Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Черкасенко А. И.
Председатель Совета директоров ЗАО `Атомпромресурсы`

Развитие внешнеэкономических отношений в ядерно-энергетической отрасли в условиях глобализации

В данной статье атомная энергетика рассматривается с точки зрения ее применения для выработки электроэнергии, без учета ее использования в других отраслях. Рынок атомной энергетики условно делится на три основных сегмента:
- рынок электроэнергии;
- рынок услуг ядерно-топливного цикла;
- рынок объектов атомной энергетики (строительство, модернизация АЭС, вывод из эксплуатации, поставка оборудования, предоставление технологий, инжиниринг).
Выработка электроэнергии - конечная цель работы всей атомной отрасли (включающей в себя и строительство реакторов, и поставки оборудования, и торговлю ядерным топливом). Процессы, происходящие на рынке электроэнергии, влияют на обслуживающие отрасли.
Рынок атомной электроэнергии не может быть выделен в отдельный сегмент, т.к. электроэнергия, поступающая из разных источников, в том числе и от АЭС, перераспределяется и направляется потребителям в общем потоке. Практически все крупные производители электроэнергии руководствуются принципом диверсификации и имеют в своем активе электростанции разных типов. Не случайно такие крупнейшие мировые энергокорпорации, как EdF, AmerGen Energy, British Energy, Eon, имеют в своем активе атомные электростанции (РАО `ЕЭС России` также практически монопольно покупает и перераспределяет электроэнергию, производимую на российских АЭС).
Привлекательность атомных электростанций для энергопроизводящих компаний определяется наличием целого ряда преимуществ, таких как низкая доля топливных издержек в структуре производства электроэнергии - 20% (в электростанциях на органическом топливе - 60%), возможность строительства электростанции вблизи центра потребления электроэнергии, т.е. совмещение места производства и потребления, возобновляемость топлива, т.е. повторное использование отработанного ядерного топлива в качестве вторичных ресурсов для регенерации топлива и для выработки электроэнергии, отсутствие вредных выбросов в атмосферу, следовательно, возможность их сокращения за счет замещения электростанций на органическом топливе.
Несмотря на то, что в цену отпускаемой электроэнергии закладываются расходы на строительство АЭС, ее модернизацию, вывод из эксплуатации, обращение с отработавшим ядерным топливом, затраты на обеспечение безопасности, общие затраты АЭС являются самыми низкими по сравнению с другими электростанциями. По данным последнего отчета Всемирной ядерной ассоциации (ВЯА) `Новая экономика АЭС` (`The New Economics of Nuclear Power`, WNA, 2005), стоимость производства электроэнергии на существующих АЭС при существующих коэффициентах нагрузки является самой низкой в большинстве стран без учета современных цен на энергоносители (см. табл. 1). С учетом таких факторов, как высокие цены на углеводороды и экономические показатели АЭС следующего поколения, конкурентоспособность отрасли значительно возрастает. Поэтому наличие в собственности энергопроизводящих компаний АЭС влияет на объемы вырабатываемой электроэнергии и на ее стоимость, что отражается на конкурентоспособности производителей электроэнергии на общем энергетическом рынке. Атомная энергетика напрямую влияет на процессы, происходящие на мировом электроэнергетическом рынке.
Таблица 1
Сводная таблица стоимости производства электроэнергии,
долл. США/МВт
Источник: "The New Economics of Nuclear Powe", WNA, 2005
По данным МАГАТЭ по состоянию на 2005 год в мире эксплуатируется 441 ядерных реакторов, в 10 странах строится еще 36 [1]. Отдельно в странах Западной Европы на атомных станциях вырабатывается 36% электроэнергии, в Северной Европе - 24%, в Восточной Европе - 11%, в США на долю атомной энергетики приходится 20% в производстве электроэнергии. Но существуют страны, где ядерные энергоисточники превратились в основу национальной энергетики, например, Франция - 78%, Бельгия - 57%, Литва - 80%, Болгария - 36%, Словакия - 65%, Швеция - 46%, Украина - 46%, Южная Корея - 39%, Швейцария - 40%, Германия - 30%, Япония - 39%. 15 стран обеспечивают более четверти своих энергетических потребностей за счет АЭС (см. табл. 2.).
Таблица 2
Доля атомной энергии в производстве электроэнергии отдельных стран
Источник: база данных ВЯА // МАГАТЭ
Nuclear Engineering International, handbook
По количеству эксплуатируемых реакторов лидируют следующие страны: США - 103, Франция - 59, Япония - 55, Россия - 31, Великобритания - 27, Канада - 18.
Мировой рынок атомной энергетики делят между собой в основном фирмы пяти государств (США, Великобритании, Франции, Японии и России).
Характерной чертой рынка ядерного топливного цикла являются: высокая степень его монополизации, возможность долгосрочного прогнозирования, т.к. изменения в объемах потребления ядерного топлива, даже связанные с отношением к ядерной энергетике со стороны общества и государства, происходят не сразу. Процесс вывода АЭС из эксплуатации и строительство новых растягивается на десятилетия. Таким образом, изменения спроса на данном рынке достаточно предсказуемы. Другими факторами сохранения стабильности этого рынка являются: долгосрочный характер заключаемых контрактов (иногда на несколько десятилетий) и намеренное поддержание предложения на определенном уровне.
Спрос на ядерное топливо удовлетворяется двумя способами: из первичных источников (60% потребления) и вторичных источников (переработка обедненного урана (хвостов), складские запасы, контракт `ВОУ - НОУ` - 40% потребления) (см. рис. 1). Наиболее разведанные запасы природного урана распределены по четырем основным регионам: Австралия (28%), США и Канада (17%), страны СНГ (21,5%), страны Африки (18%) [2].
Рисунок 1. Структура мирового спроса и предложения ядерного топлива
Источник: Demand for reactors: The Uranium Institute, 2000
Поставки урана на мировой рынок в основном осуществляют: Канада (32% от общемирового объема поставок), страны Африки: ЮАР (2%), Нигер (9%), Намибия (6%), Австралия (19%), США (3%), Россия (8%), Казахстан (8%), Узбекистан (5%) [3].
Существует три основных уранопотребляющих региона: Европа, Северная Америка и Юго-Восточная Азия. Из них лучше всех урановым сырьем обеспечена Северная Америка. В странах Европы запасы урана ограничены, а в странах Юго-Восточной Азии нет разведанных урановых месторождений. Поэтому такие ориентированные на атомную энергетику страны, как Франция, Бельгия, Япония, являются чистыми импортерами природного урана.
По оценке `TradeTech` (США), ведущей консалтинговой компании в области ядерного топливного цикла, 2005 год стал переломным для мирового уранового рынка. Он ознаменовался наиболее крупным ростом спотовых цен на уран с 1975 г. По состоянию на начало 2005 г. цена была равна 21,20 долл. за фунт U3O8 (0,45 кг), к 31 декабря она выросла до 36,50 долл. за фунт U3O8. По данным `Ux Consulting` (США), текущая цена на уран более чем в три раза превышает уровень 2003 г. (10 долл. за фунт U3O8).
Рост цен на уран вызван, прежде всего, изменившимся глобальным отношением к ядерной энергетике, признанием ее роли в достижении целей энергетической безопасности и сокращения выбросов парниковых газов (т. н. `ядерный ренессанс`). В связи с объявленными во многих странах масштабными программами ввода новых мощностей эксперты прогнозируют дальнейший рост цен на уран. Томас Нефф, эксперт по урановому рынку из Массачусетского технологического института (США), считает, что через пять лет цена на уран вырастет до 100 долл. за фунт.
В ближайшие годы на рынке сохранится тенденция к увеличению спроса на поставки урана из первичных источников в связи с сокращением складских запасов и окончанием срока действия Соглашения ВОУ-НОУ (2011 г.). Однако длительные сроки и большие капитальные затраты, необходимые на обустройство новых рудников, могут привести к дефициту урана. По оценке президента НАК `Казатомпром` М. Джакишева, стремительный рост цены за последние два года - это реакция рынка на ожидание дефицита [4]. Физический дефицит урана возникнет в 2010-2011 гг.
В настоящее время в мире добывается около 35 тыс. тонн урана, а годовая потребность для нужд ядерной энергетики составляет 67-68 тыс. тонн. Разница пополняется, в основном, за счет складских запасов. В перспективе до 2020 года большая часть существующих урановых рудников либо полностью выработает свой ресурс, либо, в случае таких месторождений, как `Макартур-Ривер` (Канада), приблизится к исчерпанию имеющихся запасов. Исходя из прогнозного сценария, подготовленного ВЯА, в 2020 году, возможно, потребуется обеспечить производство на уровне 164 млн фунтов U3O8.
В России объем производства урана составляет около 3200 тонн в год. Годовая потребность - около 10 тыс. тонн (с учетом собственного потребления и экспортных поставок). Примерно 800-900 тонн урана в год Россия экспортирует из Украины, остальной дефицит покрывается из складских запасов, созданных во времена СССР. Однако к 2020 г. без пополнения сверхнормативные складские запасы будут израсходованы. Поэтому Росатом рассчитывает к 2020 г. увеличить добычу урана до 5-6 тыс. тонн в год за счет новых месторождений и примерно столько же экспортировать из стран Казахстана, Узбекистана и Украины.
В России существует целый ряд перспективных с точки зрения наличия урана мест в Сибири и на Кольском полуострове, однако там необходимо проведение глубоких геологических изысканий.
Услуги по обогащению урана оказывают: американская корпорация US Enrichment Corporation (USEC) - 27% общего количества поставок на мировой рынок, российский `Техснабэкспорт` (Tenex) - 24% поставок, французская Eurodif - 25%, Urenco (Великобритания) - 19% (см. рис. 2).
Рисунок 2. Структура мирового рынка услуг по обогащению
Источник: Urenco Eurobond Prospectus, November 2005
Рынок готового ядерного топлива в сильной степени монополизирован и контролируется крупнейшими компаниями: США (USEC), Франции (Areva), Германии (Nukem), России (`Техснабэкспорт`, ТВЭЛ), Канады (Cameco), Японии (Mitsubishi Nuclear Fuel, Japan Nuclear Fuel), Великобритании (BNFL), Испании (ENUSA).
Услуги по переработке ОЯТ на мировом рынке оказывают всего три компании: французская Cogema (входящая в состав Areva), английская BNFL и российское ПО `Маяк`. Причем рынок, по существу, делят между собой первые две фирмы, распространяя свое влияние на всю Западную Европу и Японию. ПО `Маяк` перерабатывает ОЯТ российского происхождения и ввозимое из Украины и Болгарии по старым соглашениям, доставшимся от Советского Союза. Уровень цен по данным контрактам ниже цен мирового рынка (640 долл. за кг против мировых цен 700-1000 долл. за кг, однако в 2006 году цена переработки и хранения ОЯТ для Украины увеличилась до 720 долл. за кг).
Способность России оказывать услуги по переработке ОЯТ влияет при заключении контрактов на принятие иностранными заказчиками решений о покупке российского ядерного топлива или строительстве АЭС российскими специалистами. Возможность забрать для переработки ядерное топливо с построенной по российскому проекту АЭС является нашим конкурентным преимуществом.
Особенностями рынка строительства объектов атомной энергетики и поставок оборудования являются:
- долгосрочный характер. Строительство энергоблока занимает не менее 5 лет, что позволяет на долгое время загрузить мощности заводов по производству оборудования для АЭС. Цены на поставляемое оборудование не пересматриваются в течение 2-3 лет, что влияет на стабильность ситуации на рынке;
- сильная степень монополизации. Основные участники данного рынка - крупные корпорации: французские AREVA, Framatom и EdF; немецкая Siemens; американская General Electric; канадская AECL; японские Toshiba и Mitsubishi; Росатом. Почти половина АЭС в мире была создана при полном или частичном участии Westinghous. Группа Framatom (Areva/Siemens) контролирует около 1/3 мирового рынка строительства объектов ядерной энергетики. В процессе сооружения атомных электростанций, кроме поставок технологического оборудования, обычно предоставляются значительный объем сопутствующих услуг, проектно-изыскательские работы, инженерно-консультационные услуги и т. д.;
- интеграционные процессы и обострение конкуренции между основными игроками в связи с возрастанием интереса к атомной энергетике со стороны западных государств (`ядерный ренессанс`) и обширными планами по строительству новых мощностей в Азии. Так как строительство новых АЭС во многом обуславливает и выбор странами-заказчиками поставщиков ядерного топлива и услуг по обращению с ОЯТ и РАО, основные игроки на рынке стремятся к созданию интеграционных группировок, предоставляющих полный спектр услуг в данной сфере.
Современная картина сильно отличается от тенденций формирования структуры рынка строительства объектов ядерной энергетики последнего десятилетия. Крупные ядерные программы, которые проводились в Западной Европе и Северной Америке во второй половине прошлого века, фактически останавливались. В Западной Европе только Финляндия собирается построить один ядерный реактор, а США только недавно после 20-летнего перерыва начали выступать с предложениями по развитию нового поколения ядерных реакторов.
Причинами этого, несмотря на экологические преимущества использования АЭС для производства электроэнергии, были: замедление роста спроса на электричество, высокие издержки на разработку ядерных реакторов и их вывод из эксплуатации и, особенно, озабоченность общества вопросами безопасности АЭС. Под давлением общественного мнения в общественно-политических движениях сформировалось негативное отношение к атомным электростанциям, которое связано: во-первых, с возможностью радиационного заражения территории при возникновении аварийных ситуаций, подобных на Чернобыльской АЭС и на АЭС `Tree Mile Island` в США; во-вторых, технологии и ядерные материалы, применяемые для создания атомных реакторов и выработки электричества, могут быть использованы для создания атомного оружия странами, которые его не имеют; в-третьих, радиоактивные отходы пока только накапливаются в специальных хранилищах. И не все из них могут быть переработаны или вторично использованы для выработки энергии, следовательно, в законсервированном виде представляют постоянную угрозу, являясь источниками радиации; в-четвертых, атомная энергетика в будущем тоже может столкнуться с проблемой нехватки топлива. Природный уран, используемый для производства топлива для АЭС, также является ископаемым видом топлива и его месторождения истощимы; в-пятых, срок эксплуатации атомной электростанции изначально ограничивался тридцатью годами.
В результате на мировом рынке из-за сокращения программ развития ядерной энергетики (Германия, Швеция, Бельгия, Великобритания) произошел сдвиг стран Запада в сторону бурно развивающихся экономик стран Юго-Восточной Азии. Сокращение емкости внутреннего рынка стран Запада повлекло за собой увеличение экспансии национальных производителей на внешнем рынке. Крупные корпорации в это время (Westinghouse, Areva, Siemens и т. д.) усилили конкурентную борьбу за внешний рынок сбыта.
Однако современные обстоятельства для западных стран, такие как возрастающая зависимость от импорта энергоносителей из третьих стран (например, доля импорта природного газа для стран Европейского союза в настоящее время составляет 40%, к 2030 г. аналитики прогнозируют рост доли импорта до 75%) и явная экономическая эффективность АЭС нового поколения, заставляют их пересматривать национальные планы развития электроэнергетики в пользу АЭС. В данных обстоятельствах события начала 2006 г., когда Газпром приостановил подачу газа на Украину, ускорили действия стран ЕС в отношении пересмотра своей энергетической политики. Так, в Великобритании по инициативе премьер-министра Тони Блэра начались дискуссии о строительстве новых генерирующих мощностей взамен устаревающих (в стране не стоились новые реакторы с 1989 г.), в Германии, планирующей закрыть все АЭС к 2020 г., аналитики предсказывают пересмотр энергетической стратегии.
Экономики стран Юго-Восточной Азии в условиях недостаточного обеспечения энергоресурсами и зависимости от их импорта уделяют большое внимание программам развития своей атомной энергетики и являются основными потребителями продукции атомной отрасли. Причем этот рынок обещает устойчивый рост и дальнейшее расширение в рамках Азиатско-Тихоокеанского региона (Малайзия, Индонезия, Вьетнам, Филиппины в будущем также предполагают приступить к строительству атомных электростанций). Китай в будущем станет самым быстрорастущим в мире рынком ядерной энергетики, планируя построить не менее 20 мощных АЭС. Индия также намеревается увеличить долю АЭС в выработке электроэнергии.
При анализе данных по срокам эксплуатации АЭС в мире становится очевидной проблема старения и вывода из эксплуатации атомных станций для всех стран Запада, Центральной и Восточной Европы, бывшего Советского Союза. Решением этой проблемы становится продление срока службы АЭС. Это уже применялось в таких странах, как Германия, Южная Корея, Испания, Швеция, США. Таким образом, чрезвычайно важным становится рынок поставок оборудования для проведения модернизации уже действующих АЭС, что отражается на конъюнктуре мирового рынка, а именно, увеличивается его емкость в странах Западной Европы и Северной Америки. Причем в последнее время все больше проявляется тенденция, когда проекты осуществляются совместно несколькими фирмами из разных стран, что открывает большие возможности для каждой из них на традиционных и новых рынках.
Однако проникновение на новый рынок и сохранение своих позиций на старом рынке осложняется из-за высокого уровня конкуренции. Фирмы пяти государств: России, США и Японии, Франции и Великобритании обладают полным пакетом услуг и делят атомный рынок планеты. Причем участники рынка хорошо знают друг друга и представляют себе возможности каждого. В последнее десятилетие конкуренция между корпорациями усилилась, т. к. изменились сам рынок и правила игры на нем. Произошло это по следующим причинам:
- Сокращение до недавнего времени ядерно-энергетических программ практически во всех странах, ранее активно развивавших свою атомную энергетику (в странах Западной Европы и Северной Америки). Следовательно, крупные корпорации увеличили свою экспансию на внешний рынок.
- После распада СССР страны Запада получили возможность выходить на ранее закрытый для них рынок стран Центральной и Восточной Европы, что вылилось в конкурентную борьбу.
- Появление новых участников рынка ядерной энергетики после распада Советского Союза. Ставшие независимыми государства (Казахстан, Украина, Узбекистан) стали самостоятельно проводить свою агрессивную экспортную политику, что явилось дестабилизирующим фактором на рынке. Желание захватить определенный сегмент рынка ядерных материалов вылилось в резкое снижение цен на свою продукцию и рост объемов поставок. Для предотвращения обвала цен и затоваривания рынка были срочно введены ограничения на покупку урана из стран СНГ, под которые в том числе попала и Россия. Таким образом, ситуация на рынке ядерного топлива стабилизировалась, но уровень конкуренции остался высоким. Так, в июне 2005 года французская компания AREVA подписала с Украиной протокол о намерениях, который предусматривает возможность выпуска в стране ядерного топлива. Украина имеет залежи урановых руд, циркония, что дает возможность самостоятельно производить ядерное топливо [5].
- Началась борьба за рынок Юго-Восточной Азии, который с начала 90-х гг. стал активно развиваться. В настоящее время в этом регионе уже идет строительство новых энергоблоков, но распределение заказов продолжается, более того, прослеживается тенденция к расширению данного рынка. Соответственно конкурентная борьба ведется сейчас на рынке строительства АЭС, но с расчетом на будущие поставки ядерного топлива и оборудования.
На рынке ядерной энергетики конкурентная борьба ведется как на уровне непосредственно фирм-производителей, так и на государственном уровне. Причем государство использует как экономические (в виде применения экономических санкций и проведения антидемпинговых расследований), так и политические рычаги давления (например, в рамках ЕС и путем обещаний о принятии в ЕС других стран), призванные укрепить положение собственных производителей.
Конкурентная борьба также выражается в изменении самих участников рынка, путем их усиления. В отрасли идет процесс монополизации, призванный повысить экономическую эффективность производства, в первую очередь за счет эффекта масштаба. В данной ситуации прослеживается стремление к монополизации не только `вширь`, но и в `глубь`, т.к. корпорации стремятся охватить весь ядерный цикл и сосредоточить в своих руках все стадии производства, начиная от добычи ядерного топлива и заканчивая передачей технологий. В настоящее время основных игроков на рынке условно можно разделить на три блока: европейский - AREVA, EDF, Framatome, Siemens; постсоветский - предприятия бывшего Средмаша; американо-японский - Toshiba (в связи с крупной сделкой недавнего времени - покупки британской Westinghouse за 5 млрд. долл.), Mitsubishi, General Electric. Однако в настоящее время расстановка сил еще до конца не ясна и только начинает формироваться.
Таким образом, за счет своего объединения крупнейшие транснациональные корпорации фактически поделили старые рынки сбыта. За счет концентрации ресурсов и эффекта масштаба они имеют преимущество перед другими фирмами-производителями на новых рынках.
Россия является одним из крупнейших участников рынка атомной энергетики, а российская атомно-энергетическая отрасль в значительной степени ориентирована на экспорт.
Внешнеэкономическая деятельность Росатома имеет огромное значение и для экономики России в целом, обеспечивая приток валюты в бюджет страны, позволяя диверсифицировать структуру внешней торговли, снизить риски от изменения рыночной конъюнктуры, и непосредственно для самой атомной отрасли, т.к. большую часть денежных средств для осуществления своих инвестиционных программ и модернизации своих предприятий Росатом получает от внешней торговли. Атомная энергетика и промышленность, опираясь практически только на собственные силы, имеет устойчивый рост. В отрасли проводится модернизация энергоблоков и строительство новых реакторов, что позволит по прогнозным значениям довести долю ядерной энергетики в производстве электроэнергии России до 20-25% от общей выработки. Но проведение запланированных инвестиционных программ возможно только при активной внешнеторговой деятельности Росатома.
С точки зрения структуры внешней торговли России важно отметить, что экспорт атомной отрасли является высокотехнологичной промышленной продукцией, и его доля в общем объеме российского экспорта должна повышаться. Экономика России слишком сильно зависит от экспорта первичных энергоресурсов, цены на которые на мировом рынке подвержены резким колебаниям, что ощутимо сказывается на доходной части бюджета страны. Поэтому диверсификация российского экспорта с повышением доли промышленной продукции и высокотехнологичного оборудования является насущной необходимостью. Следовательно, российской атомной энергетике, имеющей возможность предложить на мировом рынке продукцию высоких технологий и успешно конкурировать на нем, должно уделяться особое внимание.
Россия выступает на мировом рынке ядерной энергетики в качестве одного из основных участников, начиная с 50-х годов ХХ века, и до недавнего времени занимала монопольное положение на рынке стран Центральной и Восточной Европы. Советская ядерная технология внедрялась также и в других государствах с лояльными к нам на тот момент режимами: Китай, Египет, Алжир, Вьетнам. С конца 60-х началось сотрудничество со странами Запада: Францией, Великобританией, Италией, Канадой, Нидерландами, Данией, Финляндией.
В начале 90-х годов ХХ века, в связи с изменениями в отношениях между Россией и Западом, политическими процессами, происходящими в странах советского блока, отечественная атомная промышленность потеряла монопольное положение на рынке стран Центральной и Восточной Европы и попала в условия торговых войн, ведущихся против нее, начиная от строительства АЭС и заканчивая поставкой ядерного топлива. Особое отношение к российским производителям проявилось в применении экономических санкций, давлении в средствах массовой информации, проведении антидемпинговых расследований, введении ограничений на поставки российской продукции, политическом давлении на потребителей на традиционных российских рынках сбыта (например, некоторые западные компании открыто позиционируют такие ситуации, как свое конкурентное преимущество в инвестиционных проектах, см. рис. 3). Резкую критику со стороны иностранных конкурентов и применение экономических санкций в отношении России вызвал контракт на строительство АЭС в Иране. В результате ограничивается доступ российского урана и продуктов его переработки на американский рынок. ЕС ввел ограничения на поставки российского ядерного топлива в Европу.
Рисунок 3. Пример конкурентного преимущества в инвестиционных проектах
Источник: Urenco Eurobond Prospectus, November 2005
Традиционный российский рынок сбыта в Восточной Европе стал сокращаться из-за расширения ЕС и его требований снизить зависимость от поставок российского ядерного топлива, отказаться от использования реакторов советской конструкции. Деятельность МАГАТЭ, которая должна быть направлена на повышение безопасности АЭС, также приводит к сокращению доли присутствия России на рынках ядерной энергетики, т.к. ограничивает объемы закупок российского ядерного топлива.
Страны СНГ тяготеют именно к российской атомной энергетике по причине единого некогда производственного комплекса советской атомной промышленности, связанные между собой предприятия которого оказались в разных государствах. Все АЭС в странах ближнего зарубежья имеют российское происхождение, в том числе 16 блоков в Украине (сейчас Россия строит в Украине еще 2 блока), 2 - в Литве, 1 - в Казахстане, 2 - в Армении. Для укрепления своих позиций на рынке стран СНГ атомная отрасль России должна активно использовать практику создания дочерних предприятий, участия в капитале национальных компаний и объединениях, создаваемых для разработки совместных проектов.
Самой прибыльной областью деятельности в настоящее время в российской атомной отрасли является экспорт ядерного топлива и услуг по его переработке. Сотрудничество в данной сфере осуществляется в основном со странами Западной Европы (Великобританией, Францией, Германией, Испанией), Северной Америки (США, Канадой), Японией и ежегодно приносит до 1,5 млрд долларов. Россия также поставляет топливо для АЭС, построенных по советским проектам в Восточной Европе, на Украину и в Армению. Около 30% всех валютных поступлений атомной отрасли составляет выручка от реализации контрактов `ВОУ-НОУ`, по которому извлеченный из российских боеголовок высокообогащенный уран (ВОУ) перерабатывается в низкообогащенный уран (НОУ), поставляемый в США для использования в качестве ядерного топлива для АЭС.
В настоящее время для российской атомной отрасли потенциальными заказчиками услуг по обращению с ОЯТ являются страны Азии и Ближнего Востока, в которых российскими специалистами уже строятся 3 АЭС, и возможно заключение новых контрактов на поставки оборудования. С 1995 года в Иране Россия строит атомную станцию в городе Бушер и рассматривается возможность сооружения российскими атомщиками других АЭС в Иране.
По данным Всемирной ядерной ассоциации (WNA), в Южной и Восточной Азии сейчас действует около 100 ядерных реакторов, 20 строятся и еще 40 планируется возвести. Китай и Индия, которые пока основные объемы энергии вырабатывают на угольных станциях, переключаются на АЭС, чтобы сократить выбросы углекислого газа. К тому же строительство АЭС увеличит престиж этих стран, поставив их в равное положение с Западом.
По мнению WNA, наибольший потенциал для развития ядерной энергетики представляет Китай. В стране уже действуют девять реакторов общей мощностью 6500 МВт, но они дают менее 2% вырабатываемого в стране электричества. Сейчас при помощи России в стране строятся два реактора мощностью по 1000 МВт на Тяньваньской АЭС и завод по обогащению урана. Китай собирается провести тендеры среди иностранных компаний на строительство еще четырех реакторов мощностью около 1000 МВт и стоимостью примерно 1,5 млрд долл. каждый.
Ожидается, что заявки на эти тендеры подадут французская Areva и канадская Atomic Energy, американская General Electric, а также японские Toshiba, Hitachi и Mitsubishi. Южная Корея, создавшая свою ядерную энергетику при помощи технологий Westinghouse, также надеется выйти на рынок Китая.
Строительство новых реакторов - часть долгосрочного плана Китая довести мощность ядерной энергетики почти до 40 000 МВт к 2020 г. Для осуществления этой программы стоимостью в 30 млрд долл. потребуется строить по два реактора в год. По масштабам она соответствует ядерной программе Франции, проведенной в 1980-е гг. Китай кроме крупных АЭС планирует строительство и атомных электростанций малой мощности. В частности, `Росэнергоатом` в 2003 г. подписал контракт с китайской государственной внешнеторговой корпорацией `Машимпекс` на строительство первой плавучей АЭС. Китай инвестирует в проект 80 млн долл. и уже провел тендер на строительство плавучей станции, в котором победила одна из китайских гражданских верфей. А энергоустановка будет строиться на российском ФГУП `ПО `Севмаш` (Северодвинск) [6].
Вторым по величине заказчиком строительства АЭС может стать Индия, где уже построено 14 небольших реакторов общей мощностью 2500 МВт и сейчас возводится еще девять общей мощностью 4000 МВт. В дальнейшем Индия собирается построить еще 24 реактора общей мощностью более 13 000 МВт [7]. В Индии Россия уже строит АЭС в Куданкулам. Китай и Индия являются для России своеобразным плацдармом, стартовой площадкой для распространения своего влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Однако в этом регионе конкуренция возрастает, что должно стать безусловным сигналом для Росатома при формировании дальнейшей стратегии в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Так, 9 марта Президент США Джордж Буш внес в Конгресс США ряд поправок к законодательству, которые должны обеспечить экспорт ядерных технологий и материалов в Индию (ранее это было невозможно из-за действия Закона об атомной энергии, который запрещает экспорт ядерных технологий в страны, не являющиеся членами ДНЯО).
Помимо Китая и Индии строить новые АЭС намерены и Япония с Южной Кореей. Росатом рассчитывает до 2030 г. построить от 40 до 60 атомных энергоблоков за границей [8]. Для этого необходимо восстановить весь технологический цикл, потому что атомная отрасль Советского Союза была разбросана по всем республикам.
В целях укрепления позиций России на рынке ядерной энергетики данного региона возможность предоставления заказчику целевого кредита на строительство или модернизацию АЭС будет являться конкурентным преимуществом России. Такие кредиты должны быть связаны с закупками необходимого оборудования, а в дальнейшем и топлива, именно у российских производителей. Таким образом, российские предприятия ядерно-энергетической отрасли будут обеспечены долгосрочными заказами.
Центральная и Восточная Европа ориентированы на российскую атомную энергетику, т.к. первые АЭС строились по советским проектам с участием наших специалистов. Несмотря на сокращение контактов в начале 90-х годов ХХ века, наше сотрудничество с этими странами в настоящее время активизируется. Это связано с модернизацией АЭС, построенных по советским проектам в Болгарии, Словакии, Чехии, Венгрии. Следовательно, у России появляются возможности укрепить свои позиции на данном рынке.
Таким образом, конкурентоспособность российской ядерной энергетики определяется наличием полного пакета предоставляемых услуг, начиная от строительства атомных электростанций и заканчивая обращением с отработавшим ядерным топливом. Динамика развития сотрудничества со странами ближнего и дальнего зарубежья на сегодняшний день предполагает дальнейшее увеличение доли российской атомной энергетики на мировых рынках.


1. "World Nuclear Power Reactors 2004-06 and Uranium Requirements", WNA, June 2006.
2. "Supply of uranium" World Nuclear Association, June 2005.
3. "Uranium production figures 2000-2004" World Nuclear Association, June 2005.
4. Интервью М. Джакишева агентству Nuclear.Ru, 18.12.2005.
5. Ведомости, А2, 2005, 17 июня.
6. Ведомости, 2004, 14 мая.
7. FT, 02.06.2004.
8. Кириенко хочет построить 40 атомных энергоблоков // Ведомости, 2006, 23 января.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия