европы и России на протяжении многих столетий неразрывно связана с общеевропейской экономикой. Уже в VIII веке в Европе `крупные ранние города образовали обширное `торговое полу-кольцо`, которое начиналось от Северной Франции, британских проливов и Фландрии, захватывало побережье Балтийского моря, затем продолжалось вдоль Днепра и Волги` . В Восточной Европе это Старая Ладога, Новгород, Гнездово, Старая Русса, Ростов Вели-кий, Киев русичей, Булгар камских болгар и хазарский Итиль в устье Волги. Итиль и Булгар - два основных волжских центра. Первый, в устье Волги, находился на Великом Шелковом пути, другой - контролировал русла основных рек Восточной Европы, впа-дающих в Волгу.
История Великого Волжского пути или пути `из варяг в персы` неразрывно свя-зана с историей первого феодального государства Восточной Европы - Хазарского кага-ната. В 737 г. Хазарский каганат был разбит войсками Арабского халифата, и с этого времени начинается активный процесс заселения Поволжья. Экономические взаимосвязи Европы и России сформировались уже ко второй четверти IX века, до того как норманны, создав крепость в Старой Ладоге, закрыли хазарам прямую дорогу в Европу. Основание Казани как торговой фактории около тысячи лет назад отражает одновременно стремле-ние булгар проникнуть вглубь окрестных, преимущественно угро-финских земель, и про-тивостоять усилившемуся норманно-русскому наступлению в Волжском бассейне.
Для понимания уникальности стратегической роль Казани лучше всего подняться на прясло стены Казанского Кремля, направленное в сторону Волги (Идели). Здесь четко видно, что у Услонских гор река делает резкий поворот на Юг, навстречу Каспийскому морю. На границе Казанского промышленного района, где Ашит (Илеть) впадает в Вол-гу, начинается марийская тайга и Волгу пересекает газопровод Уренгой-Помары-Ужгород. Сады казанцев размещаются и на второй великой реке Восточной Европы - Каме (Кара-Идели), которая открывает дорогу на Северный Урал, в Великую Биармию норманнских саг. За Камой начинается лесостепь, примыкающая к отрогам Урала, и ве-ликая страна кочевников, окончательно осевших лишь к 1865 г. Сейчас в Закамье, в Аль-метьевске находится центр пересечения российских нефтепроводов. Впадающая в Каму чуть дальше от Казани Вятка открывала дорогу не только в Вятскую землю, но и к воло-кам, ведущим к Балтике и Ледовитому океану. Торговый порт Мангазея, располагавший-ся в устье Оби в 14 - начале 17 вв. был самой восточной точкой торговых путей по Се-верному Ледовитому океану. За Волгой начинается холмистая местность, идущая до Ок-ской Мещеры. Через расположенную между 55 и 56 параллелями Казань проходит наи-более прямая железная дорога, объединяющая всю Россию от Смоленска до Красноярска. Когда-то через Казань проходили еще две важные дороги - Крымская дорога, в прошлом путь из Булгара в Киев, и Алатская дорога, выходившая через марийскую тайгу в бассейн Северной Двины.
Именно в этом уникальном местоположении и заключается особая роль Казани в экономическом развитии России. Город достаточно близко соприкасается с самыми раз-ными регионами, находясь от них на определенном расстоянии. Именно поэтому в рос-сийской истории Казань долго выполняла функцию административного центра Поволжья (начиная с приказа Казанского дворца и заканчивая округами, созданными в ходе реформ Александра II).
Тысячелетняя способность города вновь и вновь подниматься из кризиса и пепла, сохранять традиционные отрасли своей экономики, поневоле завораживает, и поэтому не только в татарском самосознании Казань обладает архетипическими чертами вечной сто-лицы нации.
История Казани неразрывно связана с историей евразийских империй. В середине XIII века вся Восточная Европа перешла под контроль Монгольской Империи, а вскоре закрепился суверенитет Золотой Орды над этими территориями. До XVIII века основная функция городов Поволжья была связана с перераспределением товаров. `Золотой век` Казани наступил с восстановлением экономики края после разрушительного похода Та-мерлана в 1395 г. С середины XV века до создания ярмарки близ Макарьевского мона-стыря в 1523 г., затем переведенной в Нижний Новгород, Казань являлась единоличным центром Поволжской торговли. Но европейские мореплаватели, достигшие в конце XV в. Индии, подорвали роль Великого Шелкового пути, сосредоточив развитие экономики Восточной Европы только в бассейне Волги и ее притоков.
В XVI веке лидирующая роль таких экономических центров Восточной Европы как Великий Новгород и Казань была существенным образом подорвана. Города пережи-ли разгром и резню, утратили экономическую самостоятельность. Москва стала не толь-ко политической, но и экономической столицей России, а также центром многонациональной империи, теперь контролировавшей весь Волжский путь через Великую Степь . Территории Казанского, Астраханского, а вначале и Сибирского ханств были объединены в составе Приказа Казанского дворца. При этом ханская система налогообложения была во многом сохранена. Особое значение, в услових постоянной нехватки драгоценных металлов, занял сбор налогов пушниной, которая уходила в Европу через сеть торговых путей, созданных еще в эпоху могущества Золотой Орды. С середины XVI в., когда доступ к Волге получили английские купцы, пушной экспорт в Европу активизировался. Продолжением этой традиции стали петербургские пушные аукционы.
Взятие Казани и Астрахани обозначило смену главного внешнеторгового рынка России. Как и во времена Хазарского каганата им вновь стала Персия, заменившая Турцию. В Каспийской торговле роль Астрахани была более значительна, но благодаря Камскому водному пути именно Казань соединяла товаропотоки Европейской и Зауральской России. Например, в 1735 г. из 22 партий товаров, прибывших в Астрахань 20 было доставлено из Казани, в 1746 г. из 37 - 28.
В эпоху Смутного времени и общего экономического упадка центральных регионов России экономическая роль Казани восстанавливается. В 1620-е гг. в Казанском посаде зафиксировано наибольшее количество дворов - 2409. В 1640 г. Казань занимает второе место (после Москвы) по размерам пятинного сбора (исчислялся в 20% от имущества и доходов). Основными продуктами ремесленников Казани были кожи, свечи и мыло, то есть традиционные для тюрок продукты переработки животного сырья. После уничтожения сети мусульманских ремесленных городов края Казань оказалась единственным промышленным центром среди десятков пограничных крепостей. Поэтому город оставался основным арсеналом, логистическим центром, военным складом и гарнизоном для Волго-Уральскго региона.
В годы петровских реформ Казань становится крупнейшим центром оборонной промышленности. Этот военнопромышленный комлекс обеспечил успех Каспийского похода 1722 г. До сегодняшнего дня на карте города остались топонимы Адмиралтейская и Суконная Слобода (центральная улица Суконной слободы сегодня названа `Санкт-Петербургской` в честь трехсотлетия северной столицы). Казанское Адмиралтейство обеспечивало судами Каспийский, Азовский и Волжский флот. Пумповый завод обеспечивал суда насосами (пумпами). Суконная мануфактура занималась изготовлением ткани для мундиров. Использование несвободного труда приводило к экономической нерентабельности производств и низкому качеству изделий. Поэтому во второй четверти XIX в. после безуспешных попыток модернизации эти предприятия ВПК перестали су-ществовать. В 1990-е гг. их судьбу во многом повторили советские оборонные заводы. Впрочем, и сегодняшний флагман российского Каспийского флота `Татарстан` был по-строен в Зеленодольске - городе-спутнике Казани. Из былых оборонных предприятий старейшим заводом Казани до сегодняшнего времени остается пороховой завод (НПО им. Ленина).
Казань для доимперской России - символическое место, где Европа встречалась с Азией. Не случайно по дороге на Восток путешественик прибывал в Казань по Московскому тракту, а покидал город уже по Сибирскому. До создания Транссиба, чьим начальным пунктом стал татарский аул Чилябе (ныне Челябинск) имено Казань была стартовой точкой Великого Сибирского пути.
Эпоха от правления Екатерины II до Николая I - время расцвета Казани имперского периода. Уже в 1745 г. уроженцы Казани татары Сеитова посада (Каргалы) близ Оренбурга первыми получают права корпорации, включая свободу вероисповедания и освобождение от рекрутской повинности, при условии участия всех членов корпорации в торговле с мусульманским Востоком. Здесь впервые после падения Казанского ханства возрождалась официально признанная национально-религиозная жизнь татар. Восстание Е.Пугачева показало лояльность татарской элиты по отношению к царской власти. Следствием этого стал ряд уступок татарам со стороны Екатерины II - татарское купечество получило право торговли по всей Империи (1776 г.), а также свой орган самоуправления - Казанскую Татарскую Ратушу (1782 г.). Таким образом, рост экономики Казани в этот период связан, прежде всего, с татарской буржуазией. Благодаря политике Екатерины II, которая в исламизации кочевников видела единственный способ мирного продвижения России в регион Средней Азии и Казахстана, татарская буржуазия и духовенство имели в этом регионе беспрепятственные возможности для своей цивилизаторской и экономической деятельности. Юго-восток оставался основным направлением колониальной экспансии России вплоть до конца XIX века.
По утверждению Ф.Броделя, писавшего об экономике Франции XVII-первой половины XIX вв., именно `торговля развивается быстрее всех; она идет впереди, увлекает другие сферы за собой, подчиняет их себе`. При этом `промышленность: больше других находится под сильным влиянием торговли`. Эти слова актуальны и для экономики Казани. Благоприятствовала развитию экономики и общая ситуация в России. В соответствии с теорией циклов Н. Д. Кондратьева, с конца 1780-1790-х гг. до периода 1810-1817 гг. происходила повышательная волна первого цикла, связанная с первой промышленной революцией, проявившаяся, в частности, в подъеме текстильной промышленности. Однако уже с периода 1810-1817 гг. до периода 1844-1851 гг. наблюдается понижательная волна первого цикла, то есть спад экономического развития.
Ф.Бродель также утверждал, что `до 1815 г. или, вернее, до 1850 г. (а иные сказали бы - до 1870 г.) не было постоянного роста (курсив автора - А. Х.)`. Этот тезис применим к экономическому развитию России в целом и к татарской и казанской экономике, в частности. При этом дату начала постоянного роста следует относить лишь к периоду экономического подъема 1890-х гг.
В эпоху средневековья татарский капитал специализировался на перевозках на большие расстояния вне российских территорий и мало проникал вглубь страны. В Вол-го-Уральском регионе отсутствовала разветвленная транспортная инфраструктура, что не давало возможности для развития единой национальной экономики. К тому же караваны, в отличие от судов, не были приспособлены к перевозке значительных объемов грузов.
Заказанье - пример региона ранней индустриализации, где вследствие избытка на-селения по отношению к продовольственным ресурсам имелась дешевая рабочая сила. Данные по Татарским Слободам Казани говорят о периоде 1800-1810 гг. как пике эко-номического роста. В 1800-1805 гг. налогооблагаемый капитал членов Казанской Та-тарской ратуши возрос с 552.934 до 910.526 руб. В 1814 г. 14 татарских фабрик Казани и Заказанья производили 75,2% всего кумача России. Текстильная промышленность стала основной отраслью экономики татар наряду с обработкой кожи, пошивом обуви и изго-товлением мыла. Впервые регион Казани стал важным центром производства экспортных товаров, а не только центром перераспределения. Это было тем более важно потому, что основные экспортные зоны России находились в руках татарских купцов (например, ка-раванная торговля со среднеазиатскими государствами).
По подсчетам А. Дж. Рибера, в 1851 г. в губерниях Волго-Уральского региона ко-личество мусульманских торговцев было следующим: в Казанской губернии 762 (34%), в Оренбургской губернии 1752 (57%). Характерно, что большая часть татарских торговцев (2759 из 3521) проживала вне пределов Казанской губернии, зато практически половина - в Оренбургской губернии. Татарские торговцы представляли собой типичный пример `мобильной группы-диаспоры` (по терминологии Дж. Армстронга). Их слабость заклю-чалась в зависимости от протекции правительства. Отказ российского правительства в протекции привел к кризису татарской буржуазии во второй пол. XIX века.
В пореформенное время экономический кризис Казани продолжал углубляться, в частности из-за отсутствия железной дороги. Более высоким темпами развивались другие города Поволжья - Нижний Новгород, Самара, Саратов. Там создавались новые отрасли производства. В Казани же основным направлением развития стало внедрение машинного производства в традиционные отрасли. Наиболее высокотехнологичной отраслью стала впоследствии химическая промышленность в лице завода Крестовниковых (ныне химкомбинат им. Вахитова), выпускавшего мыло, свечи и серную кислоту. Именно здесь впервые имел место опыт сотрудничества науки и промышленности Казани, когда на заводе были опробованы новейшие достижения казанской научной химической школы, давшей России Бутлерова и Зинина. В Заречье Казани был создан комплекс Алафузовских заводов, объединивший текстильные и коже-венные производства.
Новый подъем экономики Казани на рубеже XIX-XX веков был связан преимущественно с открытием в 1895 г. Московско-Казанской железной дороги. В 1913 г. был открыт железнодорожный мост через Волгу. Впоследствии было запланировано строительство железных дорог от Казани в сторону Архангельска, от Бугульмы на Мензелинск и соединение этих двух магистралей в районе дороги Казань-Екатеринбург. Однако начало I-й Мировой войны помешало реализации большинства проектов.
Во времена гражданской и двух мировых войн Казань - важнейший тыловой центр и центр оборонной промышленности. Советская индустриализация Казани 1930-х гг. также была связана с оборонными задачами страны. Наряду с традиционными для города кожевенно-обувными производствами (меховой комбинат, валяно-фетрово-обувная фаб-рика, кожевенно-обувной комбинат `Спартак`) была создана `новая Казань` - центр авиастроения. В авиакомпекс Казани вошли авиационный, моторостроительный, верто-летный заводы, Соцгород как особое поселение авиастроителей, а также Казанский авиационный институт. Завод синтетического каучука тесно сотрудничал с Казанским химико-технологическим институтом. Кетгутный завод должен был обеспечить армей-скую медицину искусственными нитями.
Звездным часом для оборонной промышленности города стали годы Великой Отечественной войны. В Казани находилась последняя советская аэродинамическая тру-ба, которая использовалась для последних предполетных испытаний самолетов, и един-ственный (кроме блокадного Ленинграда) пороховой завод. В Казань были эвакуированы будущие создатели ядерного оружия и ракет: И. Курчатов, С. Королев, В. Глушков. Даже в самые сложные дни лета-осени 1942 г. для охраны воздушного пространства города на аэродромах Казани постоянно дислоцировались два полка истребителей.
После войны авиационный комплекс Казани стал крупнейшим производственным комплексом города. Машиностроение Казани представлено еще несколькими предпри-ятиями. С ВПК и аэрокосмической промышленностью связаны Казанский оптико-механический завод (возникший на базе эвакуированной части ЛОМО), `Электропри-бор`, `Радиоприбор` и `Элекон`. Преимущественно необоронное машиностроение представляют Казанский компрессорный завод, `Теплоконтроль`, Казанский медико-инструментальный завод (КМИЗ).
С середины 1960-х гг. Казань перестает быть единственным экономическим цен-тром Татарстана. За исключением комплекса заводов КамАЗа, среди новых производств все более важную роль в республике, особенно с 1990-х гг., играют нефтяная и нефтехи-мическая промышленность. В Казани она представлена только предприятием `Казань-оргсинтез`.
1990-е гг. стали тяжелым периодом для оборонного машиностроительного ком-плекса Казани. Сегодня экономику города поддерживают на плаву многовековая при-вычка к диверсификации отраслей экономики, государственная поддержка предприятий, использование доходов от добычи и переработки нефти, а в последнее время и федераль-ных субвенций. Тем не менее, тысячелетняя Казань, преодолевшая много кризисов, с оп-тимизмом смотрит в будущее.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия