Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Попов А. А.
докторант кафедры экономической теории и мировой экономики Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов,
кандидат экономических наук


Государственное регулирование нефтегазовой отрасли в Норвегии

Норвегия, как и Россия, сталкивается с проблемой резких различий между топливно-энергетическим сектором, почти целиком зависящим от сбыта на внешнем рынке, и другими секторами ее экономики, связь которых с мировым рынком значительно менее интенсивна, - различий по стимулам, импульсам и динамике развития. При этом экспортный сектор довольно слабо взаимодействует с внутренними.
Главное место в норвежской экономике занимает ТЭК, в котором в предшествующие годы создавалось от 18 до 46% ВВП [1]. За 30 лет эксплуатации месторождений нефти и газа получен доход в размере более 4000 млрд норвежских крон (454,5 млрд долл.), из которых 1184 млрд крон было перечислено в Нефтяной фонд Норвегии (181,5 млрд долл. - по курсу 8,8 кроны за 1 доллар).
Сегодня нефтегазовая промышленность дает 20% ВВП Норвегии. В Северном и Норвежском морях эксплуатируют почти 60 месторождений нефти и природного газа, а на очереди - еще 136 небольших и средних месторождений, часть из которых находится уже в стадии подготовки к освоению. Доказанные же запасы нефти Норвегии оцениваются в 10,4 млрд баррелей, газа - 1,35 трлн куб. м; ежегодно добывается 3 млрд куб. м газа. Доля доходов от экспорта нефти и газа в общих экспортных доходах страны составляет от 45 до 63% [2].
Еще в начале ХХ в. Норвегия представляла собой "рыболовецкую провинцию". В ее экспорте основными статьями были морепродукты, древесное сырье, а также продукция цветной металлургии. Развивалось и судостроение, которым норвежцы занимались на протяжении веков и в котором производство достигло высокого технологического уровня. И никто не предполагал, что на ее континентальном шельфе в Северном море огромные запасы нефти и газа.
Открытие в декабре 1969 г. первого крупного нефтяного месторождения "Экофиск" полностью изменило ситуацию. Норвегия постепенно стала превращаться в одну из богатейших стран мира. Ее ВВП в расчете на душу населения достиг $40 тыс. долл.
Норвежская система управления ТЭК основана на государственной собственности и активном государственном регулировании его развития. Именно государственные компании начали в конце 60-х гг. ХХ в. поиск нефтегазовых месторождений, а в начале 70-х гг. их разработку. На протяжении всех последующих лет государство сохраняет контроль над топливными ресурсами страны, используя государственные компании по добыче и разведке нефти и газа, налоги и сборы, лицензионную систему, практику выделения государственной доли в каждом месторождении, а также законодательство, которое определяет направления и формы регулирования ТЭК. Осуществляется политика, в соответствии с которой нефтяные ресурсы "принадлежат норвежскому народу и должны быть использованы во благо нынешнего и будущего поколений".
По норвежскому законодательству:
" все шельфовые ресурсы - государственная собственность (Закон от 22 марта 1985 г. N 11 "О нефтяной деятельности", ст.3 "Права государства на подводные залежи углеводородов и соответствующее управление");
" поиск и добыча нефти и газа находятся под государственным контролем, обеспечиваемым, в том числе, путем предоставления лицензий на конкурсной основе (конкурс проводится один раз в два года) и участием государства во всех лицензионных разработках; кроме того, государство контролирует распределение долей участников в каждой лицензии (Закон от 22 марта 1985 г. N 11 "О нефтяной деятельности", ст.5 "Предоставления лицензий на разведку нефти и пр.", ст.8 "Предоставления лицензий на добычу и пр.", ст.8а "Участие государства");
" доходы от нефти направляются в государственный бюджет (Закон от 13 июня 1975 г. N 35, регулирующий налогообложение подводных нефтяных месторождений, а также "Закон о налогообложении нефти");
" действуют крайне жесткие экологические нормативы (Закон от 21 декабря 1990 г. N 72 "О налоге на загрязнение CO2 в связи с нефтяной деятельностью на континентальном шельфе").
При этом правительство Норвегии не осуществляет оперативного управления нефтегазовой отраслью, а только регулирует основные аспекты ее развития и несет ответственность за организацию административного и финансового контроля за геологоразведочными работами и разработкой запасов нефти и газа. За подготовку же важнейших рекомендаций по ресурсной и энергетической политике государства, нормативной документации, экспертизы, за утверждение программ бурения и разработки месторождений, их геологическую оценку отвечает нефтяной директорат, обладающий и функциями производственного и финансового контроля.
Государственный надзор за нефтересурсами обеспечивает также государственная производственная компания "Статойл" (образованная в 1972 г.), представляющая интересы государства в сфере деятельности на континентальном шельфе и до последнего времени бывшая главным инструментом в развитии государственного предпринимательства. Согласно условиям выдачи лицензий она получала часть добытой нефти, имела право участвовать в принятии решений по освоению месторождений и иные льготы. Государство владеет 70,9% ее акций, а также 43,8% акций второй по значению компании "Норшк Гидро".
На долю "Статойл" приходится 60% нефти и газа, добываемых в Норвегии, число занятых достигает 23,9 тыс. человек, оборот превысил 300 млрд крон. Компания развернула свою деятельность в 29 странах мира, располагает самой крупной в мире системой подводных трубопроводов, является одним из крупнейших морских перевозчиков углеводородного топлива, осуществляет глубоководное бурение (на глубине до 2750 м), обладает сетью автозаправочных станций в скандинавских странах, Ирландии, России, странах Балтии, Польше, заводами по сжижению газа и нефтеперерабатывающими заводами, нефтяными терминалами, дочерними компаниями и т. д. Ее акции котируются на биржах Осло и Нью-Йорка. Длительное время она находилась целиком в государственной собственности.
Но в 2001 г. была осуществлена ее частичная приватизация. Предполагается и дальнейшее ее "разгосударствление". Однако в частные руки перейдет не более одной трети акций компании, две трети должно остаться у государства. Одновременно государство будет иметь в каждом месторождении, предоставляемом во временное пользование той или иной компании, долю не менее 50%. Согласно принятому в 1985 г. и пересмотренному в 1997 г. закону "никто иной, кроме государства, не может осуществлять нефтяную политику без лицензий". Государство имеет право назначать оператора работ по каждому из месторождений, формировать консорциумы и распределять доли участников в них, что гарантирует ограничение доли участия у каждой из компаний, особенно иностранных.
Частичная приватизация двух крупных норвежских нефте- и газодобывающих компаний была вызвана вхождением Норвегии в единое экономическое пространство ЕС, в рамках которого она должна гармонизировать свое законодательство и политику с учетом законодательства ЕС и директив Комиссии ЕС, в том числе в отношении либерализации энергетического рынка. Уже в 1984 г. в Норвегии был принят закон о доле государственной компании "Статойл" и государства в нефте- и газодобывающей деятельности. Если ранее и государственными долями - "стэдифин" [3] в каждом месторождении управляла "Статойл", то после частичной ее приватизации эта функция была передана новой, полностью государственной компании "Петоро" [4]. Данная компания не только управляет государственными долями в каждом месторождении нефти и газа, но и предоставляет лицензии и право на использование норвежских трубопроводов и распоряжается государственными долями в совместных предприятиях. Однако вся торгово-предпринимательская деятельность осуществляется практически через "Статойл", "Петоро" же только наблюдает за тем, чтобы не было нанесено ущерба интересам государства. В то же время управление трубопроводами было передано вновь созданной компании "Гасско", которая также находится в государственной собственности. (Компания учреждена 14 мая 2001 г. и с 1 января 2002 г. взяла под свое управление все норвежские трубопроводы протяженностью 6,6 тыс. км, которые связывают Норвегию с Францией, Великобританией, Германией и Бельгией. Компания обеспечивает доступ к транспортной системе для всех компаний, добывающих газ, на равной основе.)
В 2002 г., после проведения в 2001 г. реформы государственной системы участия, 15% "стэдифина" было продано компании "Статойл", 6,5% - другим компаниям.
Поскольку углеводородные ресурсы принадлежат народу, в Норвегии существует очень жесткая система налогообложения. Нефтяные и газовые компании платят помимо общих налогов на прибыль (в размере 28%) также дополнительный налог на нефтедобычу (50%). Кроме того, с нефтедобывающих предприятий взимаются: пошлина на производство, региональная пошлина, пошлина на углекислый газ (согласно закону "О налоге на загрязнение CO2 в связи с нефтяной деятельностью на континентальном шельфе" обязанность платить налог на CO2 возложена на обладателей лицензии). В общей сложности компании платят налоги в объеме до 80% от суммы получаемых доходов. Норвегия, наверное, была первой страной в мире, которая начала взимать налог и с международных нефтеперерабатывающих компаний по максимальной ставке. Вместе с тем, налоговая система не только жесткая, но и в какой-то мере гибкая, так как предусматривает для компаний, вкладывающих средства из полученного дохода в освоение континентального шельфа, право на налоговую скидку, что является достаточно эффективным средством стимулирования инвестиций.
Прямое государственное участие в освоении нефтегазовых ресурсов обеспечивает норвежскому государству и контроль за основной (около 80%) долей нефтяных доходов, и экономическую ренту от месторождений. Соответственно государственные доходы, полученные за счет налогов и сборов, взимаемых с нефте- и газодобывающих компаний (два вида налогов и три вида сборов), растут. В 1994 г. они составили 28,3 млрд, в 2000 г. - 65,5 млрд, в 2003 г. - 102,9 млрд норвежских крон. При этом Норвегия сумела сделать континентальный шельф привлекательным для крупнейших компаний мира, привлечь иностранные технологии и иностранный капитал и одновременно совместить это с надзором за деятельностью иностранных и норвежских компаний, обеспечив защиту национальных интересов.
Ведущие транснациональные нефтегазовые компании ("Шелл", "Шеврон Тексако", ЭНИ, "КонокоФиллипс", "ЭкссонМобил", "Мара-тон Петролеум", "Тоталь", "Рургаз", "Газ де Франс" и др.) заинтересованы в участии в разработках норвежских углеводородных ресурсов и по причине политической и экономической стабильности в стране и постоянства и предсказуемости в сфере государственного регулирования экономической деятельности. Поэтому их не отпугивают ни довольно высокие издержки добычи (12-14 долл. за баррель, по сравнению с 3-4 долл., например, в Иране), ни необходимость строго следовать требованиям норвежского правительства. К тому же своеобразной страховкой инвестиционных проектов является практика, при которой с середины 80-х гг. норвежское правительство несет на себе основную финансовую нагрузку при проведении работ на континентальном шельфе. Капиталовложения государства в разработку шельфовых месторождений достигали 10 млрд долл. Влияет на заинтересованность крупных компаний в освоении нефтяных и газовых месторождений Норвегии также близость потребительских рынков Европы и США.
Норвежское государство через Совет по ценам на нефть ежемесячно устанавливает так называемую нормальную цену на сырую нефть, которая определяется после всесторонней оценки состояния рынка, различных трансакций, представительности рынка и основывается на сделках между независимыми участниками торгов (исключая возможность сговора о ценах). Такие нормативные цены используются не для регулирования рынка, а только в расчетных целях при начислении налогов на нефтедобывающие компании, чтобы исключить попытки уклонения от налогов путем искусственного занижения прибыли.
Лицензии регулируют взаимоотношения между собственником топливных ресурсов - норвежским государством и пользователями ресурсов, в качестве которых могут выступать частные или государственные компании как Норвегии, так и других стран. Первоначально доля государства по каждой выдаваемой лицензии (в период с 1973 по 1991 г.) была установлена в размере 50%. Затем эта система стала более гибкой: на выгодных месторождениях она может быть больше 50%, на менее выгодных - ниже. Тарифы на транспортировку нефти или газа по трубопроводам регулируются норвежским министерством нефти и энергетики (установлены в 2003 г.). На это министерство возложено непосредственное управление нефтяным сектором. В его подчинении находится и норвежский нефтяной директорат, являющийся и консультативным органом правительства по вопросам шельфовой экономики, и с 2004 г. органом, отвечающим за безопасность в нефтяной промышленности (включая безопасность людей и окружающей среды).
Большое внимание уделяется в Норвегии и совершенствованию технологий добычи нефти и газа, в том числе и потому, что топливо добывается в море, а рыболовство является третьей опорой ее экономики и важно обеспечить сохранение морской среды. Вместе с тем благодаря совершенствованию технологии добычи удалось увеличить отдачу нефтяных пластов с 17 до 46% [5]. Предполагается повысить ее до 50%. Постоянно растет глубина бурения. Применяются как стационарные, так и плавучие платформы. Так, новые технологии были разработаны компанией "Статойл" для подводной добычи газа на шельфе Баренцева моря. Добываемый газ будет направляться по газопроводу на завод по сжижению газа, а затем в сжиженном виде поставляться заграничным потребителям (прежде всего, в таких поставках заинтересованы США).
В результате рационального государственного управления ТЭК и постоянного совершенствования развития применяемых технологий выработка на одного занятого в нефтегазовом секторе Норвегии достигла в 2003 г. 3,88 млн крон в год (441 тыс. долл.). В 2001 г. на нефте- и газодобывающую отрасль приходилось 23% ВВП, 32% - государственных доходов, 22% - совокупных инвестиций, 45% - экспорта, но только 3% занятых [6].
Нефтяной фонд Норвегии, аккумулирующий доходы, полученные государством как от продажи нефти и газа, находящихся в государственной собственности, так и за счет налогов, помогает сохранять ту достаточно эффективную систему социального обеспечения и общественного благосостояния, к которой привыкли норвежцы. Им решается и задача недопущения "перегрева" национальной экономики, возможного при росте доходов от нефти.
Жесткого правила, по которому определяется размер отчислений в фонд, правда, нет. Этот размер парламентом страны утверждается в рамках общего бюджетного процесса с учетом ситуации, которая реально складывается в экономике. Фонд образован в 1990 г., и за период с 1996 г. (когда были сделаны первые отчисления) по 2005 г. в нем накоплено 1184 млрд норвежских крон (181,5 млрд долл.), что сопоставимо с ВВП страны (184,5 млрд в 2004 г. [7]). Это составляет 39 870 долл. в расчете на каждого жителя Норвегии.
Средства Нефтяного фонда вкладываются и в государственные ценные бумаги развитых стран (США, Германия, Швеция и др.), а также в акции наиболее перспективных промышленных и финансовых компаний. Для сокращения возможных потерь от изменения курсов валют или конъюнктуры на определенных рынках иностранные инвестиции фонда распределены так: 40-60% вложений направляются в Европу, 20-40% - в США, 10-30% - в Азию и Океанию. (Например, по итогам 2000 г., дивиденды по этим ценным бумагам и проценты по вкладам превысили $3 млрд.)
Фонд служит также финансовым "буфером" в случае снижения цен на топливо или экономической активности в экономике. Его средства могут быть использованы для решения экономических проблем, связанных со старением населения, ростом безработицы, обесцениванием национальной валюты. (Однако такие меры могут предприниматься лишь после принятия парламентом соответствующего решения.)
Долгосрочной целью государственной политики в Норвегии является превращение страны в государство-рантье, чтобы обеспечить будущим поколениям норвежцев возможность воспользоваться преимуществами, связанными с нынешними нефтяными богатствами страны. Поэтому данный Фонд называют также "фондом поколений".
В ноябре 2004 г. был принят "Этический кодекс" для политики инвестирования Нефтяного фонда, которым предусматривается: ориентация на позиции ООН и ОЭСР в отношении принципов корпоративного управления и направлений долгосрочного финансирования многонациональных предприятий; мониторинг осуществленных инвестиций (в том числе, для выявления компаний, которые осуществляют деятельность, связанную с производством вооружений, в целях, противоречащих основным гуманитарным принципам), исключение из возможного инвестирования таких компаний, которые систематически нарушают права человека, причиняют вред окружающей среде и т.д. Так, в частности, Фондом было принято решение продать акции трех американских компаний (Textron Systems Corporation, Alliant Techsystems, General Dynamics Advanced Systems), которые занимались и производством противопехотных мин, поскольку Норвегия является участником Конвенции против их использования. Предусмотрено, что доля Фонда в капитале иностранной компании, акции которой приобретаются, не должна превышать 1%, а количество приобретаемых акций должно быть пропорционально доле компании на фондовом рынке соответствующей страны. В целом акции и другие ценные бумаги покупаются в 27 странах. Прежде всего, это акции более чем 2 тыс. компаний. Предпочтение отдается компаниям в сфере телекоммуникаций, добычи углеводородного топлива, нефтехимии, а также производства оборудования для этих отраслей.
Наряду с достижениями Норвегия, разумеется, имеет и проблемы. Наиболее крупная - в том, что высокие экспортные доходы от реализации топлива, обеспечивая стабильность национальной валюты, вместе с тем ведут к перераспределению финансовых средств между отраслями народного хозяйства в пользу не обрабатывающей промышленности и ее наукоемких отраслей, а отраслей добывающей промышленности. В конечном итоге это консервирует узкую экспортную специализацию, невыгодную в долгосрочной перспективе и препятствующую комплексному развитию экономики. Возможное удорожание национальной валюты ведет к относительному снижению уровня конкурентоспособности продукции обрабатывающей промышленности страны и опять-таки содействует консервации топливно-сырьевой специализации экономики. Другой проблемой Норвегии является старение населения.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия