Logo PROBLEMS
OF MODERN
ECONOMICS
Start Page
News
Information About the Journal
About the Editor-in-chief
Advertising
Contacts
EURASIAN INTERNATIONAL SCIENTIFIC-ANALYTICAL EDITION Russian
Thematic profile of the Journal
The latest
Issue
Announcement
Issues List
Find
Editorial Council
Editorial Board
Magazine Representatives
Article Submission Guidelines
PROBLEMS OF MODERN ECONOMICS, N 1 (65), 2018
EURASIAN ECONOMIC PERSPECTIVE: PROBLEMS AND DECISIONS
Voronova N. S.
Chair of Credit Theory and Financial Management, St. Petersburg State University, PhD (Economics), Professor;
L’vova N. A.
Assistant Professor, Chair of Credit Theory and Financial Management, St. Petersburg State University, PhD (Economics), Professor
Pokrovskaya N. V.
Assistant Professor, Chair of Credit Theory and Financial Management, St. Petersburg State University, PhD (Economics)

Determinants of financial development in the context of Eurasian integration
(Russia, St. Petersburg)
The article discusses financial determinants of the Eurasian integration through the prism of the existing notions on the functioning of transitive financial systems. The authors introduce the concept of the modality of financial development, emphasize the exceptional importance of the financial component in the context of the Eurasian integration, and discuss the potential in the development of financial integration principles for sustainable financial development
Key words: financial development, financial systems, financial markets, investments, taxation climate, EED
Pages: 6 - 11



Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-010-00085

Литература
1. Воронова Н.С. Устойчивое развитие на Евразийском пространстве: финансовые институты и инструменты // Технологическая перспектива в рамках Евразийского пространства: новые рынки и точки экономического роста. Материалы 1-й международной научной конференции. — СПб.: НПК «РОСТ», 2015. — С. 16–18.
2. Газизуллин Н.Ф., Газизуллин Ф.Г., Ведин Н.В. Формирование проблемного поля евразийской политэкономии // Государство и рынок: механизмы и институты евразийской интеграции в условиях усиления глобальной гиперконкуренции: колл. монография. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2017. — С. 34–46.
3. Гуриев С.М. Три источника — три составные части экономического империализма // Общественные науки и современность. — 2008. — №3. — С. 134–141.
4. Жукова Т.В. Структура собственности на финансовом рынке в странах с неоконтинентальной моделью // Финансы и кредит. — 2015. — № 35. — С. 2–11.
5. Зубов В., Иноземцев В. Суррогатная инвестиционная система // Вопросы экономики. — 2015. — №3. — С. 76–86.
6. Культура имеет значение. Каким образом ценности способствуют общественному прогрессу / Пер. с англ.; под ред. Л. Харрисона и С. Хантингтона. — M.: Московская школа политических исследований, 2002. — 320 с.
7. Лукашенко И.В. Обоснование природы углеродных инструментов на основе данных рыночной практики // Ученые записки Орловского государственного университета. — 2015. — №2. — С. 49–52.
8. Львова Н.А., Покровская Н.В., Воронова Н.С. Концепция финансовых парадоксов: предпосылки становления и траектории развития // ЭКО. — 2017. — №6. — С. 164–177.
9. Мамонов М., Пестова А., Панкова В., Ахметов Р., Солнцев О. Финансовый сектор, экономический рост и макроэкономическая стабильность // Банк России: серия докладов об экономических исследованиях. — 2017. — №21. — 33 с.
10. Мониторинг «Экономика и финансы ЕАЭС» . — 2016. — Вып. 4. Февраль-март.
11. Покровская Н.В. Модели налогообложения доходов по банковским вкладам и их связь с объемами сбережения населения // Экономика и экологический менеджмент. 2016. — № 3. — С. 57–64.
12. Реформирование институтов финансово-кредитных систем стран с формирующимися рынками: монография / О.А. Золотарева [и др.]; Под ред. О.А. Золотаревой. — Пинск: ПолесГУ, 2017. — 234 с.
13. Рубцов Б.Б. Глобальные финансовые рынки: масштабы, структура, регулирование // Век глобализации. — 2011. — №2. — С. 73–98.
14. Рубцов Б.Б. Эволюция институтов финансового рынка и развитие экономики [in Russian] / Финансовые институты и экономическое развитие / Отв. ред. Д.В. Смыслов. — М.: ИМЭМО, 2006. URL: www.mirkin.ru/_docs/Rub_evolfin.pdf (дата обращения: 12.01.2018).
15. Столбов М., Голощапова И., Солнцев О., Цепилова Е., Ахметов Р., Панкова В. Сопоставление модели российского финансового сектора с моделями финансовых секторов других стран. Банк России: серия докладов об экономических исследованиях. — 2017. — №23. — 69 с.
16. Столбов М.И. Финансовый рынок и экономический рост: контуры проблемы. — М.: Научная книга, 2008. — 201 с.
17. Сулейменов Т.М. Интеграционное сотрудничество стран Таможенного союза и Единого экономического пространства в экономической и финансовой сферах. Использование опыта союзного государства // Проблемы современной экономики. — 2013. — №4. — С. 17 — 22.
18. Тавадян А.А. Резервы денежно-кредитной политики стран Евразийского экономического союза //Проблемы современной экономики. — 2017. — №3. — С. 6.
19. Финансовые рынки Евразии: устройство, динамика, будущее / Под ред. Я.М. Миркина. — М.: Магистр, 2017. — 384 с.
20. Финансовые стратегии модернизации экономики: мировая практика / Под ред. Я.М. Миркина. — М.: Магистр, 2014. — 496 с.
21. Darushin I.A., Lvova N.A., Ivanov V.V., Voronova N.S. The Russian stock market: is it still efficient? // Proceedings of the 27th International Business Information Management Association Conference — Innovation Management and Education Excellence Vision 2020: From Regional Development Sustainability to Global Economic Growth. — IBIMA, 2016. — P. 818–828.
22. Čihák M., Demirgüç-Kunt A., Feyen E., Levine R. Benchmarking financial systems around the world. Policy Research Working Paper 6175. — Washington, DC: The World Bank Financial and Private Sector Development Vice Presidency & Development Economics Vice Presidency, 2012. — 58 p.
23. Gambacorta L., Yang J., Tsatsaronis K. Financial structure and growth // BIS Quarterly Review. — 2014. — P. 21–35.
24. Global financial development report 2013: rethinking the role of the state in finance. — Washington, DC: The World Bank, 2013. — xx + 194 p.
25. Lvova N.A. The concept of financial systems’ comparative evaluation // Actual problems of economics. — 2016. — Vol. 179. — № 5. — P. 308–316.
26. Mishkin F.S., Eakins S.G. Financial markets and institutions. 8th ed. — Upper Saddle River, New Jersey: Pearson, 2015. — xl + 615 p.
27. Paying taxes 2018. — Worldbank Group, PWC. 2017. — 108 p.
28. Rajan R.G., Zingales L. The great reversals: the politics of financial development in the twentieth century // Journal of Financial Economics. — 2003. — №69. — P. 5–50.
29. Rethinking financial deepening: stability and growth on emerging markets / Sahay R. et al . — IMF Staff Discussion Note, 2015. — 41 p.
30. Svirydzenka K. Introducing a new broad-based index of financial development. — IMF Working Paper № WP/16/5. — 2016. — 42 p.
31. System of National Accounts 2008 (SNA 2008) (2009). New York: United Nations, European Commission, International Monetary Fund, Organisation for Economic Cooperation and Development, and World Bank. URL: https://unstats.un.org/unsd/nationalaccount/docs/SNA2008.pdf (дата обращения: 12.01.2018).
32. Williamson R. The role of culture in finance / Behavioral finance: investors, corporations and markets. Ed. H.K. Baker, J.R. Nofsinger. — Wiley, 2010. — P. 631–645.

Сноски 
1 Данный термин мы вводим по аналогии с термином «экономический империализм» [3].
2 Так, роли государства в финансовой системе с позиций теории первичности финансового развития посвящен тематический отчет Всемирного банка: [24].
3 В перечень данных стран в настоящее время входят Республика Армения, Республика Беларусь, Казахстан, Киргизская Республика, Российская Федерация.
4 Отметим, что термин «неоконтинентальная модель финансового рынка» введен Я.М. Миркиным [4, p. 2], под руководством которого в последующем была проведена масштабная серия научных исследований, посвященных проблематике финансового развития (в том числе: [20; 19]).
5 Важной взаимосвязанной категорией в данном случае выступают финансовые услуги, понимаемые как результат функционирования финансового сектора («сектора финансовых корпораций»), включая услуги финансового посредничества, управления рисками, трансформации ликвидности и вспомогательной финансовой деятельности [31, paragraphs 4.19; 4.98].
6 Этот перечень можно дополнить как минимум инструментальным подходом, согласно которому системообразующим понятием выступает финансовый инструмент, а термин «финансовая система» нередко подменяется термином «финансовый рынок». В качестве примера применения термина «финансовый рынок» в подобной расширительной трактовке см. работу: [16].
7 Следует, однако, отметить, что в литературе присутствуют и альтернативные классификации моделей финансового развития (см., например, [15]). Краткий обзор критики традиционной типологии финансовых систем см.: [15, с. 5].
8 К примеру, англо-саксонские финансовые системы демонстрируют относительно более высокую капитализацию фондового рынка. Однако специфика моделей финансового развития этим не исчерпывается, присутствуя в функциональных, институциональных и инструментальных характеристиках финансовых систем. Так, определенная специфика наблюдается в сфере корпоративных финансов. Для англо-саксонской модели сравнительно более значимым (тем не менее, не приоритетным) методом финансирования компаний выступает прямое рыночное финансирование, что отражается и на поведении участников рынка, в том числе на значимости публичной информации о компаниях.
9 Пример неоднозначной оценки финансовых систем на основе комплексных методик Всемирного экономического форума (ВЭФ) приводится в работе: [25, p. 312–314].
10 Так, согласно исследованию [15], степень вмешательства государства в финансовый сектор характеризуется для стран с транзитивной экономикой как сильная (в том числе для России и Казахстана) или значительная [15, с. 30, 16].
11 Ключевые признаки неоконтинентальных финансовых систем, характерные для стран-участниц ЕАЭС, обобщены в работе: [19, с. 53].
12 Важно добавить, что непоступательный и, с этих позиций, неоднородный по значимости характер финансового развития подтверждается эмпирически. Одни из наиболее убедительных доказательств этого положения представлены в работе: [28].
13 В частности, специалисты МВФ определили эффективный диапазон индекса финансового развития (ИФР) в интервале от 0,4 до 0,7 [29, p. 16]. Примечательно, что, согласно последним опубликованным на сайте проекта данным (2014 г.), значение ИФР для России составляло 0,58, для Казахстана – 0,31, для Армении – 0,24, для Беларуси – 0,15, и для Киргизии – 0,14. См.: Financial Development Index Database. URL: http://data.imf.org/?sk=F8032E80-B36C-43B1-AC26-493C5B1CD33B&sId=1485894037365 (дата обращения: 12.01.2018). Для сравнения: в 2013 г. для тех же стран – 0,592; 0,311; 0,22; 0,151 и 0,124 соответственно [30, p. 31 – 34]. Таким образом, в эффективном диапазоне финансового развития находилась исключительно Российская Федерация, и все страны ЕАЭС без исключения находились за пределами финансового пресыщения. В отношении оценки потенциала финансового развития Российской Федерации см. также: [9].
14 Договор о ЕАЭС; Соглашения «О создании условий на финансовых рынках для обеспечения свободного движения капитала», «О торговле услугами и инвестициях в государствах-членах ЕЭП» и «О согласованных принципах валютной политики».
15 См. подробнее: ст. 70 Договора о ЕАЭС.
16 Важно отметить, что, по сути дела, речь идет о финансовом секторе в целом или о финансовой системе в ее институциональном понимании. См.: п. 3 Протокола по финансовым услугам (Приложение №17 к Договору о ЕАЭС).
17 Как указано в п. 2 Протокола по финансовым услугам, положения данного документа «не применяются к поставляемым услугам и деятельности, осуществляемой во исполнение функций государственной власти на некоммерческой основе и не на условиях конкуренции, а также в отношении предоставления субсидий».
18 По данным Всемирного банка: Global Financial Development Database. The World Bank, 2017. URL: http://pubdocs.worldbank.org/en/22711466094123120/GlobalFinancialDevelopmentDatabaseJune2017.xlsx (дата обращения: 12.01.2018).
19 Government Finance Statistics Database. URL: http://www.imf.org/en/Data (Дата обращения: 15.01.2018).
20 При этом следует отметить схожий для большинства стран-участниц подход к фактическому освобождению от обложения доходов по банковским вкладам [11].

Article in russian

Back to the issue content

Copyright © Problems of Modern Economics 2002 - 2022