Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (15/16), 2005
ВОЕННАЯ ЭКОНОМИКА
Хохлов Е. В.
проректор по непрерывному профессиональному образованию
Балтийской академии туризма и предпринимательства (г. Санкт-Петербург),
кандидат военных наук


ПРОБЛЕМЫ ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СССР В ГОДЫ НЭПа

Первым декретом Советской власти был известный `Декрет о мире`. Россия вышла из мировой империалистической войны, заключив сепаратный мир с Германией. Кадровая армия была распущена. Советское правительство предполагало строить новые вооруженные силы на милиционно-территориальной основе. Гражданская война и иностранная военная интервенция несколько подкорректировали эти планы. С развертыванием внутренних военных действий, в августе 1918 г. СНК образовал Чрезвычайную комиссию по снабжению Красной Армии (Чрезкомснаб), на которую возлагалась задача централизованной мобилизации военно-экономических ресурсов на цели обороны социалистического Отечества.
30 ноября 1918 года был образован Совет обороны (Совет рабочей и крестьянской обороны) . В Совет первоначально входили: В.И. Ленин (председатель СНК), И.В. Сталин (представитель ВЦИК), Л.Д. Троцкий (председатель РВСР), Л.Б. Красин (представитель Чрезкомснаба), В.И. Невский (представитель НКПС), Н.П. Брюханов (представитель Наркомата продовольствия), В.П. Милютин (представитель ВСНХ), С.С. Данилов (представитель Главкомтруда), Г.Н. Мельничанский (представитель профсоюзов).
Совет обороны использовал те же чрезвычайные методы военно-экономического управления, что и Особое совещание по обороне, созданное в 1915 году. Он собирался для обсуждения неотложных вопросов 2 раза в неделю или по необходимости. Решение Совета и выступления его членов не протоколировались. Практическое исполнение решений проводилось через институт чрезвычайных уполномоченных, действовавших от имени Совета и наделенных исключительными правами: отстранять от работы любых нижестоящих должностных лиц; предавать виновных в саботаже суду ревтрибунала; арестовывать и реквизировать имущество всех форм собственности; производить обыски; формировать железнодорожные составы и воинские эшелоны; отменять, в случае необходимости, решения местных органов власти; мобилизовывать население в порядке воинской, трудовой и гужевой повинности и т.д.
По мере исчерпания материальных ресурсов, сохранившихся на складах тылового обеспечения `старой` армии, появились проблемы организации производства военной продукции. В августе 1919 года был учрежден Совет военной промышленности (Промсовет), как структурное подразделение Совета обороны. В его задачи входила не только реквизиция запасов и сырья для оборонной промышленности, но и организация самого производства и координация усилий между смежными предприятиям. Организационная форма его деятельности была заимствована у военно-промышленных комитетов, которые теперь состояли из рабочих-партийцев и слились с фабрично-заводскими комитетами. Некоторые предприятия, как известно, вплоть до начала 30-х годов управлялись фабзавкомами.
Промсовет принимал заявки от Отдела военных заготовок ВСНХ (Центровоензаг), на который было возложено тыловое обеспечение армии обмундированием, обозным и инженерным имуществом. Продовольственное обеспечение выполняли органы продразверстки, деятельность которых координировалась Наркоматом продовольствия. Национализация предприятий-поставщиков различного вида имущества для нужд армии, производилась по спискам, доставшимся органам военного снабжения по наследству от Особого совещания по обороне . В 1919 г. на оборону работало более 50 специализированных предприятий оборонной промышленности и 330 предприятий гражданских отраслей, перепрофилированных для производства предметов военного снабжения. В общей сложности, по заказам военного ведомства работало 862 тыс. рабочих, включая металлическую, топливную промышленности и транспорт.
Гражданская война проходила в условиях большой мобильности фронтов. Только 30 % личного состава Красной Армии сражалось на одном каком-либо фронте. 70 % - перебрасывалось с фронта на фронт и принимало участие в боевых действиях на 2-3-х, а то и 4-х фронтах. Второй особенностью было то, что промышленный центр Республики оказался отрезанным от продовольственных и сырьевых окраин. Военная промышленность Москвы, Петрограда, Тулы, Самары работала в этих условиях на вторичном сырье, поэтому одним из довольствующих органов по снабжению военного производства сырьем являлся Отдел утилизации ВСНХ. Каждая воинская часть обязана была возвращать военно-хозяйственным органам использованные консервные банки, стрелянные гильзы, непригодное к восстановлению военное металлическое имущество. За три месяца 1919 г. тульские оружейные заводы получили около 8 тыс. пудов свинцового лома и обрезков. На кустарном производстве из этого лома отливались пули. Более 2 млн. патронов было изготовлено из стреляных гильз, без переплавки и проката латуни.
При ВСНХ был образован Научно-технический отдел, который занимался проблемами изыскания резервов и возможностей для создания вооружения из наличных ресурсов. К его работе были привлечены в качестве экспертов и консультантов 250 профессоров, 300 инженеров и около 240 специалистов в области химии, военно-технического строительства, топлива и металлургии. Среди них были ученые с мировым именем: Н.Е. Жуковский, А.Н. Крылов, А.И. Туполев, Н.Д. Зелинский, И.М. Губкин, И.А. Каблуков и др. Находились оригинальные решения по переоборудованию бронеавтомобилей в легкие танки, ремонту и сборке аэропланов и дирижаблей, покрытию поездов и вагонов броневым листом, вооружению бронепоездов и др.
В порядке государственной повинности к обороне и тыловому обеспечению воюющей армии привлекалось все трудоспособное население. Постановлением СТО были введены следующие виды повинностей: натуральная дровяная повинность; трудовая повинность по заготовке, погрузке и выгрузке всех видов топлива; гужевая повинность для подвоза топливных, военных, продовольственных и иных государственных грузов в города, к железным дорогам, пристаням и другим приемным пунктам.
Были установлены трудовые нормы, выполнение которых считалось обязательным. Лесорубы, лесовозы, рабочие торфяников и углекопы были мобилизованы на работу на правах военнослужащих. Самовольный уход с работы и невыполнение урочной нормы рассматривались как дезертирство. Подобного рода мероприятия проводились и по другую сторону фронта - в белой армии и на территориях, оккупированных иностранными военными интервентами.
Начало непосредственного строительства той экономики, которая в СССР 50-70-х годов стала называться `оборонкой`, можно отнести к концу 1920 года, когда было принято решение о демобилизации регулярной армии, участвующей в гражданской войне, и переходу к ее комплектованию на постоянной, профессионально-кадровой основе. Данное решение было принято VIII Всероссийским съездом Советов. Из 5-миллионной революционной армии в кадрах оставлено было всего лишь 542 тысяч человек . Однако в дальнейшем периодически проводились чрезвычайные мобилизации на борьбу с бандитизмом, басмачеством и в связи с пограничными конфликтами.
Испытывая острейшую нужду в военной продукции, но, прекрасно понимая, что в кратчайшие сроки все военное производство восстановить невозможно, советское правительство пошло по единственно возможному пути: выделило заводы военной промышленности в особую производственную группу, подчинив ее Главному управлению военной промышленности (ГУВП). На обеспечение деятельности этой группы предприятий были направлены основные усилия правительства в области военной экономики. Благодаря принятым мерам почти все эти заводы удалось запустить и обеспечить топливом, сырьем, инструментом, рабочей силой. К бесспорным успехам относится, например, организация производства танков на Сормовском заводе.
На первом этапе реформирования управления военной экономикой были сохранены основные принципы оперативного управления военной промышленностью регионов, через создание региональных филиалов ГУВП. В 1921 г. был создан и Петроградский филиал ГУВП. Для скорейшей его организации в Петроград был направлен специальный уполномоченный ГУВП. Особый статус Петроградского филиала ГУВП определялся еще и тем, что Петровоенпром являлся официальным филиалом ГУВП при ВСНХ республики и со времен гражданской войны непосредственно руководил военной промышленностью `особой группы` региона по заданиям центра. Его возглавлял особо уполномоченный, который одновременно являлся помощником начальника ГУВП.
Необходимо отметить, что советское правительство постоянно прилагало усилия для расширения `особой производственной группы`. К началу 1921 г. ГУВП ВСНХ подчинялись 62 предприятия, на которых работало около 130 тысяч человек.
Политика проводимая, ГУВП, находила энергичную поддержку со стороны высших государственных органов. Об этом достаточно красноречиво свидетельствует циркуляр ВЦИК ?19103 от 1 августа 1922 г., разосланный всем губисполкомам страны. В нем отмечалось, что многие местные органы власти допускают вмешательство в деятельность предприятий ГУВП. В связи с этим ВЦИК потребовал неукоснительного исполнения своего постановления. В постановлении, в частности, указывалось, что все предприятия, склады и прочие учреждения ГУВП находятся в исключительном распоряжении ГУВП; всем местным органам власти воспрещается какое то ни было изъятие оборудования, транспорта, сырьевых материалов, топлива и прочего, без согласия ГУВП. Виновные в нарушении этого постановления подлежали привлечению к судебной ответственности. Циркуляр был подписан председателем ВЦИК М.И. Калининым.
Однако, помимо внутренних проблем, существовали проблемы международного плана. Гражданская война и отражение агрессии в ходе иностранной военной интервенции не разрешили конфликта в международных политических и финансовых отношениях России и Антанты. Угроза новой интервенции продолжала существовать вплоть до вступления СССР в Лигу наций и даже позже.
Вследствие комплекса противоречий СССР был лишен возможности закупать за границей необходимое стране стратегическое сырье, оборудование, современные виды оружия, а в случае войны или региональных конфликтов вступать в военно-политические союзы с развитыми странами.
Основные принципы организации военной промышленности были изложены начальником Главного управления военной промышленности ВСНХ СССР П.И. Богдановым и его помощником по военно-техническим вопросам профессором В. С. Михайловым в докладе `Об организации военной промышленности`, представленном в Реввоенсовет, Совнарком и СТО 2 марта 1924 г. В нем в частности говорилось, что `...все без исключения предметы вооружения и снабжения армии должны быть изготовлены внутри Республики; все военные производства должны базироваться на отечественном сырье`.
В основу военно-экономической мощи страны был положен комплекс военно-промышленных предприятий, способных независимо от уровня технико-экономического развития гражданских отраслей промышленности производить предметы вооружения и боевой техники на уровне мировых стандартов. Для этого данный комплекс военно-промышленных производств должен был стать относительно самодостаточным, то есть обладать взаимосвязанной системой научных центров, промышленных предприятий, органов управления и т.д., способных производить и воспроизводить все необходимое для своего существования, функционирования и развития в интересах военного производства.
Достижение относительной самодостаточности возможно было только при выполнении определенных условий:
1. Придание военному производству приоритетного характера со стороны политического и государственного руководства страны;
2. Обеспечение интересов военного производства через вхождение ее представителей в органы политической и государственной власти всех уровней;
3. Организация особой структуры управления, сочетавшей жесткую централизацию с относительной самостоятельностью руководителей предприятий в вопросах производственной, научно-исследовательской и опытно-конструкторской деятельности;
4. Наличие собственных научных центров, обеспечивающих высокий уровень военного производства;
5. Наличие образовательных заведений, отвечающих за подготовку и переподготовку квалифицированной рабочей силы, инженерно-технического состава и управленческого аппарата для военного производства;
6. Приоритетное обеспечение предприятий военного производства финансами, сырьем, энергией, станками, оборудованием, а также создание стратегического запаса всех ресурсов для обеспечения в случае необходимости автономного режима производства;
7. Специфическая система взаимосвязи предприятий и взаимная кооперация, обеспечивающие замкнутый цикл одного или нескольких видов военного производства.
С целью выполнения задач, сформулированных в Постановлении ЦИК СССР от 12 ноября 1923 г., вся военная промышленность была передана во всесоюзное ведение. При этом часть военных заводов, которые можно было перепрофилировать на производство товаров широкого потребления без значительной реорганизации и затрат были переданы различным трестам, производящим продукцию гражданского назначения. На промышленных предприятиях, сохранившихся в составе ГУВП и выпускающих продукцию военного назначения, параллельно организовывался выпуск продукции мирного назначения.
Так, например, в апреле 1924 г. по соглашению между Главным Управлением военной промышленности и трестом слабых токов, последнему передавался из состава Севзапвоенпрома радиозавод им. Коминтерна. С октября 1924 г. Балтийский судостроительный и механический завод вместе со своим Адмиралтейским филиалом был передан в судостроительный трест. В апреле 1925 г. в ведение Авиационного треста был передан завод `Красный летчик`. В сентябре этого же года завод Военно-врачебных заготовлений `Красногвардеец` был передан из Главного военно-санитарного управления Ленгубздравотделу. Реально в составе объединения оборонной промышленности Ленинграда оставалось работать 8 военных заводов из 32-х, но и на них в результате снижения военных заказов и освобождения производственных площадей был организован выпуск мирной продукции. В докладной записке деятельности Севзапвоенпрома за 1922-1926 гг. в адрес Ленинградского губкома и Северо-Западного промбюро говорилось, что `...Севзапвоенпром уже как три года насаждает на военных заводах мирную продукцию, Севзапвоенпром пионер в этой области...` В записке также обосновывалась необходимость коммерческого подхода к производству при постоянном сокращении военных заказов. Шел процесс реформирования вооруженных сил, что, по мнению составителей записки, должно было найти отражение в структуре производства.
К 1925 г. реформа Красной Армии была в целом завершена. Политическое руководство страны определилось с вопросом о том, какие вооруженные силы нужны СССР. А.И. Рыков, ставший после смерти В.И. Ленина председателем СНК и СТО, так определял основное направление государственной политики в области военного и оборонного строительства: `разговоры великих держав о ликвидации войн, о миролюбии, о том, что война 1914 года была войной последней, это сущие пустяки, которые пускаются в ход для обмана усталых от войны масс. Состав армии в Европе сейчас больше, чем был до войны. Но даже при таком положении вооруженных сил в Европе мы решили рискнуть на гигантское сокращение постоянной армии, подкрепив ее периодическими территориальными призывами на короткие сроки в 1-2 месяца, но мы не смогли решиться на уменьшение расходов на вооружение армии. Мы едва ли сможем в короткий срок вооружить ее так, как вооружают свои армии Англия и Франция, но мы сможем вооружить ее не хуже, чем вооружают Польша и Румыния, и так как диктаторы современной буржуазной Европы не любят воевать сами, а посылают воевать своих лакеев, то мы надеемся, что наша армия с ними справится` .
Однако техническое вооружение сокращенной в 10 раз армии оказалось, в условиях мира, непростым делом. Чрезвычайные методы управления экономикой себя исчерпали, поскольку были использованы накопленные ранее резервы и запасы. Следовало приступать к восстановлению промышленности, транспорта, развитию товарообмена с деревней, необходимо было организовывать внешнюю торговлю и решать проблему внешней задолженности. За годы гражданской войны общий объем промышленного производства в Советской России сократился почти в 5 раз (см. табл. 1).
Таблица 1
Влияние гражданской войны на экономику России
Источник: Дьяченко В.П. История финансов СССР. 1917-1950 гг. М., 1978. С. 54; 67
Снабжение Красной Армии оружием и боеприпасами в годы гражданской войны осуществлялось только на 19,8 % за счет собственного производства, а на 42,5 % - за счет старых запасов и на 37,7 % - за счет вооружения, захваченного у противника, либо поставленного Антантой по союзническим договорам с царским, Временным и `самостийными` правительствами. По данным Чусоснабарма, в Красную Армию было поставлено основных видов оружия и боеприпасов в 5 раз больше, чем произведено в 1918-1920 гг. на оборонных предприятиях Москвы, Петрограда, Тулы, Урала и Нижнего Новгорода (см. табл. 2).
Таблица 2
Снабжение Красной Армии оружием и боеприпасами в 1918-1920 гг.
Источник: Вольпе А. Чусоснабарм // Война и революция. 1925. Кн. 5. С. 91.
С переходом к жесткой экономии денежных средств в условиях НЭПа СНК стал устанавливать предельные суммы расходной части бюджета. Расчет велся в `товарных` рублях, которые условно, по целому ряду коэффициентов, соответствовали `золотым` рублям. На 1921/1922 г. лимит бюджетных расходов был установлен в 1 млрд. руб. После проведенного сокращения армии, представители НКФ и финансовой секции Госплана, представитель РВСР, представитель Наркомвоенфлота и представитель Главсанупра, регулярно согласовывали между собой контрольные цифры сметного финансирования, сверяли их с текущими ценами и потребностями своих ведомств (согласно нормам довольствия). Сметные расчеты, после обсуждения и согласования утверждались на Президиуме Госплана и передавались на утверждение в СНК.
Впервые подробная расчетная смета Военного ведомства, была составлена в `товарных` рублях в 19211922 бюджетном году. Несмотря на ряд не проведенных армией закупок, перерасход сметы составил 8 млн. `товарных` рублей. После специального доклада в СНК о положении в армии, НКФ выделил дополнительное ассигнование в 9,5 млн. `товарных` рублей. Таким образом, в условиях мирного времени сметное финансирование кадровой армии, при постоянно растущей инфляции и ограниченных возможностях бюджета, носило довольно условный характер. Армия недополучала патронов (из-за чего не проводилось обучение стрельбе), топлива (из-за чего не проводилось обучение на материально-технической части), нательного белья, обмундирования, круп и мяса (положенных по нормам довольствия), самостоятельно занималась заготовкой сена. Боевые кавалерийские лошади недополучали овса, который заменялся жмыхами в пересчете на калории.
Таблица 3
Смета Военного ведомства на 1921/1922 - 1922/1923 гг.
Источник: Центральный государственный архив экономики РФ. Ф. 4372 (фонд Госплана). Оп. 14 (бюджетно-финансовая секция). Д. 134.Лл. 84-94. Подсчитано нами по результатам итогового голосования на заседании Президиума Госплана 21 августа 1923 г., протокол ? 88.
После проведенного сокращения вооруженных сил, сформировавшихся в годы гражданской войны, в армии оставлены были только профессиональные военные. Должности младшего командного состава были укомплектованы лицами, которые в годы гражданской войны командовали полками и эскадронами. `Мы стремимся к тому, чтобы поставить командный состав в хорошие условия, чтобы получить военных профессионалов, - докладывал на заседании Президиума Госплана заместитель председателя Реввоенсовета республики Э.М. Склянский, - однако, до настоящего времени нами практикуется принудительное задержание командного состава на службе`. Несмотря на сокращение расходов Военного ведомства, они и в условиях мирного времени, поглощали до четверти годового бюджета страны. При столь непропорционально больших затратах бюджета заработная плата командного состава находилась на недопустимо низком уровне. Командир отделения получал в месяц 13 товарных рублей, командир взвода - 17, командир роты - 32, командир полка - 48. Для сравнения: комплект обмундирования (без шинели) стоил 130 рублей.
Более 70 % бюджета Военного ведомства `съедали` три статьи расходов - питание, обмундирование и заработная плата. Заводы, принадлежащие ГУВП, практически находились на консервации. В 1922 г. был закрыт последний действующий 1-й автобронетанковый завод в Филях, Амударьинская военная флотилия была передана на бюджет НКПС, тарифы для воинских перевозок были максимально снижены. В войсковых частях `заводились` огороды и подсобные хозяйства, а в целях сохранения производственной продукции им передавались на баланс холодильники, сухарные заводы и хлебопекарни. Несмотря на значительное уменьшение количества действующих кораблей и предельное сокращение личного состава флота (15 тыс. матросов в составе ВМФ - это приблизительно команда 5-6 линкоров), оставшиеся корабли (Балтийского и Черноморского флотов) не имели судоремонтной базы, средств на закупку топлива и учебные стрельбы. По 2-3 корабля ежегодно списывались на металлолом. В 1922-1923 гг. на первом месте в стране по `производству` металла находилась ЭПРОН - экспедиция подводных работ особого назначения, которая поднимала корабли, в том числе затонувшие на мелководье и подлежащие ремонту, но на ремонт которых не было средств. Обсуждался в СНК вопрос о полной ликвидации военного флота, но в таком случае, возникала проблема `закрытия` городов Кронштадт и Севастополь. `Если вы хотите уничтожить флот, то нужно уничтожать, зачем же продлевать агонию, - задавал риторический вопрос на заседании Малого Совнаркома главком вооруженных сил республики С.С. Каменев, - но нужно иметь в виду, что придется уничтожить Кронштадт. Кронштадт без флота - существовать не может; флот без Кронштадта - тоже`.
Основной проблемой НЭПа было, как известно, отсутствие механизма долгосрочного кредитования. Основные производственные фонды не обновлялись в стране со времени империалистической войны. Паросиловое оборудование заводов и фабрик не обновлялось более 25 лет, по причине износа происходили взрывы котлов. На железнодорожном транспорте до 20 % рельсов и до 46 % шпал превысили предельные сроки эксплуатации, вследствие чего паровозы сходили с рельсов. До 55 % паровозов, 59 % пассажирских и 31 % товарных вагонов были непригодны к дальнейшей эксплуатации без ремонта. Та же картина наблюдалась по станочному парку: металлорежущим и металлообрабатывающим станкам.
До 1924/1925 г. финансирование государственной промышленности осуществлялось за счет доходов бюджета. Превышение расходной части бюджета покрывалось дополнительной эмиссией. Эмиссия, ассигнования и финансирование, как известно, не являются источниками собственных накоплений промышленности, поскольку они идут на покрытие затрат, совершенных в предшествующем периоде. В 1925 году при ВСНХ было образовано `особое совещание` по восстановлению основного капитала промышленности (ОСВОК) основной задачей которого стала разработка программы инвестирования промышленных предприятий за счет банковского кредитования. До этого времени Госбанк кредитовал лишь торговлю, сельхозкооперацию и частный сектор. Чтобы иметь представление о процентах за кредиты Госбанка, обратимся к таблице 4.
Таблица 4
Баланс бюджетных ассигнований промышленности и кредитных ссуд Госбанка сельскому хозяйству в 1923/1924 гг.
Источники: Центральный государственный архив экономики РФ. Ф. 4372 (фонд Госплана). Оп. 14 (бюджетно-финансовая секция). Д. 128. Лл. 119-124 (об). Вышеуказанные сведения составлены в таблицу нами. - Е.В.
* Нам не удалось найти сведения относительно 1 млн. 233 тыс. руб., выделенных в порядке ассигнования из бюджета - ограниченного, как было сказано выше, суммой в 1 млрд. рублей.
Чтобы уравновесить денежную массу в 1 млрд. рублей, выделенную промышленности ВСНХ, необходимо было `вернуть` ее обратно в бюджет по линии возвратного кредитования сельского хозяйства. Сельскому хозяйству, как видно из представленной таблицы выделено было кредитов на сумму 0,64 млрд. рублей. Сумма процентов за кредит должна была составить соответственно 0,36 млрд. рублей.
Эти 0,36 млрд. руб. руководство разных ведомств рассматривало по-разному. Наркомфин рассматривал процентные платежи как своеобразный `насос`, который должен был `высосать` из денежного обращения избыточную денежную массу, не сужая при этом возможностей поддержания промышленности `на плаву`. Работники Госплана видели в процентных платежах часть своей законной прибыли, которую они могли использовать в коммерческих целях и для собственных нужд. ВСНХ настаивал на увеличении ассигнований промышленности и видел в вышеуказанных процентных платежах часть своей доли, которая должна была поступать на восстановление основного капитала. Поскольку оборот капитала в сельском хозяйстве совершается быстрее, чем в тяжелом машиностроении и черной металлургии, считали представители ВСНХ, то с каждого оборота быстрооборачиваемых отраслей надо отчислять определенный норматив в медленнооборачиваемые отрасли.
Правительство рассматривало указанную выше сумму как часть доходов от обобществленного сектора, которая должна включаться в оборонные и социальные статьи бюджетных расходов наряду с доходами налогового происхождения. Поскольку крестьянство платит налоги, то возложение на него дополнительных процентных выплат есть `сверхэксплуатация` крестьянства - своеобразная `дань`, которая на него временно возложена в условиях восстановительного периода. Она несет в себе скрытый источник подрыва союза рабочих и крестьян, поскольку рабочие освобождены от банковской эксплуатации, а крестьянство - нет.
Комиссия ОСВОК предложила новую балансовую схему. Ее суть заключалась в постепенном сокращении бюджетных ассигнований промышленности ВСНХ, выделении из ведения ВСНХ легкой и текстильной промышленности, которая постепенно будет переводиться на те же принципы кредитования, в соответствии с которым Госбанк кредитовал сельское хозяйство, торговлю и организации, работающие на экспорт. По принципу `затухающей кривой` предлагалось на 1926/1927 г. ассигновать тяжелой и легкой промышленности 1543 млн. руб. В последующие годы - 1490 млн. рублей, 1320 млн. и 1060 млн. руб., соответственно. В конечном итоге часть капитальных затрат, не дающих скорой отдачи, будет переложена на тот сектор промышленности, который имеет быструю окупаемость вложенных средств.
Этот вариант развития СССР как `ситцевой республики` был отвергнут, но деление промышленности, сгруппированной по принципу: `группа А` и `группа Б`, стало не только принципом балансирования государственных капиталовложений в народное хозяйство, но и способом `перегруппировки` финансовых источников в пользу тяжелой индустрии при помощи ценовой, а не кредитной политики. В качестве основного рычага промышленного развития стал применяться принцип снижения себестоимости и отпускных цен, а не рост процентов за кредит. В 1925/1926 - 1927/1928 финансовых годах капиталовложения между `группой А` и `группой Б` распределились следующим образом (см. табл. 5).
Таблица 5
Государственные капиталовложения по отраслям промышленного производства в 1925/1926 - 1927/1928 гг.
Источник: Л.И. Лященко. История народного хозяйства СССР. В 3-х тт. М.: ОГИЗ, т. 3. С. 215.
С конца 1925 г., в связи с обострением внешнеполитической обстановки и окончанием дискуссий по военной реформе в СССР намечается тенденция к увеличению выпуска военной продукции. С этой целью на восстановление военной промышленности в 1926 г. бюджетом была выделена дотация в размере около 30 млн. червонных рублей. С 1925 по 1927 гг. объем военных заказов по Ленинградской промышленности вырос с 3 млн. 707 тыс. рублей до 17 млн. 62 тыс. рублей. Вместе с возвращением в военную промышленность после сокращения армии, старых инженерно-технических кадров, происходило восстановление организации производственного и технологического процессов.
К 1926 г. качество военно-промышленных изделий и расход материалов на единицу продукции приблизился к довоенным нормам. Говоря о совершенствовании военного производства, следует отметить, что правительство не прекращало попыток повысить эффективность военной экономики через посредство совершенствования структуры управления промышленностью в целом. В январе 1925 г. Главное Управление военной промышленности, в рамках совершенствования структуры ВСНХ, было реорганизовано в Производственное объединение военной промышленности. Подверглись реорганизации и региональные органы управления военной промышленностью.
С 1 октября 1925 г. Севзапвоенпром превратился в инспектирующий орган, проводящий проверки промышленности по заданиям из Москвы. 9 октября 1926 г. приказом ВСНХ ? 109 Военпром был ликвидирован. Вместо него были образованы четыре всесоюзных треста: орудийно-арсенальный, патроно-трубочный, военно-химический, оружейно-пулеметный. С начала 1927 г. продукция военно-промышленных предприятий стала включаться в единый государственный хозяйственный план.
Но предпринятых в 1926 г. мер оказалось недостаточно. Производственные мощности советских военных заводов к началу 1928 г. были ниже, чем у казенных заводов дореволюционной России. Так, планом 1928 г. максимальное производство винтовок определялось в 489 тыс. штук, тогда, как в 1916 г. их было произведено 1,3 млн. штук. По пулеметам отставание составляло 5 тыс. штук. В пределах 30-50% от уровня 1916 г. на советских заводах могли производиться порох, взрывчатые и отравляющие вещества. Текущая производственная способность авиационных заводов составляла 540-650 самолетов в год, тогда как в 1915 г. дореволюционная армия получила с русских военных заводов 772 самолета. Следует также учесть, что вышеприведенные сведения, взятые нами из доклада Главкома Вооруженных Сил республики в Президиум ВСНХ от 5 апреля 1927 г., являлись ориентировочными. Названные производительные мощности, как указывалось в докладе, не снизятся лишь при условии проведения капитальных работ ближайшие 4-5 лет на общую сумму приблизительно 320 млн. руб. (при том, что расходная часть бюджета СССР, ограниченная 1 млрд. руб., в 1926/27 хозяйственном году составляла в реальности около 800 млн. золотых рублей).
Таким образом, несмотря на то, что к концу 1920-30-х гг. в основном была сформирована региональная система управления оборонным комплексом, восстановление мощностей военно-промышленных производств по состоянию на начало 1929 г. в лучшем случае, было завершено наполовину. И на фоне явного прогресса военной техники и оборонной индустрии ведущих европейских государств, США и Японии за 10 лет прошедших после окончания Первой мировой войны, картина советской `оборонки` выглядит удручающе. Например, по сравнению с Францией, мощность военных заводов СССР по производству боевых самолетов была в 7 раз ниже, танков - в 20 раз, артиллерии - в 3 раза, пулеметов - в 2 раза и т.д. Мир строил авианосцы, в то время как СССР был не в состоянии отремонтировать и ввести в строй все линкоры дореволюционной постройки. В условиях НЭПа произошло сокращение не только армии, но и сети военно-учебных заведений, готовящих военных профессионалов. Высшие военно-учебные заведения заменялись школами и курсами усовершенствования подготовки военных кадров первой, второй и третьей ступеней.
Военная реформа 1924-1925 гг. имела противоречивый характер. Милиционно-территориальная система комплектования армии мирного времени была, несомненно, самым `дешевым` способом ее экономического обеспечения. Идеи всенародной военной подготовки, когда крестьянин должен был пахать мирную ниву с винтовкой в руках, были созвучны идеям мировой революции и духу гражданской войны.
Однако командный состав времен гражданской войны в значительной степени готовился еще в дореволюционных военных училищах и академиях. Курс на замещение буржуазного офицерства выходцами из рабочих и крестьян, был, как нам представляется, правильным, поскольку офицер должен быть `одной крови` с солдатами. Неправильным было сокращение сети высших учебных заведений, т.к. наличие системы подготовки резерва командного и рядового состава жизненно необходимо для страны, в частности для освоения вновь поступавших в войска опытных образцов вооружения.
До начала 30-х гг. в СССР практически отсутствовала танковая, авиационная, военно-химическая и судостроительная промышленности. Не было необходимых кадров конструкторов, танкостроителей, авиастроителей и проектировщиков подводных лодок, торпедных катеров и средств радиообнаружения (радионавигации и радиолокации). Тормозила развитие промышленности и существовавшая система заказов от армии, т.к. военные были не в состоянии разрабатывать принципиально новые параметры вооружения и тактико-технические задания.
В 1931 г. ЦК ВКП (б) принял Постановление `О командном и политическом составе РККА`, в котором были сформулированы новые, современные требования к подготовке военных кадров. Особое внимание обращалось на усиление технической подготовки, увеличение числа инженерно-технических кадров старшего и высшего звена и введение, наряду с тактической и огневой подготовкой, технической подготовки для командиров младшего и среднего звена. Для каждого рода войск вводилась обязательная программа минимума технических знаний. На базе факультетов Военно-технической академии им. Дзержинского были созданы Военная академия механизации и моторизации (впоследствии - бронетанковых войск), Артиллерийская, Военно-химическая, Военно-электротехническая и Военно-инженерная академии. Открылась Военно-транспортная академия. Был расширен прием в Военную академию им. Фрунзе, Военно-морскую академию и Военно-воздушную академию им. Жуковского. Общее количество высших военных учебных заведений увеличилось в 1,5 р., количество слушателей выросло с 2 тыс. до 16,5 тыс. человек.
В целом в период 1933 по 1937 гг. количество кадровых дивизий Красной Армии выросло в 10 раз. Если в 1933 г. в составе вооруженных сил СССР насчитывалось лишь 885 тыс. человек, то к 1939 г., когда был окончательно завершен переход к кадровой системе комплектования командного состава и всеобщей воинской обязанности рядового состава, вооруженные силы составляли более 1,5 млн. человек. К началу 1940-х гг. численность вооруженных сил была доведена до 5 млн. человек.
В зарубежной и отечественной литературе, посвященной периоду начала Великой Отечественной войны, часто отмечается, что советские стрелковые дивизии были плохо вооружены, что воевать приходилось чуть ли не голыми руками. Такие случаи могли иметь место. Безусловно, военная промышленность СССР не могла в одночасье обеспечить армию оружием нового образца. Приходилось пользоваться ранее накопленными резервами и запасами. Кроме того, увеличение численности армии не означало каких-либо качественных изменений в уровне подготовки кадрового состава. Призванные в связи с началом войны люди, хоть и назывались солдатами, но по своей подготовленности к боевым действиям они ничем не отличались от народного ополчения. Большие людские потери сопровождались потерей личного и штатного батальонного, полкового и дивизионного вооружения. Огромное количество запасов вооружения было потеряно на прифронтовых складах и складах 2-го и 3-го эшелона обороны, оказавшихся в зоне боевых действий.
Потери вооружения должна была возместить оборонная промышленность. Но большая ее часть оказалась в зоне оккупации. На это, в частности, и рассчитывало немецкое командование, осуществляя план "блицкрига", обеспечивающий невозможность для советской военной экономики оправиться от внезапно нанесенного ей ущерба.
Восстановление военной экономики СССР после неудачного первого года войны произошло буквально за год-полтора. Основную роль в этом `чуде` сыграло то, что за годы предвоенных пятилеток в Советском Союзе был создан мощный промышленный потенциал. Только за три с половиной года третьей пятилетки было введено в действие 2900 новых заводов, фабрик, шахт, рудников и других промышленных предприятий. Многие из них имели крупное оборонное значение - в особенности те из них, которые были созданы на востоке страны.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия