Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (15/16), 2005
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Гибадуллин М. З.
доцент кафедры мировой экономики
Татарского Государственного гуманитарно-педагогического университета,
кандидат экономических наук


ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО КАЗАНИ XIX - НАЧ. ХХ вв
(К 1000-летию города)

Становление полноценной, динамично развивающейся рыночной экономики не-возможно без создания в нашей стране достаточно устойчивого, социально-ответственного предпринимательского корпуса. Решение этой задачи должно стать не только объектом научных изысканий, но и одной из стратегических целей государствен-ной экономической политики. В этой связи изучение хозяйственной и общественно-благотворительной деятельности предпринимателей дореволюционной России представ-ляется нам чрезвычайно важным направлением исследований современной отечественной экономической и исторической науки.
Предпринимательство в России имеет давнее и в то же время весьма непростое прошлое. Как и во многих других странах, начальные этапы его становления были тесно связаны с протекционистской политикой государственной власти. Система администра-тивно-правовых ограничений, монополии и откупа являлись типичными инструментарием экономической политики петровской эпохи.
Во второй пол. XVIII - нач. XIX вв., по мере углубления капиталистических отно-шений и формирования единого общенационального рынка, царским правительством бы-ли приняты меры по созданию институционально-правовой базы для более свободного осуществления торгово-промышленной деятельности. Издается целый ряд законодатель-ных актов, призванных оживить предпринимательскую инициативу, расширить социаль-ную базу предпринимательства, упорядочить взаимоотношения администрации и деловых кругов. В частности в 1757 г. был введен закон об отмене внутренних таможенных по-шлин, в 1762 г. - закон об отмене торгово-промышленных монополий, в 1775 г. реоргани-зуется купеческое сословие, открываются первые кредитные учреждения, и т.д.
Новым явлением в экономической политике самодержавия екатеринской эпохи в сфере частного предпринимательства стало распространение практики общегражданского права на нерусские и нехристианские народы России. Например, в 1763 г. специальными Указами Правительствующего Сената за казанскими служилыми татарами были подтвер-ждены права на беспрепятственную торговлю по всей империи, включая столицу. Этими же документами властям на местах запрещалось чинить торгующему люду (из числа ино-родцев) препятствия на осуществление предпринимательской деятельности (опечатывать лавки, конфисковывать товары и т.п.).
В первой пол. XIX в. законодательная база, регулирующая предпринимательскую деятельность, пополнилась новыми нормативными документами (Устав о банкротстве 1800 г., Устав о торговом судопроизводстве 1832 г. и др.).
В целом мероприятия царского правительства способствовали оживлению деловой жизни в стране, пополнению предпринимательского потенциала за счет притока в него новой социально-культурной среды.
Предпринимательские ресурсы концентрировались преимущественно в крупных городах. В Поволжском регионе выделялась Казань. Еще со времен средневековья наш город оказался вовлечен в орбиту интенсивной международной торговли. Свое значение крупнейшего на Востоке пункта транзитной торговли он сохранил и после образования Российской империи, оказавшись фактически в центре обширного евроазиатского госу-дарства. Через древнюю столицу Татарстана, являвшуюся `воротами на Восток`, прохо-дили две сухопутные дороги - Сибирский и Оренбургский тракты, соединявшие Европей-скую Россию с Сибирью, Дальним Востоком, Китаем, и Средней Азией.
По мере развития производительных сил все большее количество собственно ка-занских товаров находило сбыт на внутреннем и иностранных рынках. Более других це-нились изделия казанских кожевенных, кумачных и мыловаренных заводчиков. Особенно прибыльной считалась восточно-китайская (кяхтинская) торговля. Так казанский купец Л.Ф. Крупенников ежегодно вывозил в Поднебесную козловых кож, как собственной вы-делки, так и других предпринимателей, до 226 тыс. штук и привозил оттуда чая и других товаров почти на 2 млн. рублей. Он, а также купцы С.Е. Александров, М.И. Апаков, Г.М-Р. Юнусов и некоторые другие сколотили на чайных поставках миллионные состояния.
Другим направлением успешной внешнеторговой экспансии казанских коммерсан-тов стало южное направление - Средняя Азия и Прикаспийские державы. Причем, как свидетельствуют многочисленные источники, торговля с государствами Средней Азии почти вся находилась в руках татар. Правительство, кровно заинтересованное в укрепле-нии своего политического влияния в этом регионе всячески поощряло последних на за-воевание рынков соседних мусульманских стран.
Так в 1804 г. специальным царским Указом казанские купцы Шахмуратовы были освобождены от уплаты налогов сроком на двадцать лет в качестве компенсации за убыт-ки, понесенные ими вследствие случившегося разбойного нападения и разграбления их торгового каравана по пути в Бухару и Хиву.
С другой восточной страной - Персией много и успешно торговал казанский пер-востатейный купец Г. Измаилов. В 1812 г. он привез оттуда различных товаров, главным образом шелка, на сумму более чем 3 млн. рублей.
О количественном и качественном росте предпринимательского класса в первой половине XIX в. свидетельствует динамика пополнения рядов гильдейского купечества. В него (особенно по первой и второй гильдии) записывались, как правило, наиболее состоя-тельные капиталисты. В 1848 г. в Казани было объявлено 232 купеческих капитала на сумму 788 тыс. руб., через десять лет - 351 капитал на 1224 тыс. руб., в год отмены кре-постного права - 392 капитала на 1353 тыс. руб., в 1869 г. уже 998 капиталов на 5735 тыс. руб. . Как видно, за два десятка лет число состоятельных людей в городе увеличилось в 4,3 раза, а стоимость их имущества в 7,3 раза. Таким образом, накануне и в первое поре-форменное десятилетие в провинции усиленно протекал процесс капиталистического на-копления.
К исходу XIX в. Казань превратилась в купеческую столицу всего Поволжского ре-гиона. Из материалов Первой Всеобщей переписи населения Российской империи видно, что здесь проживало больше купцов, чем в каком-либо ином городе средневолжья.
Помимо купечества, деловой жилки было не лишено и крестьянское сословие. Кре-стьяне вели, как правило, мелочную торговлю, либо торговлю вразнос и в развоз. Из кре-стьянской массы формировались такие категории торговых посредников как барышники, просолы, офени, кулаки и прочие.
Буржуазно-демократические преобразования сер. XIX в. сопровождались вовлече-нием в сферу торгово-промышленной деятельности самых широких слоев населения: обуржуазившегося дворянства, высшего чиновничества, разношерстных представителей городской интеллигенции - врачей, инженеров, землемеров, юристов - предприниматель-ский дух проник во все социальные группы пореформенного российского общества. Наи-более удачливыми представителями новой волны деловой элиты стали врачи братья Гольдберг, инженеры С.В. Шмелев и Н.А. Контино, частный землемер С.П. Михайлов-ский и др. Они принесли в практику отечественного предпринимательства массу иннова-ций: передовой зарубежный опыт по управлению предприятием, прогрессивные техноло-гии, современную для своей эпохи философию бизнеса. Таким образом, общественное мнение по отношению к предпринимателю стало меняться в положительную сторону.
Предпринимательские слои Казани предпочитали вкладывать средства в торговлю и переработку сельскохозяйственных товаров: зерна, сырья и т.д. Особенно в этом преус-пели С.М. Аитов (торговля сырьем и мыловаренное производство) братья Гликины (тор-говля сырьем и кожевенное производство), отец и сын Оконишниковы (скупка, перемол зерна) и др. С началом ХХ в. в связи с интенсивным градостроительством для предприни-мателей открылись новые отрасли прибыльного инвестирования, например, производство и продажа строительных материалов. На этом рынке выделялись семейные фирмы Персон и Булыгиных, имевших лесопильные заводы и торговавшие строительным лесом, коммер-ческие фирмы Гордеевых и Челышевых (продажа кровельного железа) и прочие.
Новыми отраслями региональной экономики, куда охотно привлекались частные капиталы, стали также металлопереработка и издательско-полиграфическое дело (Бр. Ка-римовы, А.П. Харитонов, А.Н. Свешников).
Как в промышленности, так и в торговле главную роль играли представители крупного капитала. Они контролировали значительные объемы отраслевых продаж и до-минировали на рынке труда. Хотя монопольной властью над рынком не обладал ни один предприниматель.
Вместе с тем, было бы ошибкой игнорировать роль мелкого капитала в развитии частного предпринимательства в пореформенную эпоху. Более того, в начале прошлого столетия произошло существенное расширение сферы его применения. Это было связано с тем, что на рубеже столетия в новый этап вступил промышленный переворот. Его ос-новной технической характеристикой стало внедрение в производство новых типов тех-ники - нефтяных и керосиновых двигателей, электромоторов. Более дешевая, экономич-ная и, следовательно, доступная для мелких капиталистов техника стала широко исполь-зоваться предпринимателями на своих предприятиях. Только в Казани насчитывалось бо-лее пяти десятков мелких заводов, фабрик и мастерских с механическими двигателями (шерстобитный завод Зябирова и Башировой, прянично-кондитерские фабрики Афанасье-ва и Оденцова, завод минеральных вод Обухова, ватная фабрика Заманова, мебельная фабрика Федорова и др.).
Расширению сферы приложения мелких капиталов способствовало также развитие городов и городского хозяйства. По существу в начале ХХ в. в России произошло станов-ление нематериального сектора национальной экономики. В крупных городах стали от-крываться рестораны, гостиницы, ателье, прачечные, появился кинематограф. Артели плотников, каменщиков и штукатуров предлагали услуги по ремонту и т.п. Для владель-цев мелких состояний вложение средств в сферу услуг стало очень выгодным источником получения дохода.
В Казани в этот период появились фирмы, предлагавшие горожанам за умеренную плату проведение технических, электромонтажных, строительных и иных работ. Подоб-ной деятельностью занимались: `Товарищество инженеров` И.И. Бруно, `Товарищество строительных работ` братьев Могид, `Товарищество - Электричество` М.С. Абдуллкина, `Товарищество механическо-паровой прачечной` С.В. Друзина.
Развивался ресторанно-гостиничный комплекс Казани. Лучшими отелями счита-лись `Казанское подворье` Щетинкина, `Северные номера` Смоленцевых, `Волжско-Камские номера` Чернояровых, `Бристоль` Г. Мукминова, `Амур` Ромазанова. Большой популярностью у казанцев пользовался первоклассный ресторан `Черное озеро` Василье-ва.
Существенной особенностью регионального предпринимательства являлся его многонациональный характер.
Заметную роль в экономической жизни города играли представители коренных на-родов края, и, прежде всего, татары. В конце XVIII в. они получили право записываться в купеческое сословие: в 1801 г. в купеческих гильдиях города состояло 32 татарские семьи, в 1861 г. уже 73 (18,6%) с капиталом 259800 р. (19,2%).
Центром этнического предпринимательства дореволюционной Казани стал Сенной базар и прилегающие к нему улицы Старо-татарской слободы - Татарская (ныне она носит название Парижской Коммуны) и Московская (сегодня улица Кирова). Кстати, свой на-циональный колорит эта часть города сохраняет до сих пор. Здесь размещались офисы крупнейших торгово-промышленных фирм Казани, проживали знатнейшие представители татарской буржуазии, находились редакции мусульманских газет и журналов, клубы на-циональной культуры, народная библиотека.
В традициях национальной градостроительной архитектуры доминирующее поло-жение над всей округой занимает мечеть. Она была сооружена в 1849 г. по проекту архи-тектора А.К. Ломана. Спонсором строительства выступил преуспевающий купец Губей-дулла Мухамед-Рахимович Юнусов.
Предпринимателей Юнусовых по праву можно считать самой именитой татарской купеческой династией Казани. Более ста пятидесяти лет представители этого рода труди-лись в сфере торгово-промышленной деятельности, создавая ей славу `Звезды Востока` - четыре поколения удачливых коммерсантов, щедрых меценатов и видных общественных деятелей. А начинал бизнес Мухамед-Рахим Юнусов. Он выделился из среды служилых татар во второй половине XVIII в., записался в купеческое сословие, а затем, одним из первых в Казани, получил высокое звание - Потомственный почетный гражданин. Свой первоначальный капитал М.-Р. Юнусов сколотил на поприще коммерческой деятельности. Позже в официальных документах купец числился уже и как кожевенный заводчик. Его предприятие выделывало до 13 тыс. козьих шкур, которые предприниматель отправлял по ярмаркам России и за границу - в Китай. Экспортная торговля приносила солидные ба-рыши, шедшие на развитие производства и строительство недвижимости. М.-Р. Юнусову принадлежал каменный двухэтажный дом-усадьба на Екатеринской улице (ныне ул.Тукая 67/14), каменный двухэтажный дом с лавками на Татарской улице (ныне ул.П.Коммуны 13/55), а также лавки в Гостином дворе.
Дело М.-Р. Юнусова продолжил его сын - Губейдулла, тот самый, на чьи средства была возведена мечеть. Известный в Казани врач и краевед Карл Фукс, вхожий во многие купеческие дома города, причислял Г. Юнусова к самым богатым предпринимателям из числа татар, имевших состояние в 3 миллиона рублей, сумма по тем временам немалая даже по столичным меркам. Кстати сам Фукс также проживал недалеко от Сенного база-ра, на Московской улице (сегодня дом ?58/5 по улице Кирова).
Губейдулла Юнусов значительно расширил экспортную торговлю - отправлял в Китай кроме товаров собственных заводов, продукцию других российских, немецких и азиатских фабрикантов. Его авторитет в деловых кругах города был очень велик. Много-кратно он избирался на различные общественные должности. Татарские купцы доверяли ему представлять свои интересы перед властями.
После кончины Г. Юнусова все его состояние перешло к сыновьям - Ибрагиму (1806-1886) и Исхаку (1814-1886). Оба брата, судя по всему, предпринимательского та-ланта отца и деда не унаследовали. По крайней мере, торгово-промышленное дело Юну-совых постепенно свертывается. Мыловаренный и кожевенный заводы, торговые лавки сдаются внаем, а полученная рента используется для приобретения земельных участков и строительства доходных домов. В результате братья Юнусовы стали крупнейшими в Ка-зани владельцами недвижимости: за ними числилось десять строений общей стоимостью свыше 300 тыс. руб.
Ибрагим Юнусов, как глава рода, активно участвовал в общественной работе: три-жды он возглавлял Татарскую городскую ратушу и 15 лет состоял членом Казанской го-родской думы.
В начале ХХ в., после некоторого перерыва, Юнусовы вновь занялись предприни-мательством. Инициатива возрождения семейных традиций исходила от старшего сына Исхака Губейдулловича Юнусова - Абдул-Вали. В 1905 г. он открыл фирму по продаже сырья. И хотя прежних высот ему достичь не удалось, тем не менее, бизнес из года в год шел в гору. Так за первые девять лет существования прибыль предприятия выросла в семь раз. В 1915 г. А.-В. Юнусов подключил к делу своего брата - Абдул-Карима. Совместно они учреждают торговый дом `Братья Юнусовы` с капиталом 100 тыс. рублей, который функционировал до 1917 года.
Юнусовы оставили след в истории Казани не только как крупные предпринимате-ли, но и как щедрые меценаты.
Как уже отмечалось, Г. Юнусов спонсировал строительство мечети на Сенной. Иб-рагим Губейдуллович выделил средства на реконструкцию мечети Марждани, оплачивал труд преподавателей медресе при ней. Однако самым благородным деянием Юнусовых стало учреждение ими в 1844 г. мусульманского детского приюта. Они полностью финан-сировали деятельность этого заведения, в котором обучалось 77 воспитанников. Дети обеспечивались бесплатной одеждой, питанием, медицинским обслуживанием, получали начальное образование и ремесленную подготовку. Кроме субсидий, братья передали приюту дом с каменными лавками по ул. Московской (Кирова, 59), чтобы и после их кон-чины он продолжал функционировать.
Бескорыстная общественно-благотворительная деятельность Юнусовых была вы-соко оценена городским обществом. Еще до революции одной из площадей Казани было присвоено название Юнусовская. Она существует и сегодня.
Изучение истории предпринимательства убеждает нас в том, что стремление к личному обогащению и наживе, рационализм и практицизм в хозяйственно-экономической деятельности, деловые круги царской России сочетали с высокими фило-софско-эстетическими и нравственными ценностями, глубоким патриотизмом и религиоз-ностью. Яркой чертой предпринимательской культуры той эпохи можно с полным осно-ванием считать активную общественно-благотворительную деятельность российского ку-печества. Список благих дел, коими славилось оно, можно продолжать и продолжать. Ка-ждый город огромной страны, будь то столица, губернский центр, либо заштатный горо-док, имел своих щедрых меценатов, своих Мамонтовых, Третьяковых, Щукиных, Юнусо-вых.
Сегодня, когда наше общество переживает непростой период, когда уровень соци-альных противоречий достиг высокого напряжения, когда нищета и убожество, увы, по-глотили многих наших сограждан, этот феномен отечественного исторического опыта предпринимательской деятельности заслуживает самого внимательного изучения, попу-ляризации и внедрения.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия