Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
К ОЦЕНКЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ В СТРАНАХ СНГ
Демчук О. Н.
и.о.профессора кафедры менеджмента Магнитогорского государственного университета,
кандидат экономических наук


Проблемы формирования среднего класса в российском обществе

В западной социологии средним классом обычно называют ту часть общества, которая по своему статусу располагается между высшей элитой и основной массой рабочего класса (однако в нее не включают крупных собственников и малоквалифицированных служащих). Это гетерогенное образование в промышленно развитых странах включает в себя научных и инженерно-технических работников, административный персонал, не занимающий высоких постов, работающую по найму интеллигенцию, городских и сельских собственников (мелких и средних), в том числе большую часть крестьянства и фермерства, рабочих высокой квалификации, работников сферы обслуживания и др.
Российские социологи применили три критерия, используемые западными учеными и специалистами − самоидентификацию, уровень дохода и образование. В итоге, как свидетельствует фонд `Либеральная миссия`, это дало возможность сформировать социальную группу, которую они и отнесли к среднему классу. По расчетам социологов-`миссионеров`, общая численность рассматриваемой социальной группы в 2002 г. составляла 14% населения России, в то время как четырьмя годами ранее - 9,4% [1]. Естественно, что такая динамика оценивается ими сугубо положительно.
Между тем в действительности средний класс нашего родного Отечества представляет собой крайне неоднородную социальную группу. Ситуация является именно такой в силу действия целого ряда причин, к важнейшим из которых относятся следующие:
1) несовершенство применяемых для выделения среднего класса критериев;
2) высокие значения внутригрупповой дифференциации уровня доходов;
3) принципиально различающееся отношение отдельных слоев среднего класса к укреплению институциональных основ нашей экономики и государственности в целом (третья причина представляется особенно важной для России).
Рассмотрим указанные причины.
Несовершенство используемых критериев (самоидентификации, уровня дохода и образования). Самоидентификация собственного социального статуса в условиях хронического пребывания огромных масс населения в бедности, граничащей с нищетой, породила феномен крупномасштабного завышения при социологических опросах числа людей, относящих себя к `среднему классу`. Аберрация зрения российских граждан, которые относят себя вопреки очевидным фактам к среднему классу (это явление может быть названо `кокетством псевдосостоятельностью`), легко объясняется, например, тем грустным обстоятельством, что большинству взрослых мужчин мучительно стыдно признаться в своей несостоятельности как глав семей.
Не лучше обстоит дело с критерием образовательного уровня. В неинновационной российской экономике такого рода связь практически отсутствует. Так, в нашей стране среднемесячная начисленная номинальная заработная плата работников сферы образования, культуры и искусства в 1,9 раза ниже, чем в промышленности, в то время как эти отрасли с творческим характером труда отличаются высоким образовательным уровнем. В сфере образования, например, доля лиц с высшим профессиональным образованием достигает 48,2%, что в 2,7 раза выше, чем в промышленности) [2]. В `инновационном` машиностроении среднемесячная начисленная номинальная заработная плата работников намного ниже, чем в `неинновационных` нефтедобывающей и газовой промышленности (соответственно в 3,7 и 4,8 раза) [3].
Обобщающая оценка ситуации может быть произведена путем расчета коэффициента корреляции рангов Спирмена между долей лиц с высшим образованием в отрасли и оплатой труда работников. Его величина в 2003 г. составила лишь 0,225, что указывает на отсутствие какой-либо связи между изучаемыми признаками (табличное значение t-критерия Стьюдента (для вероятности 0,05) равняется 2,201, в то время как расчетная величина того же t-критерия Стьюдента составляет всего 0,766, что в 2,9 раза ниже табличного значения) [4].
Однако особенно показательно несовершенство критерия уровня доходов внутри `среднего класса`, идентифицируемого нашими отечественными либералами по западным методикам. В нем объединены и те, кого относят к `обеспеченным`, и те, о которых говорят, что они уже `зажиточные`. Это разделение в современных условиях очень существенно и определяет попадание в нижний или верхний слой среднего класса: по мнению рассматриваемой группы исследователей, 2/3 среднего класса составляет его нижний, а 1/3 − верхний слой.
Специально выполненные автором расчеты дифференциации оплаты труда работников (по результатам выборочного обследования, проведенного Федеральной службой государственной статистики на основании данных о начисленной заработной плате за апрель 2004 г.) позволили установить более реалистичные, на наш взгляд, диапазоны различий между нижними и верхними слоями бедного класса, среднего класса и vip-класса (табл. 1).
Таблица 1
Распределение численности работников РФ по размерам
начисленной заработной платы за апрель 2004 г
http://www.gks.ru/wages/wag_04.htm
Примечания: 1) 2600 руб. − прожиточный минимум для лиц трудоспособного возраста; 2) 6350 руб. − средний размер начисленной заработной платы; 3) диапазон значений заработной платы для нижнего и верхнего слоя среднего класса − экспертная оценка автора.

Доля представителей верхнего слоя среднего класса в 2004 г. (4%) ниже, чем его доля в 2002 г. (4,7%), рассчитанная по другим критериям. Естественно, что обнаруженные расхождения обусловлены различием количественных критериев отнесения работающих к верхнему слою среднего класса, которые представляются достаточно субъективными. Так, при установлении границ диапазона за основу были взяты суммы заработной платы, эквивалентные 500 евро (нижняя граница) и 1000 евро (верхняя граница).
Высокие значения внутригрупповой дифференциации уровня доходов. Они исчислены нами по данным уже упомянутого выше выборочного обследования распределения численности работников по размерам начисленной заработной платы за апрель 2004 г., исходные сведения по которому собраны Федеральной службой государственной статистики (табл. 2).
Таблица 2
Исходные и расчетные данные для исчисления коэффициента вариации заработной платы работников, относимых к среднему классу, за апрель 2004 г.
Таким образом, внутригрупповая дифференциация уровня основного вида трудовых доходов внутри российского среднего класса весьма заметно превышает критическую величину, что свидетельствует о явной неоднородности его состава.
Принципиально различающееся отношение его отдельных слоев к укреплению институциональных основ рыночного хозяйства и государственности. Главная причина этих различий − наличие у среднего класса широких возможностей для получения теневых и криминальных доходов (как следствие незрелости нашей государственности и институциональной основы переходной экономики).
Так, ведущими специалистами в сфере экономической безопасности нашей страны установлено, что криминализированные отношения в нашем обществе получили наибольшее распространение в сферах собственности, финансов, кредитов, банковской деятельности, торговли, внешнеэкономических связей и денежного обращения [6]. Очевидно, что представители среднего класса, занятые в тех отраслях, где трудится каждый пятый работающий россиянин, в сложившихся условиях заинтересованы скорее в сохранении существующего `порядка`, который приносит им большую часть собственных доходов, чем в решении задач по укреплению государственности, созданию и развитию цивилизованных правил осуществления хозяйственной и другой социально значимой деятельности,
Предпринимательский класс также неоднороден по составу, но в определенной своей части представляется перспективной основой для `цементирования` социума и государства. Дело в том, что в рыночной экономике встречаются и действуют различные люди со своими целями, задачами, с определенными типичными поступками и характерными чертами поведения. Среди них наиболее активной фигурой является предприниматель.
В состав предпринимательского ресурса входят такие элементы, как предприниматели, инфраструктура, рыночные институты, этика и культура. К классу предпринимателей относят владельцев компаний и топ-менеджеров, а также тех организаторов бизнеса, которые сочетают в одном лице владельцев и управляющих. В словаре русского языка С.И. Ожегова термин `предприниматель` имеет два значения: капиталист, владеющий предприятием, и предприимчивый человек, делец [7]. Таким образом, предприниматель - это лицо, занимающееся организацией экономических процессов на микроуровне.
Границы слоя предпринимателей расплывчаты. Так, многие владельцы компаний не принимают реального участия в управлении ими. Большинство менеджеров низшего звена являются в основном простыми исполнителями, а не организаторами экономических процессов, поэтому они также не могут быть отнесены к предпринимателям. К ним нельзя отнести и чиновников государственных учреждений, хотя их деятельность оказывает серьезное воздействие на предпринимательство.
Другая составная часть предпринимательского ресурса любой страны - это рыночная инфраструктура, т.е. такие институты и нормы рыночной экономики, как разнообразные биржи и банки, страховые и аудиторские компании, консультационные и юридические фирмы, суды, государственные экономические органы, хозяйственное законодательство.
Наконец, очень важной составной частью национального предпринимательского потенциала являются этика и культура, восприятие предпринимательского духа самим обществом. Если предпринимательская этика (а не только национальное законодательство) не допускает обмана партнера, а культура предпринимательства имеет длительную историю и значительная часть общества стремится к нему, то подобная атмосфера способствует изобилию и успеху предпринимательского ресурса в государстве. В целом можно сделать вывод, что в той или иной стране предпринимательский ресурс значителен, если в ней много опытных и образованных предпринимателей, развита рыночная инфраструктура, предпринимательская этика и культура имеют глубокие корни, а в самом обществе преобладает дух благожелательности к предпринимательству, понимания значимости его роли и места в укреплении государственности и институциональных основ экономики.
Подобными характеристиками уже обладают, в первую очередь, развитые страны, большинство из которых взращивали предпринимательский ресурс столетиями (Западная Европа) или являются наследниками старой предпринимательской культуры (Северная Америка и другие переселенческие страны), а также некоторые из новых индустриальных стран с глубокими торговыми традициями (государства Восточной и Юго-Восточной Азии). Мировой опыт убедительно доказывает, что предпринимательские способности наиболее эффективно реализуются в перечисленных выше странах, где сильная степень либерализации хозяйственной деятельности сочетается с высокой эффективностью государственных институтов, а также с активной государственной поддержкой малого и среднего предпринимательства, политикой поощрения конкуренции. Таким образом, мировой опыт промышленно развитых и новых индустриальных стран свидетельствует о необходимости присутствия свободного предпринимательства, функционирующего по достаточно строгим институциональным правилам, для успешного развития национальной экономики, процветания общества и государства. Однако процветание и развитие могут быть обеспечены только на легитимной основе, т.е. с опорой предпринимательской деятельности на конституционные нормы, федеральное законодательство, а также на разумные местные традиции и обычаи [8].
В принципе малый бизнес способствует созданию миллионов новых рабочих мест, формированию `инновационного` среднего класса, повышению адаптивности всей экономики к требованиям рынка. Его быстрое развитие призвано внести вклад в удвоение ВВП нашей страны, повышение благосостояния населения, укрепление экономической безопасности. Вместе с тем нельзя утверждать, что это в достаточной степени осознается самими властными структурами. В противном случае вряд ли бы совсем недавно наше правительство приняло неоднозначно воспринимаемое решение о полном прекращении финансовой поддержки малых форм предпринимательской деятельности.
Охарактеризуем некоторые наших национальные особенности, наличие которых препятствует интенсивному развитию современного предпринимательства − цивилизованного и высокоэффективного.
Во-первых, Россия не относится к числу стран, которые взращивали предпринимательский ресурс столетиями, не является наследницей старой предпринимательской культуры (как, например, целый ряд переселенческих стран) и не обладает действительно глубокими торговыми традициями (как государства Восточной и Юго-Восточной Азии, для которых характерно выгоднейшее географическое положение − на оживленных морских `перекрестках` мира).
Во-вторых, наша страна не является страной, где подлинному расцвету предпринимательства - важнейшему фактору развития производства - уже поспособствовали сильная степень либерализации хозяйственной деятельности в сочетании с высокой эффективностью государственных институтов, проведение в жизнь активной государственной поддержки малого бизнеса, а также политика поощрения свободной конкуренции.
В-третьих, для большинства отраслей российской экономики (за исключением ряда высокотехнологичных производств военной техники, вооружений и боеприпасов) характерно хроническое технологическое отставание от других стран. Эта ситуация пока не позволяет рассматривать интеллектуализацию производства как интенсивно действующий фактор, использование которого уже сегодня дает возможность ускорить развитие современного малого инновационного бизнеса. Последнее не означает, что высокоценный, но недостаточно востребованный интеллектуальный потенциал вообще бесперспективен для интенсификации процесса формирования среднего класса на инновационной основе. Известно, что среди движущих сил экономического роста в промышленно развитых и новых индустриальных странах все более значимыми становятся нематериальные услуги, создаваемые не только `традиционными` организациями сферы интеллектуальной деятельности (прежде всего, университетами, научными учреждениями), но и малыми инновационными предприятиями, функционирующими в сфере производства нематериальных благ и услуг по распространению новых знаний.
Вообще, роль и значение сферы интеллектуальной деятельности (СИД) по мере продвижения общества по инновационному пути развития стремительно возрастает [9]. Несомненно, что для большинства стран именно СИД все в большей степени становится определяющей в национальной экономике. Институциональной основой СИД являются разнообразные организации (институты), специализирующиеся на создании нематериальных благ. К организациям сферы интеллектуальной деятельности в области научной и образовательной деятельности относятся: высшие учебные заведения, научно-исследовательские организации, конструкторские бюро, проектные и проектно-изыскательские организации, опытно-экспериментальные производства.
Со временем особое место в сфере интеллектуальной деятельности России, по нашему мнению, призваны занять малые инновационные предприятия.
В числе преимуществ малых предприятий, занимающихся инновационной деятельностью, можно выделить:
 мобильность и гибкость, способность быстро приспосабливаться к новым требованиям, выдвигаемым НТП;
 способность удовлетворять специфические требования к тому или иному виду инновационных изделий, работ и услуг (диверсификация спроса);
 меньшие и быстро окупающиеся затраты при строительстве новых и модернизации уже имеющихся малых инновационных предприятий;
 многоплановый характер мотивации, в том числе возможность повышения статуса малого предприятия, усиление его роли как лидера;
 возможность узкой специализации научных поисков или разработки небольшого круга технических и организационно-управленческих идей;
 малый (по численности) управленческий персонал.
Все перечисленное позволяет снизить издержки при выводе на рынок новых изделий, работ, услуг и расширить их рыночные позиции. Следует подчеркнуть, что небольшие масштабы накопления и выпускаемых новшеств превращают процесс организационно-технического совершенствования производства в единственный способ выживания и процветания инновационного малого бизнеса. Следует также отметить, что характерными чертами малых фирм является узкая специализация, наличие значительной доли высококвалифицированных специалистов в структуре занятых и высокий удельный вес затрат на НИОКР.
Рассмотрим данные последнего опроса ВЦИОМ об оценке россиянами современной отечественной элиты и ее социальной базы (табл. 3) [10].
Таблица 3
Признаки и факторы отнесения россиян к элитным слоям общества (по данным Всероссийского опроса ВЦИОМ 6-7 августа 2005 г.)
Этот всероссийский опрос проведен 6-7 августа 2005 г. Всего было опрошено 1591 человек в 153 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России. При этом исчисленная специалистами ВЦИОМ статистическая погрешность не превысила 3,4%.
Главными критериями современной российской `элиты` являются власть и богатство. Именно ими, по мнению соответственно 26 и 25% респондентов, надо обладать, чтобы попасть в группу `избранных`. Профессиональный `компонент` значим заметно меньше: только 17% опрошенных полагают, что высокий профессионализм может служить признаком принадлежности к элите. Нравственность же и духовность свойственны современной российской элите по мнению лишь немногих россиян (13%). При этом каждый десятый респондент убежден, что в современной России сегодня вообще не существует никакой элиты. Высокообеспеченные респонденты реже других акцентируют внимание на таких критериях элиты, как власть и богатство, и, напротив, чаще выделяют ее духовно-нравственную составляющую, что порождает определенный оптимизм.
Для того чтобы попасть в элитные слои российского общества, надо обладать, прежде всего, деньгами и связями во властных структурах - так считают 75 и 56% респондентов соответственно. Однако немало и тех, кто отмечает деловые качества и контакты (соответственно 20 и 18%). Роль PR-деятельности и лоббирования со стороны влиятельных групп, по оценкам респондентов, не так велика (9-13%). Интересно, что обеспеченные россияне, наиболее близкие, по их меркам, к элите, чаще других считают важным условием прохождения в элиту деловые качества человека, поддержку со стороны криминальных структур и влиятельных групп на Западе, раскрутку в СМИ. Напротив, денежной стороне вопроса и политическому лобби они уделяют меньше значения, чем люди с более скромными доходами. При этом 33% респондентов полагают, что именно талант и личные качества существенно важнее для вхождения в состав элиты, нежели связи и происхождение.
Главной социальной базой современной российской элиты, по мнению 24-37% россиян, является советская, партийная и комсомольская номенклатура, чиновничество периода президентства Б. Ельцина, а также криминал. К числу главных `кадровых кузниц` элиты было отнесено и ближайшее окружение президента В. Путина (24%). Каждый пятый опрошенный (20%) в число групп, на базе которых сформирована элита, включил так называемых хозяйственников − руководителей бывших госпредприятий. Почти столько же респондентов в составе элит видят выходцев из силовых структур и детей высокопоставленных и богатых родителей (18 и 17%). Научная и творческая интеллигенция, по оценкам россиян, стоит последней в списке социальных групп, из которых происходит российская элита.
Таким образом, в трансформационной России объективно наличествуют целесообразность, возможность и необходимость ускорения процесса формирования многочисленного среднего класса как устойчивой основы незыблемости ее государственного и общественного устройства. Однако процессы формирования дееспособного среднего класса, столь нужного для обеспечения всестороннего прогресса нашего общества, тормозят следующие факторы: несовершенство критериев идентификации среднего класса, некритично заимствованных из других обществ; недоучет нашими учеными последствий чрезмерной внутригрупповой дифференциации выделенного в соответствии с этими критериями `среднего класса` по уровню душевых доходов; игнорирование коренных отличий в отношении различных слоев среднего класса к укреплению институциональных основ российской экономики и государственности в целом, что представляется наиболее важным.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия