Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (15/16), 2005
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Бовкун В. И.
старший преподаватель кафедры экономики предприятий и предпринимательства Санкт-Петербургской академии управления экономики

ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ (НА ПРИМЕРЕ СЕВЕРО-ЗАПАДА РФ)

Международные соглашения регламентируют промышленную деятельность в Северо-Западном регионе России с позиций, предполагающих экономический рост с обязательным учетом экологических ограничений . Для оценки экологического состояния Балтийского моря специально создана международная Хельсинская комиссия (Нelcom). Соответственно решается и задача мониторинга устойчивости регионального промышленного развития в данном регионе, в частности, на Северо-Западе РФ.
Ситуация требует решения проблемы экологизации экономики, исходя из возможности выявления региональных социальных, экономических и экологических кризисов уже на стадии их зарождения, чтобы обеспечить поступательное безопасное развитие, путем гармонизации социальной, экономической и экологической составляющих хозяйственной и промышленной деятельности в регионе. Международные соглашения для региона Балтийского моря (`Балтика21`) обеспечивают такую возможность благодаря организации международного сотрудничества нового типа, в рамках которого запрещаются опасные виды деятельности (правда, как показала практика последних лет, пока недостаточно эффективно). Сотрудничество приводит к определенному балансу социальных, экономических и экологических интересов в странах Балтийского региона.
В связи с этим необходимы и разработка методологических подходов к оценке устойчивости промышленного сектора Северо-Запада РФ, его природно-хозяйственных систем, к формированию эффективных механизмов устойчивого развития в отдельных субъектах региона и обоснование соответствующих рекомендаций в области инвестиционной деятельности для Совета государств Балтийского моря и международных финансовых институтов.
Предлагаемые нами методологические подходы апробированы на Северо-Западе России - в восьми субъектах Российской Федерации: Санкт-Петербурге, Архангельской, Калининградской, Ленинградской, Мурманской, Новгородской, Псковской областях, Республике Карелия и могут, на наш взгляд, быть использованы при разработке рекомендаций на государственном и межгосударственном уровнях, в том числе с учетом процессов глобализации, развития экономических и информационных сетей, связывающих ныне воедино отдельные национальные хозяйства.
Увеличение степени открытости национальных хозяйств, их врастание в глобальную экономику проявляется и в создании межгосударственных торгово-экономических объединений, в обусловленной этим регионализации мировой экономики. Такая регионализация ведет к определенному обособлению отдельных национальных хозяйств от формирующейся целостности мировой экономики, отражая противоречия между текущими региональными и долгосрочными глобальными экономическими и экологическими задачами и интересами. Своевременное разрешение этих противоречий особенно важно для регионов с реформируемой экономикой, так как при быстро изменяющихся внутрирегиональных экономических отношениях глобализация может быть мощным катализатором развития и фактором, задерживающим его, из-за внешней экспансии, затрудняющим устойчивый рост региональной экономики.
Региональная устойчивость должна обязательно приниматься во внимание при определении региональных стратегических приоритетов. При этом необходимо учитывать и интересы международных промышленно-финансовых групп, и специфику взаимоотношений между различными системами управления и планирования социально-экономического развития и общественными движениями в каждом регионе как самостоятельной территориальной единице.
Опыт показывает, что эти взаимоотношения определяются двумя основными критериями - ресурсной обеспеченностью региона и его социальной стабильностью. Чем выше ресурсная обеспеченность региона, тем больший интерес он представляет для других регионов, чем ниже социальная стабильность в регионе, тем труднее ему осваивать и защищать свои ресурсы. Первый критерий объективно определяется природным потенциалом территории, а в конечном счете уровнем технологического развития (поскольку применяемая технология определяет для общества и его реальные ресурсы). Второй критерий характеризует уровень соответствия общественного устройства особенностям и возможностям освоения природной среды на данной территории, а в связи с этим и уровень доверия населения к власти.
В интересах развития общества и региональной экономики эти критерии должны использоваться и с учетом геополитических интересов других регионов, которые необходимо рассматривать и как конкурентов, и как возможных доноров. При этом следует иметь в виду, что при высокой обеспеченности региона он может и не обладать социальной стабильностью, что дает известные преимущества другим регионам. И наоборот. Можно предположить, что феномен быстрого развития таких `безресурсных` стран, как Япония был вызван (наряду и с другими причинами) недостаточным вниманием ее геополитических партнеров к проблеме высокой социальной стабильности в этой стране.
Зависимость между названными критериями регионального состояния представлена на рис.1, на котором соотношение ресурсной обеспеченности и социальной стабильности представлены прямой и обратной функциями. Зона возможных сценариев регионального развития ограничена уровнем технологического развития определяющего возможности использования ресурсного потенциала региона, и уровнем социального развития. Кривые характеризуют возможные сценарии регионального развития при дисбалансе и положительном балансе между ресурсной обеспеченностью и социальной стабильностью. Аналогичные кривые позволяют представить зависимости и между экономическим ростом и экологической безопасностью. Баланс определяется для каждого региона на основании данных о динамике ресурсопотоков.
Любая хозяйственная система, в том числе регион, представляет собой саморегулирующуюся систему. Состояния устойчивости и неустойчивости в ней наступают и прекращаются под воздействием самонастраивающихся внутренних и внешних факторов. При длительном отсутствии изменений в системе в ней накапливается целый ряд сдерживающих факторов, которые при накоплении определенной критической массы вводят ее в состояние неустойчивости и даже создают угрозу ее разрушения. Кризисное состояние системы резко повышает подвижность ее элементов, подталкивает к изменениям, что требует соответствующих действий для перевода системы в стабильное функционирование в новом качественном состоянии. В регионах, имеющих традиционную таксонометрию и кластеризацию, региональная устойчивость предполагает оценку соотношения текущих значений основных параметров региональной системы и значений этих параметров в момент региональных катастроф.
Рис.1. Баланс основных критериев регионального развития
Устойчивость - основная динамическая характеристика экономической системы, вместе с тем представляет собой и одну из основных характеристик систем управления, определяющую способности системы управления функционировать в условиях внешних и внутренних возмущающих воздействий. Развивающаяся экономическая система в силу динамических свойств ее элементов и связей всегда функционирует в переходном режиме. Поэтому говоря о ее устойчивости, следует иметь в виду и аналогичный характер управления, которое должно быть адаптировано к изменяющимся условиям внешней и внутренней среды.
Экономическая система может находиться в состоянии стагнации, в котором процессы функционирования в системе монотонно затухают, а энтропия системы монотонно возрастает; в стабильном состоянии, когда энтропия системы поддерживается на постоянном уровне; устойчивом состоянии, когда энтропия системы монотонно падает; всбалансированном состоянии при котором энтропия системы поддерживается на постоянном уровне при одновременном увеличении динамических колебаний в компонентах системы, наконец, в бифуркационном состоянии - в пределах от появления нелинейности в компонентах системы до их выхода из системы.
Большой объем исследований и экспериментов по определению устойчивости в региональных системах однако не отмечается полнотой информации, необходимой при оценке их состояния [3]. По всей видимости [4], неопределенность факторов внутреннего состояния - таких, как потенциальный ресурс системы, ее энтропия, динамика - это общая особенность сложных природно-хозяйственных систем. Но наука традиционно требует определения исследуемых параметров системы с заданной достоверностью или с заданной точностью методов измерения. Между тем традиционные методы научного анализа (например, численное моделирование и мониторинг) оказываются малоэффективными, особенно в случае изучения неустойчивых состояний системы, хотя бы потому, что трудно задать динамику изменения алгоритмов и вычленить значимые факторы функционирования системы в том или ином состоянии. И уж совсем невозможно точно измерить все параметры региональной системы при ее неустойчивом состоянии. При исследовании динамических процессов в сложной системе объективное ее состояние всегда оказывается за пределами субъективных оценок. Сходная ситуация характерна и для большинства научных исследований, пытающихся определить структурные переходы в системах в состоянии странного аттрактора или в режимах с обострением[2].
Невозможность обоснованного разрешения этой ситуации в рамках традиционной науки предопределяет необходимость разработки принципиально новой методологии и стратегии исследования безопасности и устойчивости сложных систем. Один из путей - итеративное измерение устойчивости на основе сравнения временных рядов, полученных по данным из различных источников. Обработка этих данных предполагает использование принципа многофакторной устойчивости, сформулированного для развивающихся сложных систем [2].
Задача определения устойчивости усложняет вследствие того, что необходимо согласовать позиции по данному параметру развития промышленности сектора нескольких (восьми) различных партнеров. Это обстоятельство требует особого внимания к последовательности решений.
С нашей точки зрения, решение задачи предполагает:
1. Единый подход к определению приоритетов в социальном, экономическом и экологическом аспекте регионального развития, единой методологии оценки приоритетов устойчивого развития по выбранным индикаторам.
2. Согласование методологии, алгоритмов обработки данных и форматов представления данных с основными партнерами.
3. Получение данных и их распределение по исследуемой территории.
4. Определение значимости каждого приоритета (социального, экономического, экологического) для реализации региональной и локальной задач, выбор основных индикаторов (не более трех для каждого приоритета).
5. Оценка значимости секторов для реализации локальной и региональной задач. Оценка значения каждого сектора в транссекторных взаимодействиях.
6. Экспертная и независимая оценка достоверности результатов.
7. Оценка коррелируемости результатов по измерению устойчивости с реальными процессами развития природно-хозяйственной системы, в том числе с инвестиционной активностью.
8. Подготовка рекомендаций каждой страной, в том числе по межгосударственным механизмам и международным финансовым институтам.

При оценке региональной устойчивости промышленного сектора в российской части Балтийского моря на первом этапе проводился сравнительный анализ индексов воздействия сектора на окружающую среду. Он осуществлялся по данным отчетов о состоянии окружающей среды, представленных Швецией, Норвегией, Данией, Германией, Исландией, Нидерландами, Финляндией, Бельгией.
Данные по российской части региона Балтийского моря получены по статистическому отчету Госкомстата РФ.
Анализ проводился по всем видам воздействия на окружающую среду. Анализировались, в частности, показатели выбросов в атмосферу от стационарных источников, на основании инвентаризации, осуществляемой Европейской комиссией DGXI в рамках проекта CORINAIR.
В абсолютном выражении выбросы промышленного сектора российской части Балтийского моря существенно ниже, чем у промышленно развитых стран Европы. Например, в 1998 г. выбросы от стационарных источников в атмосферу у Германии более чем в 10 раз превосходили выбросы от лидирующей по этому показателю на северо-Западе РФ Мурманской области. В отличие от стран западной Европы атмосферные выбросы от стационарных источников неравномерно распределены и концентрируются в основном в пределах городских агломерацией.
При анализе с использованием геоинформационных прикладных программ ARCINFO определены кэлектронные картографические слои и распределение расчетной плотности выбросов по территории региона. Выбросы усреднены для ячеек размером 20х20км, расстояний в пределах которых наиболее вероятны повышенные уровни загрязнения атмосферного воздуха, создаваемого внутренними источниками.
Высокая концентрация этих источников, устаревшие технологии и неудовлетворительная организация очистки приводят к значительно большему (по сравнению со странами Западной Европы) ухудшению качества окружающей среды в населенных пунктах.
В целом характерная черта российской части региона Балтийского моря - наличие острых проблем в отношении экологической безопасности промышленной деятельности и относительно невысокий уровень деградации окружающей среды региона в целом.
Все это предопределило выбор системы индикаторов устойчивого развития на уровне региона, которая может быть представлена в следующей табличной форме.
Структура индикаторов устойчивого развития промышленного сектора российской части региона Балтийского моря
Способ интегрирования социальных, экономических и экологических индикаторов представлена в общем виде в формуле (1).
Коэффициенты m, n, k определяют соотношение между социальными, экономическими и экологическими региональными приоритетами, соотношение между коэффициентами t и s определяют приоритетность текущих или стратегических проблем. С помощью геоинформационных технологий (ArcVeiw/ArcInfo) производен расчет всех индикаторов и сформированы карты их распределения.
Для проверки относительной достоверности полученных оценок по интегральному индексу устойчивости промышленного сектора (I) последние сравнивались с индексами инвестиционной привлекательности. На рис. 2 приведено сравнение ранговых мест индексов инвестиционной привлекательности регионов и интегральных индексов региональной устойчивости промышленного сектора.
Согласно полученным данным, наиболее высокий рейтинг имеют отдельные приморские территории Мурманской области, что обусловлено относительно равномерным распределением крупных промышленных предприятий горнодобывающей промышленности и цветной металлургии, которые вместе с тем. создают проблемы с точки зрения экологии региона.
Низкие показатели рейтинга сбалансированности природопользования территорий характерны для Архангельской области, что связано с высоким уровнем экологической нагрузки в сочетании с напряженной социальной обстановкой. Невысок данный показатель и для относительно благополучных с экологической точки зрения Новгородской и Псковской областей. Низкий уровень доходности населения данных территорий в то же время ведет к повышению уровня социального напряжения.
В соответствии с разработанными критериями сбалансированного использования природных ресурсов могут быть обоснованы программы развития промышленного сектора, отраслевые (секторальные для программы `Балтика-21`) приоритеты и подготовлены соглашения для межгосударственной поддержки устойчивого развития в российской части Балтийского моря. Полученные данные потвердили и значение предлагаемой концепции оценки устойчивости промышленного сектора для интенсификации интеграционных процессов на межрегиональном и межсекторальном (межотраслевом) уровне.
1. Таким образом в современных условиях необходима согласованная методология совместной работы по оценке региональной устойчивости, которая обеспечила бы единообразное понимание устойчивости развития в разных странах Балтийского региона и сотрудничество субъектов РФ в Северо-Западном ее экономическом районе в рамках международного процесса `Балтика-21`.
На первом этапе сотрудничества целесообразно было бы использовать опыт российской стороны по определению региональной устойчивости промышленного сектора и инвестиционного рейтинга отдельных областей Северо-Запада РФ с учетом баланса социальных экономических и экологических интересов в различных регионах (см. рис.2).
Рис. 2. Сравнение областей Северо-Запада РФ по интегральному рейтингу устойчивости промышленного сектора и инвестиционному рейтингу (2004 г.).
Развитие процесса `Балтика-21` требует организации международной аналитической группы для постоянного мониторинга устойчивости природно-хозяйственных систем в регионе Балтийского моря.


Литература.
1. Зарагацкий А.А., Голубецкая Н.П., Проблемы перехода на инновационной путь развития в условиях реформируемой экономики // Управление качеством жизни: мировой опыт и новые стандарты. - СПб.: IME, 2005. - С.22-24.
2. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры. СПб.: Изд. `Алетейя`, 2002.
3. Макаров О.Н. Голубецкая Н.П. Многофакторная сбалансированность - главный принцип формирования программы социально-экономического развития Северо-Западного региона // Экономика Северо-Запада: проблемы и перспективы развития: Тезисы докладов IV региональной научно-практической конференции. - СПб., 2002. - С. 10-14.
4. Голубецкая Н.П., Макаров О.Н. Геополитика и сбалансированное региональное развитие в странах с переходной экономикой //Региональные проблемы сбалансированного развития процесса природопользования: Эколого-экономические, организационные и правовые аспекты. - СПб.: Изд, СПбГТУ, 2002. - С. 98 -143.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия